Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Шевченко Аркадий Николаевич (1930 — 1998)

См. в Википедии Аркадий Николаевич Шевченко

Источник - Википедия 

Аркадий Николаевич Шевченко (11 октября 1930 — 28 февраля 1998) — советский дипломат, Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР, в 1973—1978 годах заместитель Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН.. В 1978 году перешёл на Запад. Первый перебежчик — советский дипломат, чиновник самого высокого ранга из числа перешедших на Запад в годы Холодной войны. В СССР заочно был приговорен к высшей мере наказания за измену Родине

Родился в городе Горловка (Донецкая область), через пять лет семья переехала в Евпаторию.
В 1949 году поступил в Московский государственный институт международных отношений, который окончил в 1954 году с красным дипломом, затем там же учился в аспирантуре и успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата юридических наук.
В институте познакомился с сыном видного советского дипломата А.А. Громыко (1957—1985 гг) Анатолием, стал часто бывать в их семье. С 1969 года Леонгина Шевченко дружила с Лидией Громыко ( в девичестве Гриневич).

С 1956 года работал в Отделе Международных Организаций МИД СССР. К 1970 году вырос до должности личного советника министра иностранных дел А. А. Громыко.
В 1973 был назначен на должность заместителя Генерального секретаря ООН по политическим вопросам и делам Совета Безопасности ООН в ранге Чрезвычайного и полномочного посла СССР. Находясь на этой должности, начал передавать ЦРУ секретные сведения об СССР. В 1975 году Шевченко обратился к главе миссии США в ООН послу Д. П. Мойнихену, своему хорошему знакомому, с просьбой о предоставлении политического убежища. Он имел хорошие связи в Вашингтоне. Однако после этого Шевченко встретился не с представителями Госдепартамента США, а с сотрудником ЦРУ, который фактически вынудил посла, что было запрещено законодательством США, поработать на американское правительство, не покидая пост в ООН. Это продолжалось около трёх лет, пока Шевченко не вызвали в Москву. Хотя резидент КГБ в Нью-Йорке (Юрий Дроздов) подозревал Шевченко в шпионаже и посылал на этот счёт в Москву шифротелеграммы, если бы Шевченко вернулся по вызову в Москву, резиденту пришлось бы оправдываться, что он оклеветал посла. Это Ю. И. Дроздов признал сам в интервью российскому государственному телеканалу каналу в 2003 году, когда снимался документальный фильм о Шевченко «Роковое решение». До побега Шевченко у КГБ не было никаких прямых доказательств о его шпионаже. Это признал начальник следственной группы следственного отдела КГБ майор О. А. Добровольский еще в мае 1978 года, когда допрашивал его сына Г. А. Шевченко в Лефортове.
Через месяц после побега Шевченко его жена Леонгина Иосифовна Шевченко покончила жизнь самоубийством. Она похоронена по распоряжению министра иностранных дел СССР А. А. Громыко на Новокунцевском кладбище (филиал Новодевичьего). Через два дня после побега Шевченко, 8 апреля 1978 года, его сына Г. А. Шевченко, члена делегации СССР в Комитете по разоружению, срочно оформили в качестве дипкурьера, и он прилетел в Москву в сопровождении майора ГРУ Резуна (Суворова), сотрудника представительства СССР в Женеве, который через полтора месяца сбежал в Великобританию и оказался английским шпионом.
Сыну Шевченко пришлось уволиться из МИДа в 1979 году по требованию КГБ. Ему изменили отчество и фамилию - Геннадий Алексеевич Смирнов. (Настоящие фамилию и отчество вернул себе только в 90-е годы XX в.). Громыко смог только временно оставить его на работе до апреля 1979 года для сдачи кандидатского минимума в МГИМО. Затем КГБ устроил сына Шевченко в Институт государства и права АН СССР.
В 1996 году объявил себя банкротом.
28 февраля 1998 года на 68-м году жизни умер от цирроза печени.

Как отмечается, многие бывшие соратники Шевченко уверены, что его решение остаться в США «созрело у него только в Нью-Йорке, после того как он увидел, что можно жить по-человечески не только за высокими заборами спецдач». В своей книге "Разрыв с Москвой" Шевченко пишет, что он попал в капкан после встречи с сотрудником ЦРУ, однако успокаивал себя тем, что "думал, что работа на американцев в течение определенного времени будет наиболее эффективным способом получить их помощь в устройстве новой жизни… Ведь после допросов они могут выбросить меня, как выжатый лимон. А я надеялся на большее».
В интервью газете "Советская культура" (8.12.1990 г.) Шевченко сказал, что "если бы не крайние обстоятельства, если бы у меня был другой путь поменять свою судьбу, я бы никогда не сотрудничал с ЦРУ".
Ю. И. Дроздов, с 1975 по 1979 руководивший резидентурой внешней разведки КГБ в США утверждал позднее, что поведение Шевченко вызывало его подозрения. В своих воспоминаниях Дроздов пишет
Мы проинформировали руководство разведки о возникшем у нас подозрении и попросили через МИД СССР отозвать его в Москву, с тем чтобы избежать нежелательных последствий.
Однако Шевченко отозван не был, что, по мнению Дроздова, объясняется семейными связями дипломата с министром иностранных дел СССР А. А. Громыко и его высокими связями в КГБ (интервью Дроздова телеканалу "Россия" (2003 г.). Вскоре после побега Шевченко, Ю. И. Дроздов был отозван из США.

Литература
Arkady Shevchenko. Breaking With Moscow, 1985. ISBN 0-345-30088-2
Arkady Shevchenko. Breaking With Moscow, 1985 — excerpts published online
Oleg Kalugin, The First Directorate. St. Martins' Press, 1994.
Memoirs of Arkady Shevchenko’s son (рус.)
Шевченко Г. А. Побег из коридоров МИДа. Судьба перебежчика века. М.: ЗАО Центрполиграф, 2004.- 367 с. ISBN 5-9524-1290-4


Из книги про Андропова

С именем Андрея Громыко и руководимого им ведомства связана еще одна шпионская история. В ней фигурирует агент ЦРУ - Чрезвычайный и Полномочный посол СССР Аркадий Шевченко . Когда он попал под подозрение Лубянки и был вызван на беседу в Москву, то в апреле 1978 года ушел на Запад. Чтобы оценить ущерб от его тайной деятельности (сотрудничал с американской разведкой с 1975 по 1978 год), достаточно сказать, что он занимал с 1973 по 1978 год в ООН пост заместителя генерального секретаря по политическим вопросам , а также был доверенным лицом самого министра МИД СССР.

После побега этого высокопоставленного дипломата, по словам его сына- Геннадия Шевченко , "обо всем, что происходило в нашей семье, докладывали лично председателю КГБ Андропову". С чем связан повышенный интерес руководителя Лубянки к этому делу - непонятно, но, возможно, он тайно покровительствовал семье перебежчика или приказал своим подчиненным не "ломать" сыну перебежчика научную и служебную карьеру. Снова процитируем

Геннадия Шевченко: "...у меня не было проблем с восстановлением прописки в квартире отца, защитой диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук, получением доступа к материалам "для служебного пользования", необходимым для научной работы..."

Допустим, что с пропиской все можно было решить на уровне устного приказа. А вот с оформлением допуска, если речь шла о материалах, содержащих гостайну, нужна была санкция кого-то из руководства. Ну не могли оформить допуск человеку, чей ближайший родственник- агент иностранной спецслужбы. Действительно, в Институт государства и права его устроили под вымышленными именем и фамилией. Этим занимался уже цитировавшийся выше заместитель начальника службы безопасности МИДа полковник КГБ Игорь Перетрухин , выполняя указания начальника Второго главного управления (контрразведка) КГБ генерал-полковника Григория Григоренко . Геннадий Шевченко предполагает, что такая забота о нем со стороны КГБ: "...объяснялась высокими связями отца, да еще тем, что, оставшись в США, он шантажировал руководство СССР, мол, выдаст все, если тронут его детей. Ему не разрешили помогать детям материально, однако гарантировали, что они не пострадают в результате его поступка".

Какие секреты мог рассказать всему миру Аркадий Шевченко? Отметим сразу, что большинство тайн Старой и Смоленской площадей (место расположения зданий аппарата ЦК КПСС и МИДа) он сообщил американцам еще до своего побега. Об этом он признался в своей книге "Разрыв с Москвой". Вот что он, в частности, написал по этому поводу "Я держал Джонсона (офицер ЦРУ, который "вел" изменника.- Прим. ред.) в курсе всего известного мне о происходившем в Кремле, особенно по разногласиям Брежнева с Косыгиным по будущему курсу советско- американских отношений, об инструкциях, получаемых Добрыниным в Вашингтоне, деталях советской политики. Я информировал его о советской позиции на переговорах по разоружению, включая возможные уступки, сообщал о планах СССР по продолжению в Анголе борьбы с движением, не признающим Москву. Я передавал экономическую информацию по нефтерождениям в Волго-Уральском регионе и Оби, что добыча будет сокращаться и что в ближайшие годы СССР будет расширять добычу на более мелких месторождениях, менее доступных. Вполне естественно, я рассказывал ему обо всем, что происходило в миссии...

Я не испытывал никакого угрызения совести, указав на сотрудников КГБ в Нью-Йорке. Мне доставляло удовольствие раскрыть все, что я знаю о них. Тем самым я продемонстрировал мои убеждения, помогая проникнуть в систему советского шпионажа". А вот что по этому поводу рассказал Игорь Перетрухин :

"В Нью-Йорке, где произошла вся эта история, нами было проведено 11 специальных мероприятий, которые должны были свести к минимуму ущерб, нанесенный побегом Аркадия Шевченко, в том числе и своей собственной семье. А размеры этого ущерба действительно трудно преувеличить. Шевченко имел доступ к совершенно секретным сведениям, касавшимся тончайших деталей переговоров с США по самым разным вопросам. Когда Громыко приезжал в Нью-Йорк на сессию Генассамблеи ООН, он рассказывал другу Аркадию о расстановке сил в Политбюро, о состоянии здоровья его членов, о новых назначениях и многом-многом другом, что даже перечислить невозможно. Шевченко имел информацию о сотрудниках КГБ и ГРУ, работавших под дипломатической "крышей", поэтому после его побега многие наши мероприятия были направлены на обеспечение их безопасности. Мы также приняли меры к тому, чтобы срочно доставить в Москву его жену из Нью- Йорка и сына Геннадия из Швейцарии..." К этому следует добавить слова журналистки Светланы Червонной (автор сценария документального фильма "Роковое решение" , который демонстрировался на канале "РТР" в феврале 2004 года). В процессе съемки картины она смогла познакомиться не только с уголовным делом Аркадия Шевченко, но и встречалась с ветеранами советских и американским спецслужб. Она говорит, что перебежчик: "...посвятил ЦРУ во внутреннюю кремлевскую кухню... Шевченко прекрасно разбирался в образе мыслей кремлевских старожилов, что для американцев, людей рациональных, было совершенно непонятным. Тогда шли переговоры по ОСВ-2 , и Шевченко помогал им осмысливать ситуацию на несколько ходов вперед. Он имел доступ ко всем секретным материалам представительства СССР в ООН до самого последнего дня, пока не скрылся". По словам журналистки, американцы оценивают дипломата как очень ценного перебежчика: "...занимал высокую должность и располагал обширными знаниями дипломата, но плохого шпиона. Ветераны ЦРУ вспоминают, что "сразу же после вербовки у него началась мания преследования, и с ним было очень тяжело работать. Он и сбежал из страха, что его раскроют".

В какой-то мере с ними согласна и противоположная сторона- ценные агенты и высокопоставленные офицеры Лубянки. В частности, высокопоставленный сотрудник ЦРУ Олдрич Эймс (завербован в 1985 году советской разведкой и разоблачен в 1994 году) признал, что Аркадий Шевченко имел доступ к секретнейшей советской информации. С ним согласен начальник службы безопасности МИД СССР полковник КГБ Михаил Курышев.

Однажды он заявил Геннадию Шевченко:

"...ваш отец нанес СССР больший ущерб, чем полковник ГРУ Олег Пенъковский , работавший на ЦРУ и английскую разведку". Маловероятно, что он мог шантажировать Лубянку чем-то из того, что уже сообщил ЦРУ. Как писала 27 апреля 1978 года парижская газета "Русская мысль": "...независимо от того, как и какие тайны кремлевского двора он раскроет - ничего по существу не изменит и непоправимого удара уже подмоченному престижу коммунистической диктатуры не нанесет ... Западу понадобилось много ошибок, неудач, разочарований, чтобы отнестись с интересом и вниманием к свидетельствам А. Солженицына и третьей эмиграции . Но к их показаниям А. Шевченко едва ли что-нибудь существенное прибавит; разоблачения скатываются с Комдиктатуры, как с гуся вода, а Европа уже знает все, что по вопросу ей знать надлежит". Были и пикантные подробности его биографии. В многочисленных публикациях можно прочесть о том, что Аркадий Шевченко учился в МГИМО с сыном министра МИДа- Анатолием Громыко . Именно в студенческие годы молодые люди стали друзьями. Хотя утверждать то, что в 1970 году он занял пост советника министра только благодаря личным связям - не совсем корректно. В послужном списке молодого дипломата- "красный" диплом и успешная защита кандидатской диссертации. О степени расположения Андрея Громыко к своему помощнику говорит тот факт, что Аркадий Шевченко вместе с женой неоднократно бывал в гостях на загородной вилле своего шефа, а в МИДе его называли любимцем министра и считали одним из тех, кто мог бы в будущем стать министром иностранных дел. Действительно, в 1973 году у него было как минимум два места дальнейшей работы: Международный отдел ЦК КПСС или пост руководителя советской делегации в Комитете по разоружению в Женеве. О том, что Аркадий Шевченко имел в Москве высокопоставленного покровителя, свидетельствует такой факт. В советской колонии в Нью-Йорке он вел, мягко говоря, образ жизни, далекий от заповедей "Кодекса строителей коммунизма".

По словам Игоря Перетрухина: "Шевченко имел бесконечные одноразовые связи со стенографистками, машинистками, как с "местными", так и с теми, которые периодически приезжали на сессии Генассамблеи ООН. Сильно злоупотреблял спиртным. Когда друзья говорили ему, что он слишком много себе позволяет, он в ответ только смеялся:

"Мне бояться нечего. Пока Андрей (Громыко) на месте, со мной ничего не случится". Были и другие, малоприятные для руководителя советского МИДа подробности личной жизни подчиненного. Например, то, что только когда жена Аркадия Шевченко подарила супруге Андрея Громыко брошь с 56 брильянтами, он смог занять пост одного из руководителей ООН. Так утверждает сын перебежчика Геннадий Шевченко, ссылаясь на слова своей матери.

А в 1976 году, когда Лидия Громыко посетила США, то вместе с женой Аркадия Шевченко они ходили по дорогим магазинам. Покупки гостей из СССР оплачивала жена дипломата. Также она пересылала дорогие вещи жене министра для последующей перепродажи их в Москве. Большая часть покупок была оплачена из гонораров ЦРУ. Хотя последний секрет скрыть не удалось. В США местные журналисты в многочисленных публикациях иронизировали, что Лидия Громыко спекулировала на деньги американских налогоплательщиков, которыми ЦРУ расплачивалось с Аркадием Шевченко.

Заместитель начальника службы безопасности МИДа полковник КГБ Игорь Перетрухин говорит о том, что, по свидетельству очевидцев, Лидия Громыко:

"...многие десятилетия оказывала серьезное влияние на расстановку дипломатических кадров в министерстве своего мужа. К тому же она была большой любительницей принимать различные подношения, особенно при поездках за границу". Может быть, это и был один из тех "секретов", огласки которого не хотел Юрий Андропов. Если это так, то тогда он имел еще одну "болевую" точку в отношении Андрея Громыко. Ведь какой мог разразиться скандал, если бы выяснилось, что жена министра иностранных дел получала подарки от агента американской разведки.

В этой шпионской истории есть и еще одна деталь, демонстрирующая сложности разоблачения высокопоставленных предателей в СССР. На Лубянке подозревали Аркадия Шевченко, но никто не хотел заниматься этим делом. Не было конкретных доказательств его связи с ЦРУ (говоря другими словами, у советской внешней разведки не было агента, способного передать список предателей), да и друзья высокопоставленного дипломата, работавшие на Лубянке, "официально потребовали от нас (сотрудников американской резидентуры.- Прим. авт.) прекратить за ним наблюдение".

Этот приказ предназначался резиденту Юрию Дроздову , но он не выполнил это указание Центра и продолжать направлять в Центр собранную информацию. Зимой 1978 года, незадолго до побега Аркадия Шевченко, полковник Управления "К" (внешняя контрразведка) ПГУ КГБ СССР Игорь Дамаскин получил от своего агента в США сообщение о том, что некий Шевченко, занимающий высокий пост в ООН, хочет изменить родине и не собирается возвращаться в СССР. Офицер КГБ доложил об этом факте своему начальнику- Олегу Калугину , но тот пассивно среагировал на это сообщение.

Ссылки:
1. Шевченко Геннадий
2. Шпионаж и карьера Юрия Андропова
3. ПОСЛЕДНИЙ БОЙ ЮРИЯ АНДРОПОВА
4. Познер В.В превращается в свободного человека. Визави с предателем

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»