Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Статья Михаила Морозова в "Известиях" Авось, зевнут! (о Гидроторфе)

Гидроторф - притча во языцех На докладе-диспуте в Политехническом музее четыре гидроторфиста, инженеры - Кирпичников , Ефимов , Желябужский и профессор Стадников докладывали и иллюстрировали волшебным фонарем и кинематографом свои успехи целых три с половиной часа, а диспутантам отвели по 5 минут, да и то по настоянию публики, против 3 минут, предложенных президиумом.

Докладчики не ответили ни на одно техническое возражение, обошли молчанием все щекотливые ударные вопросы и ограничились тем, что пролили слезу о том, что с них дорого дерут и плохо исполняют заказы, что Цуторф не позволял им сесть сразу на четыре стула, рекомендуя для начала посидеть на одном стуле, да с толком.

Какие вопросы ставили Гидроторфу? Сколько обошлось оборудование за эти 7 лет и, вообще, что оно стоит? Ответа в цифрах не последовало. Это трудно сказать, - разъяснил инженер Кирпичников; если расчеты оправдаются, выйдет дешевле, а если машины не оправдают себя - выйдет дороже. Так буквально и сказал. Где они достанут воду для размыва, требующуюся в полуторном объеме по отношению к размываемому торфу? Ответа ясного и точного так же не было дано. Оно и понятно, как гидроторфисту сказать, что его машины годны только там, где вблизи имеются большие резервуары воды - реки, озера. Ведь это значит, что Гидроторф не универсален. Почему за 7 лет опыта в гигантском промышленном масштабе получились такие мизерные результаты? И где? - на "Электропередаче" - этом мировом гиганте по сжиганию торфа, вынужденном потреблять леса, так как ему не хватает 8 000 000 пудов торфа. Ответа не было даже и на этот вопрос. Ибо не считать же ответом ламентации, что им кто-то мешает и мешал, когда наоборот, Совнарком, Совет Обороны и сам Цуторф ставили их в исключительно благоприятные условия, а сами они имели у себя на службе, в качестве консультантов, специалистов во всех ведомствах, с которыми имели дело.

Выдерживает ли сравнение их способ с другими способами, механизирующими добычу? Действительно ли Гидроторф упразднил тяжелый, каторжный труд торфяника, сократил число едоков, увеличил продукцию машины и человека в заметной мере, оправдывающей блестящую рекламу, с которой родился Гидроторф? Далеко ли ушел Гидроторф от элеваторной установки? Нет. Та же грязная работа, часть тех же торфяников, часть высшего квалифицированного персонала, подготовительные работы сложнее и дороже, сушка труднее, а качество продукта хуже, а не лучше. Возражения инженера Ушакова, нарисовавшего заманчивые перспективы механизации добычи другими способами, уже применяющимися в деле, деловые выкладки инженера Карелина, припершего гидроторфистов к стене, . остались без ответа. Инженеры-гидроторфисты Кирпичников и Ефимов не удостоили их вниманием. Весь остаток времени был посвящен патетической декламации, что точка зрения представителей Цуторфа означает призыв к каменному веку, к варварскому каменному топору. Так ли это друзья? Пусть ответят за нас цифры. Гидроторф, по его же отчетам, добывает (без сушки) в сезон на одного рабочего 7 300 пудов. А при машинно-формовочном способе теперь на одного рабочего приходится 2 300 пудов, до войны - 4 000. Неусовершествованный баггер Экелунда дает на одного рабочего 21 000 пудов, а усовершенствованный, по теоретическим подсчетам, дал бы 35 000 пудов. Проектируемый дражный способ может поднять производительность на одного рабочего до 65 000 пудов. На одного работника, считая сушильщиц и технический персонал, у элеваторной установки получается теперь 1 370 пудов, до войны эта цифра составляла 2 500 пудов. А у Гидроторфа сейчас получается 2 500 пудов. По этим цифрам, особенно по последним, видно, что Гидроторф совсем не отъехал от варварского способа и меньше всего имеет право притязать на капитальные затраты в наше голодное время.

Опыт в промышленном масштабе, на новой усовершенствованной машине, которая так и осталась на размере продукции отсталой, варварской машины в исправном состоянии, конечно, не открывает перспектив для освобождения труда. И ошибаются те, кто думает, что Гидроторф освободил рабочего от грязи и тяжкого труда. На каждом торфососе два человека работают по пояс в воде и десять - по колено. "Варварская" элеваторная установка до этого не доводит. Но гипноз и очарование так велики, что один преданный гидроторфист с пафосом воскликнул: "Жаль, что мы не имеем такого великого живописца, каким обладала Великая Французская революция. Будь у нас свой Давид - он изобразил бы в Свердловском зале Большого Кремлевского дворца двух титанов, пожимающих друг другу руки: Ильича, освобождающего рабочий класс от ига капитала, и инженера Классона, освободившего рабочих от каторжного труда..

Цель Гидроторфа - опытная проверка в широком промышленном масштабе, а его изобретатели все время боролись за то, чтобы незаконченные машины пустить в широкий коммерческий оборот. В деле Гидроторфа трудно, даже невозможно провести грань, где изобретатель, а где промышленник. Вот почему и пути доказательства и убеждения - не то промышленная реклама, не то сусальная производственная пропаганда. Но изобретатели - поэты.

Они не чувствуют того неловкого положения, в которое ставят себя и других. Они искренно убеждены в том, что их окружают враги, и ищут защиты у высших инстанций, ставя на обсуждение проект о полном отделении Гидроторфа от Цуторфа, а если бы было возможно, то и от ГУТа, и вообще от лишнего раздражающего, мешающего делу глаза.

"Управление по делам Гидроторфа выделяется из Цуторфа и переводится, в качестве автономного предприятия, на начала хозяйственного расчета, со снятием со всех видов государственного снабжения", и еще дополнительно снабдить от государства на круглый год по твердым, а не рыночным ценам, снабдить материалами и машинами, находящимися еще на русских заводах, даром, предоставить право продажи машин, купленных и сделанных за государственный счет, государственным предприятиям за наличный расчет с тем, чтобы эти деньги пустить вновь в оборот. Хорош хозяйственный расчет. Это по малорусски называется так: "За мое жито, та мене бито".

Любопытно, неужели изобретатели серьезно думают, что если они продадут машины и за счет вырученной суммы сведут баланс, то докажут пригодность их способа? А политика Цуторфа, в угоду Гидроторфу, еще в пеленках должна быть сведена на нет, и сам Цуторф упразднен? Ведь до сих пор торфодобывание составляет монополию государства. В монополии государства на добычу торфа все, знающие торфяное дело, видят единственный залог не только успехов торфодобычи, но и развития торфяной техники, которая при частном хозяйстве, как у нас, так и за границей, в течение трех четвертей века спала крепким сном. Но какое дело гидроторфистам до всего этого. Они - поэты. Им лишь бы развязать самим себе руки, чтобы чувствовать не руки, а крылья, и лететь навстречу новой экономической политике - туда, к широким коммерческим оборотам.

Самое лучшее - акционерная компания - иностранная или за счет государства - это уж все равно. А что касается государственных интересов и тех, кто их блюдет, - авось зевнут.

Михаил Морозов "Известия" ВЦИК, 22 марта 1922 г.

Ссылки:
1. Департаментская контрреволюция (Я. Шатуновский статья в "Правде")
2. ДОКУМЕНТЫ ПО ГИДРОТОРФУ 1922 г

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»