Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Первый заезд на Тюратам (впоследствии Бойконур) 1957 г.

2 февраля 1955 года Совет Министров СССР принял постановление, утвердившее место и мероприятия по строительству Научно-исследовательского и испытательного полигона N 5 Министерства обороны (НИИП-5). Это название давно забыто. Миру полигон известен под именем "Космодром Байконур".

В феврале 1957 года мы впервые собрались не в обжитом Капустином Яре , а в пустыне Казахстана. Из Внуково мы вылетели рано утром на полугрузовом Ил-14. Лететь предстояло долго, с промежуточной посадкой для дозаправки в Уральске. Аэродром полигона еще не был подготовлен для приема транспортных самолетов типа "Ил", и нам предстояла конечная посадка в районном центре Джусалы, аэропорт которого обслуживал линию Москва - Ташкент. Через четыре часа утомительного полета мы с удовольствием вышли размяться и погулять в Уральске. К своему удивлению, обнаружили в невзрачном, барачной архитектуры здании аэропорта буфет с богатым ассортиментом горячих блюд. Воскресенский , считавшийся в наших кругах не только ценителем хороших вин, но и тонким гурманом, заявил, что таких замечательных языков с картофельным пюре и такой густой сметаны он не помнит с давних времен. Я предложил не упускать случая и на обратном пути тоже совершить посадку в Уральске. На что последовало злое замечание: "А будет ли еще этот обратный путь?"

Пока у нашего летного отряда не появились самолеты типа Ил-18 и Ан-12, мы летали с посадками в Уральске . В обязательную традицию вошли завтраки из языков с картофельным гарниром и стакан густейшей холодной сметаны. Такую изумительно вкусную сметану, пошутил кто-то, можно готовить только из верблюжьего молока! Ничего похожего на сервис Уральска в Джусалах не было. Не помню уж, сколько часов мы там промаялись, пока не устроились в поезд Ташкент - Москва. Вышли на бывшем полустанке, а теперь - оживленной станции Тюратам .

Первое впечатление - грусть и тоска от вида облупленных мазанок и грязных улочек пристанционного поселка. Но сразу же за этим первым неприглядным пейзажем открывалась панорама с характерными признаками великой стройки. Было раннее утро, солнце пригревало, несмотря на февраль, по-весеннему. Нас встречал Михаил Вавилович Сухопалько , начальник экспедиции, который обязан был заботиться обо всех прилетающих и приезжающих. В его обязанности входило все: от обеспечения продуктами питания до транспорта, поселения, общепита, заботы о строительстве на нашей второй площадке домиков для главных конструкторов и бараков для всех остальных.

Для начала поехали в будущий город, который тогда официально назывался "десятая площадка". Вообще строители, которые в те времена были здесь настоящими хозяевами, все объекты называли "площадка номер такая-то". Так, стартовая позиция именовалась "площадка N 1". Находившаяся в полутора километрах от старта техническая позиция соответственно называлась "площадка N 2". Этой второй площадке предстояло стать в будущем благоустроенным гостиничным поселком для всех специалистов - участников испытаний. С зарождением полигона очень скоро сложился и свой полигонный сленг - терминология, стремящаяся к сокращению длиннот и упрощению некоторых стандартных оборотов речи, часто употребляемых в обиходе. Так, вместо "десятая площадка" большинство и сейчас говорит "десятка", вместо "вторая площадка" - "двойка", вместо "техническая позиция" - "техничка" или просто ТП . (Со временем в официальной переписке термин "позиция" был заменен на "комплекс", так что ныне вместо ТП употребляют ТК ). Но никто не говорил СП вместо "стартовая позиция". Иногда ее называли по аналогии с остальными "единичкой". Большинство слово "позиция" опускали, а вот аббревиатура СП прочно закрепилась за Сергеем Павловичем Королевым . Военные специалисты, уже давно прибывшие на полигон, жили на десятой площадке - будущем городе Ленинске , на берегу реки Сырдарьи . Расстояние между "десяткой" и "двойкой" - более двадцати километров.

В последующем военные проектировщики и строители соблюдали для всех ракетных комплексов на полигоне принцип разнесения стартовой и технической позиций примерно на один-два километра. Гостиницы, коттеджи для гражданских специалистов-смежников, казармы для солдат и общежития для несемейных офицеров приданной ракетному комплексу воинской части строились в полукилометре от монтажно-испытательного корпуса - МИКа .

При этом для нашей "семерки" и будущих ракет Челомея и Янгеля соблюдалось правило: уходить подальше от будущего города Ленинска и железной дороги Москва - Ташкент. Действовал принцип "береженого Бог бережет". Тысячи пусков разнокалиберных ракет за последние 35 лет с многочисленных стартовых площадок полигона ни разу не создали опасности для жителей города.

На десятой площадке размещался штаб полигона, расчетное бюро, службы тыла различных воинских частей и управление строительством. Пока все помещались в зданиях барачного типа. Но уже полным ходом строились многоэтажный госпиталь, современные здания для будущего штаба и всех его служб, трехэтажный универмаг и многочисленные двухэтажные кирпичные жилые дома.

Со станции мы отправились к начальнику полигона генерал- лейтенанту А.И. Нестеренко . Он принял нас очень радушно и представил хорошо знакомых по Капустину Яру своих заместителей: по опытно- испытательной работе - инженер-полковника А.И. Носова , по научно- исследовательским работам - инженер-полковника А.А. Васильева . Здесь же мы познакомились с уже "пропылившимися", как они объяснили, выпускниками Артиллерийской академии имени Ф.Э. Дзержинского инженер-подполковником Е.И. Осташевым , старшим братом нашего телеметриста и испытателя Аркадия Осташева , и инженер-майором А.С. Кирилловым . Евгений Осташев был назначен начальником первого управления, ведавшего нашей тематикой, а Анатолий Кириллов - начальником отдела по испытаниям и подготовке ракеты.

Нестеренко пожаловался, что строители отстают от графика сдачи МИКа под монтаж всего оборудования. Но главный зал готов к приему ракеты. Самое ценное приобретение МИКа - кран, изготовленный по особому заказу, с такой точной микроподачей, какой не было ни у кого в отечественной промышленности. Теперь можно вести сборку ракеты с точностью до миллиметров.

"Остальное сами увидите. Живем пока трудно. Но для главных и их основного персонала на второй площадке целый пассажирский состав со всеми удобствами, кроме, извините, ватерклозетов. Это уж, как хотите, но на свежем воздухе. Через месяц, не более, будут готовы отдельные домики для главных, а для остальных - гостиницы-бараки". Мы поехали на "двойку". Дорога шла прямо по плотному грунту действительно бескрайней, голой, еще зимней степи. Зимняя влага мешала истолченной почве превращаться в мелкую дисперсную всепроникающую пыль. Можно было дышать полной грудью чистым степным воздухом. Слева велась прокладка бетонной трассы ко второй и первой площадкам. К стройкам шли вереницы самосвалов с бетоном. Мы обгоняли самосвалы с капающим из кузовов свежим раствором, машины со всевозможными ящиками, стройматериалами и крытые фургоны с солдатами-строителями.

Мне вспомнились военные дороги в ближних тылах армий, такое же натруженное гудение сотен грузовиков, спешащих каждый со своим грузом. Здесь не было громыхающих танков и пушек, но за баранками всех машин и в кузовах сидели солдаты. В отличие от атомных городов, нашего НИИ-229 под Загорском и многих других секретных объектов здесь не было строителей- заключенных.

Ссылки:
1. Полигон: Тюратам: выбор места и начало строительства2
2. Полигон: Тюратам: выбор места и начало строительства1
3. Носов Александр Иванович
4. ПОЛИГОН ТЮРАТАМ (БАЙКОНУР, НИИП-5)
5. Нестеренко Алексей Иванович
6. Вознюк Василий Иванович
7. БОН (бригада особого назначения эксплуатации ракетной техники)
8. Проблемы с пуском и управлением "морских" ракет
9. ЧЕРТОК Б.Е.: О ВРЕМЕНИ И СОВРЕМЕННИКАХ
10. ПГУ (Первое Главное Управление) при СНК СССР

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»