Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ЦКБЭМ: структура руководства и настроение коллектива 1972

В июле 1972 года приказом министра была узаконена новая структурная схема королевского ОКБ-1 , именовавшегося с 1966 года ЦКБЭМ - Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения. По поводу этой аббревиатуры над нами подтрунивали наиболее храбрые смежники:

- Мы по-прежнему отдаем в своей работе предпочтение организации Мишина. Раньше было все ясно: организация Королева именовалась ОКБ-1, а Челомея - ОКБ-52 . Даже ежу понятно, что ОКБ-1 во много раз главнее. Теперь при Мишине вас именуют ЦКБЭМ, а организацию Челомея - просто ЦКБМ . За прежние заслуги вам предоставлено преимущество на одну букву "Э". Но зато Челомей - генеральный, а Мишин - просто главный конструктор.

Принципиальное отличие новой структуры ЦКБЭМ состояло в том, что в подчинении главного конструктора появились главные конструкторы конкретных ракетных и космических комплексов.

Борис Аркадьевич Дорофеев был назначен главным конструктором ракеты-носителя Н1 . Главным конструктором основного полезного груза для Н1, то есть комплекса, в который входили лунные корабли - ЛОК , ЛК и разгонный блок "Г" и разгонный блок "Д" , был назначен Владимир Андреевич Борисов . Юрий Павлович Семенов был назначен главным конструктором ДОСа 7К-Т , то есть всего комплекса орбитальных станций.

Игорь Николаевич Садовский был назначен главным конструктором модернизированной твердотопливной ракеты комплекса 8К98П .

Бушуев был назначен главным конструктором проекта "Союз" - "Аполлон" и соответственно корабля 7К-ТМ, или "Союз-M" для стыковки с "Аполлоном".

Кроме того, Бушуев постановлением правительства получил звание директора советской программы "Союз" - "Аполлон" .

Шабаров получил пост главного конструктора корабля военного назначения 7К-С . В начале семидесятых годов большой популярностью в научно- технических кругах пользовались книжки "Физики шутят". По аналогии с веселившимися физиками наши острословы предлагали выпустить секретное издание "Ракетчики шутят". В числе прочих острот предлагалось ответить на вопрос: "Сколько главных конструкторов надо назначить в ЦКБЭМ (бывшее ОКБ-1) вместо одного С.П. Королева , чтобы окончательно запутать резидентов американской разведки?"

Формально без главных конструкторов остались уже летающие "Союзы"-7К-ОК , проект многоцелевого орбитального комплекса , "Марс-75" и ядерно-энергетические установки .

Текущие пилотируемые полеты и вся перспективная тематика остались в непосредственном подчинении Мишина . Каждый из заместителей главного конструктора Мишина объединял группу родственных отделов, организационно объединенных в комплексы. Я был назначен заместителем начальника предприятия и начальником комплекса N 3 , в который входили одиннадцать отделов, ведущих тематику по системам управления движением, электро- и радиотехнике, антенно-фидерным системам, электромеханическим устройствам, рулевым приводам. Одиннадцать вверенных мне отделов были разбиты на три куста. Каждым кустом руководил один из моих заместителей: Раушенбах , Калашников и Юрасов .

Сергей Охапкин был назначен первым заместителем Мишина. Под его началом остался основной конструкторский комплекс N 2 , которым руководил заместитель главного конструктора Виктор Семакин , и материаловедческий комплекс N 8 , которым руководил Анатолий Северов .

Руководство проектным расчетно-теоретическим комплексом N 1 , включая вычислительный центр, Мишин оставил за собой.

Двигательная тематика и ядерно-энергетическая проблематика были объединены в комплекс N 5 , которым руководил заместитель главного конструктора Михаил Мельников . Руководство деятельностью Мельникова Мишин также оставил за собой.

Комплекса за N 4 не было. Этот номер предполагалось оставить производственной части ЦКБЭМ. Однако завод, получивший название "Завод экспериментального машиностроения" (ЗЭМ) , был столь велик и самостоятелен, что никому и в голову не приходило приравнивать его к комплексу. Директором завода после Романа Туркова стал Виктор Ключарев , а главным инженером - Исаак Хазанов .

Ключарев, кроме того, имел статус первого заместителя начальника ЦКБЭМ. Завод был самостоятельной хозяйственной единицей, имевшей свой "почтовый ящик", свою бухгалтерию, свой счет в банке. Общими у нас были территория, партком, профком, комитет ВЛКСМ и прочие общественные организации, а также санаторий в Кисловодске, базы отдыха и пионерские лагеря.

Упомянутая реорганизация ЦКБЭМ произошла через шесть с лишним лет после смерти Королева. Тем не менее на всех ключевых постах руководителей комплексов, их заместителей, начальников основных отделов и производств оставались люди Королева . Кто-то из журналистов писал, что в окружении Королева были не люди, а личности! Каждый! Я согласен.

Личности не очень послушные, но умные, своеобразные, любящие свою работу, не мыслящие жизни без нее. Никто из них в итоге многолетних трудов праведных не нажил ни хором каменных, ни состояний, которые могли бы хоть в какой-то мере сравниться с тем, что в девяностые годы имеют "новые русские". Большинство руководителей комплексов и отделов вышли из простых семей рабочих и интеллигенции. Все они сами прокладывали себе дорогу к ракетам. Нас нельзя было отнести к тому слою, который было принято называть "творческой интеллигенцией". Почему-то так называемые "гуманитарии" и вслед за ними различные средства информации к так называемой "творческой интеллигенции" не причисляют ни физиков, ни других ученых точных наук, а уж инженеров и подавно. Да, мы были технократами. У нас не было времени, чтобы ревниво следить за художественной литературой, мы редко ходили в театры. Не всегда успевали посмотреть новые фильмы. Мы не были праведниками в христианском понимании. Но не могу вспомнить примеров подлости, подковерных интриг или предательства. Мы работали и дружили с подобными нам "смежниками".

Каждый из нас ощущал себя ответственным перед страной и историей. Мы не были слепыми фанатиками. Вернее, были трезвыми фанатами. За редким исключением каждый, занимавший руководящий пост, был членом Коммунистической партии . Однако нас объединила не утопическая идея строительства коммунизма и уничтожения паразитического западного империализма. Мы захватили передовой плацдарм мирового научно- технического прогресса. Мы понимали и каждодневно чувствовали, что не сможем удержать, а тем более расширить этот плацдарм без помощи всей промышленности, всех отраслей науки и экономики страны. Поэтому слова песни: ...

Работа у нас простая,

Забота наша такая:

Жила бы страна родная

-И нету других забот - трогали каждого из нас.

Отождествляя себя с достижениями в космосе, мы не без иронической критики относились к безграничным восхвалениям достижений в других областях науки и экономики. В семидесятые годы появился злой анекдот: "Что такое советская власть плюс электрификация всей страны" - Это когда каждому все "до лампочки!".

Нам ничто не было "до лампочки". Годы работы с Королевым были для большинства из нас школой, в которой не было писаных правил поведения. Эта школа отбирала людей действия. Привычным образом действий была повседневная борьба с проблемами и трудностями. В этом каждый проявлял себя, добиваясь самовыражения, как художник, творящий картину. Никто не пытался уходить от ответственности, что бы ни случилось. Поэтому действовать, а не болтать, рисковать, влиять на ход событий как можно решительнее - таков был стиль работы. Те, кому было "до лампочки", быстро отсеивались. Многим в нашей среде не хватало тех черт интеллигентности, которые называются культурой общения, тактом, воспитанностью. Но каждый в каждом ценил чувство юмора, проявлял к работе товарища внимание, старался, если требовалось, прийти на помощь.

Ссылки:
1. Н1: ПОСЛЕДНИЙ ПУСК

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»