Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Программа стыковки пилотируемых кораблей "Союз"

Пять благополучных полетов 7К-ОК, несмотря на то, что их "обозвали" "Космосами", убедили не только нас, создателей, но и всех скептиков из ВВС, ЦУКОС и ВПК, что пора переходить к пилотируемым пускам.

Правительственная комиссия, возглавляемая начальником ЛИИ МАП Виктором Уткиным , подвела итоги работы, проделанной после трагической гибели Комарова, и дала заключение о допуске кораблей 7К-ОК к пилотируемым полетам. Много было споров о программе для первого полета. Мы настаивали на повторении полностью автоматического сближения и стыковки, но с человеком на борту. Каманин под нажимом космонавтов требовал максимального участия человека в управлении сближением и стыковкой.

Решили, что с расстояния 150-200 метров процессом причаливания будет управлять космонавт "активного" корабля.

- Для начала не будем рисковать, - сказал на очередном обсуждении Келдыш. - Пусть "пассивный" корабль будет беспилотным, а пилотируемый - "активным". Это даже эффектно. Корабль с человеком подходит к беспилотному и стыкуется с ним. Все согласились.

- Но теперь уже оба корабля мы вынуждены будем называть "Союзами", - высказался кто-то из критически мыслящих членов Госкомиссии. Расписывать программу по часам и минутам проектанты начали вместе с баллистиками и управленцами. Мишин , поддержанный Каманиным и Карасем, поставил условие посадки обоих кораблей в первой половине дня. В конце октября дни в наших широтах уже короткие. По программе первым выводился "пассивный" корабль. Сутки предусматривались на его тщательную проверку в полете и, если потребуется, коррекцию орбиты с таким расчетом, чтобы он через сутки пролетал над полигоном, с которого к нему в расчетную точку встречи стартует пилотируемый "активный" корабль. Сразу же после выхода на орбиту происходит радиозахват. На первом витке корабли сближаются и стыкуются. Было решено, что дальнее сближение будет производиться в автоматическом режиме с помощью радиосистемы измерения параметров относительно движения Иглы , а по достижении расстояния 200 метров космонавт "активного" корабля отключает "Иглу" от управления и производит причаливание вручную. Игла на беспилотном корабле остается включенной и управляет им так, чтобы "подставить" воронку конуса стыковочного агрегата навстречу штырю "активного" корабля.

- Если мы покажем, что способны стыковаться со своим кораблем сразу после старта, стало быть, будем способны подойти, если потребуется, к спутнику противника и уничтожить его. Такая аргументация приводилась в пользу старта со стыковкой на первом же витке. Тем более, что метод уже отработан на двух предыдущих беспилотных стыковках.

На одном из очередных совещаний по программе полета, которое проводил Бушуев , Зоя Дегтяренко , представлявшая баллистиков, обратила внимание, что самый ответственный участок причаливания и стыковки попадает в тень.

- Зачем же вы так планируете? - возмутился Бушуев.

-Задавайте время пусков так, чтобы стыковка была на свету.

- Можем, но тогда придется отказаться от гарантированной посадки в первой половине дня, а Раушенбах и Башкин пусть не пугают нас ионными ямами .

- Нет, эти ограничения обязательны.

- Зачем спорить, - вмешался Феоктистов, - стыковаться ночью по огням - это даже надежнее, чем днем, когда Солнце может попасть в поле зрения оптического визира.

Так и решили. Космонавта надо научить ручному управлению кораблем по огням, которые мы установим на "пассивном" корабле. Разработку методики ручного управления по огням Раушенбах поручил Башкину , Скотникову и Савченко . Космонавт должен наблюдать огни через ВСК - перископический визир , установленный в спускаемом аппарате. Два "верхних" огня светятся постоянно, два "нижних" - мигают. Пользуясь ручкой управления, космонавт должен включать двигатели причаливания и ориентации так, чтобы огни, размещающиеся по углам воображаемой трапеции, выстроились по прямой линии. Казалось, все очень просто.

Даревскому Госкомиссия поручила быстро соорудить упрощенный тренажер, чтобы процесс ориентации по огням был понятен не только авторам методики ручного управления, но и космонавту. Каманин , стоявший на страже интересов космонавтов, ознакомившись с методикой управления по огням, был удовлетворен.

В эти очень суматошные дни разработки программ я был занят оформлением готовности к полету и заключений по каждой из систем. Надо было разобраться в десятках замечаний, которые появлялись при испытаниях двух кораблей сначала в КИСе , а теперь уже при подготовке на полигоне. В один из таких дней, зайдя к Бушуеву, я застал у него Марка Галлая . Несмотря на ревнивое отношение Каманина и всех методистов ВВС, причастных к космическим полетам, для Королева соображения Галлая по человеческому фактору были решающими. Обращаясь ко мне, Бушуев сказал:

- Вот Марк Лазаревич сомневается в нашем решении о ручной стыковке в темноте.

- Мне приходилось садиться ночью на неосвещенные аэродромы, - начал убеждать Галлай.

- Должен сказать, что даже для опытного летчика это большой риск. Но что делать, если после воздушного боя бензин кончился, хочешь не хочешь, а вернешься на землю. Пока самолет не коснулся земли, мы с ним единое целое. Не самолет касается земли, а я сам. В каждом полете от взлета до посадки я со своим самолетом - единый организм. Совсем другие отношения между космонавтом и космическим кораблем. Космонавт оказывается в полете первый раз в жизни. Он, может быть, прекрасный летчик. Но ни разу, понимаете, ни разу не чувствовал старта на ракете и состояния полной невесомости. Вы ему совсем не оставляете времени на адаптацию и требуете, чтобы он в темноте, глядя не через большой фонарь, а через визир с очень ограниченным полем зрения, отнял управление у проверенного автомата, начал вместо него управлять впервые в жизни космическим кораблем и при этом в полной темноте попал "активным" штырем в "пассивный" конус. Ну зачем вам рисковать и ставить космонавта в опасную ситуацию? По крайней мере дайте до стыковки ему сутки полетать, привыкнуть. Мы на Земле убедимся, что космонавт умеет управлять и не наделает глупостей.

- Не имеем мы этих суток, - возразил Бушуев, - потому что они потребуют дополнительных расходов топлива на коррекцию, да и запасы по жизнедеятельности у нас невелики. Мы сейчас экономим каждый килограмм.

- Ну, смотрите. Когда пускали Гагарина, потом Титова и других я был более уверен. Даже ручная аварийная ориентация для посадки у Беляева и Леонова по-моему была проще того, что вы сейчас затеваете. К тому же тренажер, воспроизводящий реальную обстановку в динамике, в эти сроки Даревский сделать просто не способен.

- Если не получится стыковка в темноте, космонавт может зависнуть и минут через двадцать на свету без всяких огней повторить попытку.

- Будем надеяться, - согласился Галлай.

- У ВВС на этот полет два кандидата: Береговой и Шаталов . Оба летчики- испытатели. Береговой воевал на штурмовиках под началом Каманина. Думаю, что Каманин его поставит первым. Так и случилось. Каманин предусмотрительно согласовал с Главкомом ВВС и ЦК КПСС кандидатуру Героя Советского Союза Георгия Берегового. Госкомиссия согласилась с его предложением.

По графику подготовки пуск первого беспилотного 7К-ОК , которому присвоили название "Союз-2" , намечался на 25 октября, а пилотируемого 7К-ОК, "Союз-3" , на 26 октября 1968 года. В среду 16 октября я вместе с Бушуевым был вызван к министру . Он объяснил, что ему предложили доложить Политбюро о пилотируемых космических полетах. Он очень волновался и переживал неожиданный вызов. Таким несколько растерянным я его раньше не видел. Его предупредили, что для доклада ему будет отведено не более 10 минут. Нас Афанасьев просил вместе с ним поработать над текстом 10- минутного доклада и потренировать ответами на возможные трудные вопросы. Мы "поработали" и уехали от министра в десять вечера. Прощаясь с нами, он поблагодарил и сказал, что еще часа три поработает один. Утром Бушуев в министерстве вместе с Румянцевым окончательно отредактировали доклад.

В 15 часов Афанасьев предстал перед Политбюро. Однако, вопреки ожиданиям, слова ему не дали. Брежнев , который вел заседание, сказал, что министра можно не слушать.

- Я говорил с Мишиным , - заявил Леонид Ильич, - он меня заверил, что все готово и надо запускать в космос человека. Кто против? Против никто не выступил. Только присутствовавший на заседании Келдыш попросил слово и минут пять рассказывал о проведенных за год работах и программе предстоящего полета. Афанасьев, вернувшись к себе, позвонил мне по "кремлевке" и сказал, что доклад останется для истории, но он благодарит меня и Бушуева за помощь в критическую минуту.

Холодным московским утром в понедельник 21 октября вместе с Шабаровым мы приехали в наш аэропорт Внуково-3 . Пронизывающий ветер гнал мокрый снег, разбавленный мелким, колючим дождем. Мы выдерживали неписанный протокол посадки - до появления начальства не входить в самолет. Ждали приезда Афанасьева и Келдыша. Только после них поднялись по трапу в Ту-134.

Ссылки:
1. ЧЕЛОВЕК В КОНТУРЕ УПРАВЛЕНИЯ: СТЫКОВКИ СОЮЗОВ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»