Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Семашко Николай Александрович (1874-1949)

Нарком здравоохранения

С сайта Хронос

Племянник революционера Плеханова

Николай Александрович Семашко (1874-1949) родился в Орловской губернии, в семье учителя. Мать его была сестрой революционера Плеханова, и Семашко также рано увлекся идеей свержения царской власти. В 1893 г., учась на медицинском факультете Московского университета, он вступил в марксистский кружок. В 1895 был арестован и сослан. В 1901 окончил медицинский факультет Казанского университета, работал врачом. С 1904 Семашко - в Нижегородском комитете РСДРП; в 1905 организовал забастовку на Сормовском заводе, за что был вновь арестован. В 1906 эмигрировал в Швейцарию, где познакомился с Лениным. В 1907 представлял Женевскую большевицкую организацию на Штутгартском конгрессе II интернационала. В 1908-1910 гг. жил в Париже, где работал секретарём Заграничного бюро ЦК РСДРП; преподавал в партийной школы в Лонжюмо. В 1913 г. Семашко - в социал-демократическом движении в Сербии и Болгарии. В начале I мировой войны он интернирован. Вернувшись в сентябре 1917 в Москву, был избран от фракции большевиков председателем Пятницкой районной управы. Делегат VI съезда РСДРП(б). Участвовал в подготовке вооруженного захвата власти в Москве.

После октябрьского переворота 
Семашко заведовал медико-санитарным отделом Моссовета, а с 1918 до 1930 занимал пост народного комиссара здравоохранения РСФСР.

После прихода большевиков к власти фармацевтическая промышленность была парализована разрухой и бесхозяйственностью; наркоматам просвещения, таможенным учреждениям и даже морскому, военному и почтово-телеграфному ведомствам разрешалось конфисковывать запасы лекарств у частных лиц (см. «Постановление СНК о порядке реквизиции…» от 13.07.1920 г. и от 3.01.1921 г.), но медикаментов все равно не хватало. За годы военного коммунизма, то есть как раз в то время, когда Семашко возглавлял здравоохранение, от эпидемий на территории России умерло 3,5 млн. человек (в 7 раз больше, чем погибло на фронтах Гражданской войны).

Семашко почитался в СССР как человек, «заложивший основы советского здравоохранения, создавший систему охраны материнства и младенчества, охраны здоровья детей. Но систему медицинского обслуживания Семашко создал весьма просто - национализировал больницы и богадельни, построенные как земским и городским самоуправлением, так и благотворителями. Лечебные учреждения, которые изстари содержались на средства дворян и купцов (Голицыных, Боткиных, Медведниковых, Рахмановых, Бахрушиных, Абрикосовых, Кавериных, Алексеевых, Капцовых, Четвериковых и др.), были не только многочисленны, но и прекрасно оснащены. Советское здравоохранение присвоило результаты труда многих поколений благотворителей и врачей и приписало их заслуги себе.

Захват чужой собственности Семашко использовал и в других случаях. В работе «Задачи народного здравоохранения в Советской России» (1919) он писал: «Извлечь городскую бедноту из затхлых подземелий в просторные комнаты благоустроенных домов, действительно бороться с социальными болезнями, создать нормальные условия труда для работника - все это недостижимо, если останавливаться перед частной собственностью, как священной и неприкосновенной. Старая санитария остановилась перед этим… советская же власть сломала эту преграду».

Репрессии против собственников («кулаков» и «врагов народа»), бесконечные расстрелы и массовая гибель людей в лагерях порождали неисчислимое количество сирот и беспризорных. Председателем Деткомиссии ВЦИК, которой была поручена борьба с беспризорностью, был назначен тот же Семашко. Однако его циркуляры выдают желание не столько помочь детям, сколько избавиться от них. Примером может служить письмо за № 96: «Секретно. 13 декабря 1933 г. Председателю Моссовета т. Булганину. В связи с приближением срока созыва XVII партийного съезда, необходимо уже сейчас озаботиться очищением улиц от беспризорных и разработать в связи с этим соответствующий план. Во избежание недоразумений, имевших место ранее при изъятии беспризорных с улиц, необходимо эту работу проделать заблаговременно». Главное, оказывается, навести в столице лоск перед очередным съездом партии и увезти детей куда-нибудь с глаз долой.

Семашко прекрасно знал, в каких скотских условиях содержатся дети в подведомственных ему учреждениях. Так, в письме Калинину от 11.04.1934 он сообщает: «Обворовывают детей, заставляют детей по несколько дней жить и спать на одной кровати с мертвецами, пьют молоко от коров детских домов председатель РИКа (районный исполнительный комитет) и секретарь райкома (г. Задонск)».
Дети репрессированных свозились в специализированные детские дома. В докладной записке в НКВД № 61/С (секретно) от 20.09.1938 Семашко просит «принять меры к немедленной реорганизации» детдома № 7 в г. Бийске (Алтайский край), так как дети решили «продолжать дело своих родителей» и «портреты вождей Партии срывали со стен»; их «политико-моральное состояние… продолжает оставаться враждебным, несоветским».
В течение многих лет Семашко числился заведующим рядом медицинских учреждений. Как большевик, Семашко не мог не подчинять любое дело партийной задаче. Он создал несколько «шедевров» популярной медицинской литературы. Например, в его книге «Культурная революция и оздоровление быта» (1929) примитивные рассуждения на тему нового, коммунистического быта перемежаются с цитатами из произведений Чернышевского и Гончарова, призванными показать ничтожество старой России. Автор задается и вопросом: «Как повлияла революция на половое чувство?» Оказывается «у 53 % мужчин и 21% женщин революция ослабила половое чувство». Не потому ли это произошло, что люди были голодны, неустроены, не каждый решался вступить в брак, и тем более, произвести на свет ребенка? Нет, Семашко пишет, что «энергия людей была переключена на разрешение основной задачи, стоявшей тогда перед каждым гражданином нашей страны: удастся ли отстоять первую в мире республику труда, или ее поработят империалисты всех стран?» Огромными тиражами издавалась восхваляющая Ленина книга «Незабываемый образ» (1926): в 1959 г. - 100 000 экз., в 1968 - 150 000 экз., в 1971, 1975, 1985 по 75 000 экз., в 1984 - 50 000 экз. Делу Ленина и стремился подчинить медицину этот врач-комиссар, но имя его до сих пор встречается в названиях улиц и учреждений. Был женат. Дочь Елена (1908—1983, по мужу Фаробина), долгие годы — ответственный сотрудник Министерства здравоохранения.

Из Тимофеева-Ресовского

Это был замечательный человек тех времен, тогдашний наркомздрав Семашко, очень интересный, умный и хороший человек, бывший земский врач. Очень знающий человек, интересующийся целым рядом сопредельных научных дисциплин, общекультурный человек, который очень много сделал для спасения русской науки в революцию. Ведь были времена, когда в основных крупных городских центрах людям было буквально нечего есть, нечем было топить дома, не было никакого транспорта. Я сам заставал такие времена в Москве, когда из одного конца Москвы в другой иначе как пешком не доберешься. Нужно было, как тогда выражались, на одиннадцатом номере ехать - значит, пешочком, на двух ногах действовать. Было же время, когда по карточкам восьмушку хлеба населению выдавали, восьмую не килограмма, а фунта, значит, это капелюшечка. Да хлеб, а черт знает что выдавалось по карточкам. Одним словом" очень тяжело жилось людям в те времена. Кольцов и Семашко были большие друзья. И отчасти под влиянием, так сказать, дружеских разговоров Семашко и решился организовать вот этот самый ГИНЗ. И ГИНЗ явился, несомненно спасителем русской науки во время революции. Петроград голодал и пустел. Москва тоже голодала, но не пустела, а, наоборот пухла, наполнялась беженцами самого разнообразного сорта. Тогда Москвой завладел так называемый жаргон беженцев. Это, значит, еврейский такой, западно-польский жаргон. Первыми появились беженцы от немцев, занявших Западную Польшу. Они страшно повлияли на литературный русский язык, что сказывается до сих пор. Все ваше поколение в значительной мере пользуется этим беженским языком. Положение было очень тяжелое. Вы сейчас себе совершенно не представляете этот опустевший, голодающий Петроград, потом и Ленинград, и тоже голодающую, переполненную черт знает кем Москву. И тут наука тебе.

Семашко был очень умным человеком, вовремя уцелел. Уже после моего отъезда он успел смыться из наркомов, когда увидел, что закрепился окончательно Сталин . Он быстренько превратился в простого профессора Московского государственного университета, мирно прожил свою довольно долгую жизнь и помер в своей собственной постели естественной смертью.

Ссылки:
1. Первое возвращение Горького
2. Кольцов и Семашко решили отправить Тимофеева-Ресовского в Германию
3. КАК Я (ТИМОФЕЕВ-РЕССОВСКИЙ Н.В.) УМЫКАЛ НАРКОМА
4. Боровский
5. Создание "независимых" научных институтов, ГИНЗ
6. Тимофеев-Ресовский Н.В. похищает наркома Семашко
7. Елена Николаевна Семашко (1908—1983, по мужу Фаробина)
8. В.Е. Борейко: Колокол Кожевникова
9. Кольцов Николай Константинович (1872-1940)
10. Лебедева Вера Павловна (1881-1968)
11. Христофор Семенович Леденцов (1842-1907)1
12. Арест В. В. Парина, "Дело" Клюевой-Роскина и противораковый препарат КР
13. Семашко Елена (по мужу Фаробина 1908—1983)
14. Бажанов Б.Г. в Высшем совете физической культуры
15. Бажанов Б.Г.: первая поездка за границу
16. Федоровский Н.М. и Октябрьский переворот в Нижнем Новгороде

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»