Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Сложность организации системы космической связи: проект "Молнии"-1

Проектирование самого спутника, разработка его конструкций и всех систем с первых дней 1962 года вышли за пределы проектной группы Дудникова . В работу активно включились управленцы, электрики, тепловики, антенщики. "Молнии"-1 повезло в том отношении, что молодым коллективам никто не мешал фантазировать. Первое время казалось, что вместо работы идет игра, как у детей, понарошку. На самом деле "детишки" быстро взрослели, учитывали опыт неудач на других, уже слетавших, автоматах.

По "Молнии-1" СП предоставил мне ( Чертоку ) гораздо больше прав и свобод, чем по любым другим объектам. Из заместителей Главного я был связан с Цыбиным , которому подчинялся конструкторский отдел Болдырева . Другие заместители старались в эту работу не вмешиваться.

Своей главной целью я считал объединение усилий специалистов наших отделов и смежных организаций для комплексного решения задачи. Понять людей, поддержать творческую атмосферу, наладить тесные товарищеские связи для решения каждой конкретной задачи куда труднее, чем разобраться в технических проблемах. Увлеченные своей локальной задачей, узкие специалисты иногда забывали о технологии сборки, удобстве эксплуатации, методике испытаний, возможностях производства, наземной подготовке.

Молодая команда проектантов Дудникова и в этих вопросах не осталась в стороне. Хорошим помощником оказался и назначенный Королевым на должность ведущего конструктора "Молнии-1" Дмитрий Слесарев . Королев любил говорить, что ведущие конструкторы - это "глаза и уши Главного". Так оно и было. Но Слесарев не злоупотреблял своим правом докладов Главному. С его участием было легко решать массу текущих конфликтных вопросов. В середине 1962 года начали поступать рабочие чертежи. В работу по "Молнии-1" включился, пожалуй, самый основной исполнитель - завод ОКБ-1 и его директор Роман Анисимович Турков , который одновременно был первым заместителем начальника ОКБ-1, то есть Королева .

Другим руководителем на производстве, от которого зависела "Молния-1", был Исаак Хазанов .

Я не пожалел красок, чтобы живописать Туркову и Хазанову перспективы спутниковой связи, детально ознакомил их с проектом и предупредил, что нам не избежать большого количества изменений в процессе производства. Я умолял форсировать изготовление первых агрегатов и механизмов, чтобы мы могли до полета испытать их на ресурс в течение шести - восьми месяцев. Зеленый свет изготовлению "Молнии-1" на заводе был дан только в середине 1962 года. Как только производство развернулось, пошел поток конструкторских изменений. Турков иногда после очередного изменения конструкции привода, антенны или приборов управления в ходе производства говорил мне по телефону, что я нахожусь в роли мужа, который узнает о неблаговидном поведении жены последним.

- Но мне, - кричал Турков, - уже надоело из-за твоей любимой "Молнии" срывать работы по всем другим изделиям.

Мы договорились, что с Хазановым разберемся и все доложим Туркову. Такие разборки с Хазановым непосредственно в цехах всегда заканчивались решениями в пользу повышения надежности независимо от объема переделок. Королев не терпел, если ему не докладывали о внесении каких-либо изменений в чертежи "Востоков" и "Восходов" независимо от степени серьезности. Изменения в технической документации "Молнии-1" его не волновали. Конструкторы больше боялись самого Туркова, чем его угроз "доложить Королеву". Обычно Турков начинал рабочий день с обхода цехов. При этом он безошибочно выбирал самые "узкие" места. Возвратившись к себе в кабинет, обзванивал руководителей и спрашивал:

- Вот в "пятом" после всех доработок такой-то клапан по вашим допускам на герметичность не проходит. Что будем делать? Заместитель Главного или начальник отдела в то утро еще ничего по этому поводу не знал и срочно вызывал подчиненных, которым учинял разнос:

- Почему директор завода нашел время мне звонить, а ты ничего не докладываешь?

Таким методом узкие места выявлялись и преодолевались быстрее, чем при нудном "вправлении мозгов" на диспетчерских совещаниях. Изготовление "Молнии-1", сборка, монтаж всей начинки, экспериментальные работы и, наконец, окончательные заводские испытания сконцентрировались на "втором производстве". Так стали называть лесистую территорию, доставшуюся нам от Грабина . Все производства на этой территории подчинялись Герману Семенову .

На любом авиационном или ракетно-космическом заводе самым посещаемым высокими руководителями местом обычно является сборочный цех. До нашего объединения мы имели на первой территории только один сборочный цех N 39. Здесь проводилась сборка ракет, первых "семерок" и первых космических аппаратов. Технологическая линия цеха заканчивалась контрольно-испытательной станцией. В 1962 году сборку и испытания космических аппаратов передали "второму производству". Для этого организовали новый сборочный цех N 44. Начальником его был назначен Григорий Марков . " Молнию-1 " предстояло собирать в этом цехе.

В конце 1962 года Марков закончил сборку первой "Молнии-1". Заключительным аккордом технологического процесса производства ракеты и космического аппарата являются испытания. КИС , который прежде был частью сборочного цеха, превратился в самостоятельное подразделение. Решения по сложным, комплексным вопросам принимались в КИСе на оперативных совещаниях.

По "Молнии-1" обычно они проводились под моим началом. Начальником КИСа на "втором производстве" был Анатолий Андриканис . Трудным экзаменом для двадцативосьмилетнего начальника было испытание всех "Молний-1". В самых сложных ситуациях надо было уметь доказать, что необходимы еще день или неделя для испытаний. Сроки, как правило, бывали сорваны еще до передачи объекта в КИС. Руководители всех рангов, включая заместителей министров, ответственных за программу, стремились как-то наверстать упущенное за счет сокращения цикла работ в КИСе. Вот здесь-то и требовались от начальника КИСа мужество, выдержка, чтобы устоять от соблазна вытолкнуть на полигон недоиспытанный космический объект. Андриканис в те годы еще только учился быть стойким и по-хорошему упрямым. За последующие 30 лет руководства заводскими испытаниями он выпустил такое количество космических объектов, что по этому показателю вполне может претендовать на внесение в Книгу рекордов Гиннеса. Из всего обилия технических изобретений впервые создаваемой системы космической связи я выделю следующие: бортовой ретранслятор , систему управления , остронаправленные следящие за Землей антенны , наземные станции .

Ссылки:
1. СТРОИМ "МОЛНИЮ-1"
2. "Молния"-1 спутник связи

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»