Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Калмыков В.Д. добился перевода КБ-1 в свой госкомитет

Калмыков все же добился перевода КБ-1 в его госкомитет. Но системе "А" крупно повезло в том, что к моменту этой передачи все объекты системы уже построены, аппаратура для них изготовлена, смонтирована и автономно отлажена. Оставалась чисто интеллектуальная, не требующая поставок аппаратуры работа по "информационному собиранию" системы: подключение объектов к центральной ЭВМ через радиорелейные связи, обучение ЭВМ и объектов "общаться" друг с другом, выполняя общую боевую программу, и отладка самой этой программы. Это была и сложная и очень увлекательная, благодаря своей принципиальной новизне, работа:

ЭВМ впервые использовалась не для рутинных счетных работ, а в виде специализированного управляющего комплекса, приспособленного для информационного взаимодействия с внешними абонентами, для реализации уникальнейших боевых программ, увязанных в истинном масштабе времени с процессом полета баллистической цели. Казалось бы, для министра поезд, как говорится, ушел, поди догони его и останови этих фанатиков. И все же - Министр показал, что он и в этих условиях многое может.

Прежде всего он убрал с предприятия главного инженера Лукина Ф.В. , решительно поддерживавшего работы в области ПРО , возглавлявшиеся мною как генеральным конструктором. Затем через удобного и. о. главного инженера В.П. Шишова попытался перевести 300 сотрудников из моего СКБ в другое СКБ для организации подразделения по тематике В.Н. Челомея , вознамерившегося создать истребитель спутников . Эта попытка была предпринята в мое отсутствие, когда я находился на полигоне, и мне пришлось срочно прибыть в Москву, чтобы отразить ее, обратившись за помощью к Д.Ф. Устинову - председателю военно-промышленной комиссии.

Семена неприязни ко мне нынешнего министра были посеяны еще в те жуткие времена, когда он в соавторстве с Расплетиным "настучал" шифровкой с полигона самому Берия. Тогда только вовремя подоспевшая смерть Сталина отвлекла внимание Берия от "вредительского" дела, накручивавшегося вокруг меня и одного из моих "пособников".

Но и сейчас есть от чего приходить в ярость министру, хотя и сбылась его давняя мечта и ему удалось "съесть" КБ-1, заполучить эту прославленную организацию в свой госкомитет. Съесть-то съел, но с начинкой, от которой тошнит. Это, прежде всего, почти готовая в натуре система "А" . И хуже того: разработан аванпроект боевой системы ПРО, принято решение о ее создании, ее генеральным конструктором назначен Кисунько. Непросто вычистить эту начинку: надо найти способ прекратить работы по системе "А", расшатать принятые постановления, дать им благополучно скончаться, перекрыв питающий их кислород. И эту свою программу министр почти открыто изложил в первом же своем выступлении перед собранием ведущих специалистов КБ-1.

"Главная задача вашего коллектива,- сказал он, - противоракетная оборона. А как у вас с ней обстоит дело? Очень и очень плохо! Посмотрите, кто у вас занимается этой задачей? Вся ваша кабэвская гвардия стоит от нее в стороне, занимается старыми работа ми. А ПРО занимаются неопытные люди, молодые специалисты, можно сказать, детский сад. А туда ли мы двигаемся? Какая, например, перспектива у громоздкой, дорогостоящей системы "А"? Только одна: начинаем с буквы "А" и той же буквой закончим, получится "АА", - а вы знаете, что это означает на языке детского сада, - схулиганил министр под смешок подхалимов.? С этим безобразием надо кончать. Надо, что бы все КБ-1, его лучшие силы, а не только СКБ-30, навалились на тематику ПРО. Выступивший после министра Расплетин отметил, что возглавляемое им СКБ-31 , работая над новой подвижной зенитно-ракетной системой, одновременно ищет научный задел на будущее, "которое видится нам в универсальных противосамолетно- противоракетных подвижных комплексах".

"И в этих поисках, - заявил он, - мы очень нуждаемся в установлении прямых научных связей с НИИ вашего, Валерий Дмитриевич , а теперь и нашего госкомитета. Нас особенно интересуют новые виды радиолокационных сигналов, предложенные в проекте "Сатурн", - подвижной противоракетной системы. Эти два выступления мне напомнили игру в волейбол: один игрок выбрасывает мяч "свечой", а другой гасит. А в результате со счетом 1:0 проигрывает СКБ-30. Не нужны ни специализированное по ПРО СКБ, ни сама ПРО, поскольку перспектива - за универсальными противоракетно- противосамолетными комплексами. В своем выступлении я ответил на выпады министра:

- Здесь наш молодой коллектив назвали детским садом, способным только на "АА". Как же обстоят у нас дела в действительности? Все правительственные сроки до сих пор мы успешно выполняли. За считанные месяцы в условиях безводной пустыни была создана первая экспериментальная радиолокационная установка, на которой ведутся исследования радиолокационных характеристик баллистических ракет. Начата межобъектовая стыковка средств системы "А" на полигоне. Причем предварительно она была отрепетирована в Москве на нашем стенде и на ЭВМ в НИИ академика Лебедева, для чего между ними организована радиорелейная связь. Этот стендовый комплекс мы можем продемонстрировать в действии хоть сейчас. На полигоне начаты автономные испытания противоракеты с нашей бортовой радиоаппаратурой и автопилотом СКБ-36. Что же касается двух "А", то к этому финалу явным образом идет система "Даль", - ваше любимое детище, Валерий Дмитриевич. А ведь там работают заслуженные НИИ вашего госкомитета, о которых никак не скажешь, что это детский сад.

И еще - о задаче номер один. У каждого коллектива задачей номер один является та задача, которая ему поручена. Противопоставлять нашу задачу задачам других СКБ неправильно. У нас нет второсортных задач.

Выступление министра было рассчитано не только на охаивание противоракетного СКБ-30 : мол, взялись не за свое дело и делают его не так как надо. Он еще и натравливал на СКБ-30 другие подразделения КБ-1: дескать, ваша тематика - второй сорт, а первый сорт вы упустили - и кому? Какому-то детскому саду. Но исправить положение еще не поздно, и я вам помогу. Разжечь нездоровый ажиотаж вокруг проблемы номер один, разогнать детский сад, а разработку ПРО взять в гвардейское СКБ - таков был даже не подтекст, а прямой текст его речи. И главные козыри против СКБ-30 он ищет в научном замысле работ: в ту ли сторону едем, не проглядели ли более разумного пути решения проблемы? Министр будет напускать на нас всевозможных критиков и ревизионистов. И проект "Сатурн" здесь - только первая темная лошадка, дальше пойдут табуны. Только успевай отбиваться. А когда же работать?

Но реакция на призывы министра оказалась совершенно неожиданной для него. Теоретический отдел * 42 , непосредственно подчиненный главному инженеру предприятия, высказался за включение его в СКБ-30, и это его предложение было оформлено приказом по предприятию. С таким же предложением выступило партбюро СКБ-41 и добилось замены начальника СКБ, проявившего пассивность в этом вопросе. Новый начальник СКБ-41 с полным составом партбюро явился ко мне с предложением полностью переключить силы СКБ на выполнение работ по ПРО под моим научным руководством, как генерального конструктора. Было выражено мнение, что мне необходимо взять на себя такую же роль в управляемом реактивном оружии, как роль Курчатова в атомной технике. Поблагодарив товарищей за столь лестное для меня предложение, я заявил, что не заслужил сравнения с Курчатовым, а что касается изменения тематического направления СКБ-41, то этот вопрос должен решаться на правительственном уровне одновременно с вопросом о том, кому должны быть переданы разработки, выполняемые СКБ-41. Иначе меня могут обвинить в попытке развала тематики СКБ-41 и захвата власти в КБ-1.

И действительно, под влиянием этих событий, по-видимому, у многих могло сложиться впечатление, будто я рвусь к власти в КБ-1: мол, уже проглотил отдел * 42, на очереди? СКБ-41, готовое добровольно прыгнуть в пасть крокодилу, а после СКБ-41 крокодил запросто закусит Расплетиным с его СКБ-31. К сожалению, в этот бред, вероятно, поверил как в реальность и Александр Андреевич Расплетин, и мысль об этом постоянно его беспокоила. Помню, как это выплеснулось у него наружу даже в такой непринужденной обстановке, когда в июле 1960 года мы оба с женами возвращались домой в хорошем "послебанкетном" настроении в честь 60- летия академика Щукина А.Н. От станции метро "Динамо" к дому чета Расплетиных шла впереди, мы с женой немного отстали, и вдруг Александр Андреевич начал "выступать". Нина Федоровна его успокаивала. Но он продолжал свой монолог, в котором было и такое:

"Подчиняться Кисунько? Не буду! - И кто знает? не было ли в недоговоренной части этого монолога угрозы подмять под себя Кисунько, - угрозы, впоследствии исполненной в сговоре с министром, о чем мною будет сказано ниже. Позиции, занятые отделом * 42 и СКБ-41, показали, что общественно-моральная обстановка в КБ-1 складывается не в пользу того, к чему призывал министр. Поэтому активные его действия против СКБ-30 были временно приостановлены в надежде на то, что работы по системе "А" потерпят провал, что даст повод для решительных действий.

Ссылки:
1. КАЛМЫКОВ Валерий Дмитриевич 1908-1974
2. ПРО. Система "А" принята на вооружение, конец системы "Даль"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»