Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

В.С. Аллилуев о сталинизме

Источник- Аллилуев В., 2002.

Какая странная закономерность наблюдается: чем хуже у нас дела, тем острее идет критика Сталина , обвинение его и некоего сталинизма, которого никогда в природе не существовало, во всех нынешних и завтрашних бедах, тупиках и провалах. Уж тут-то Сталин совершенно ни при чем. Он, как я уже говорил, сделал все, что обещал народу, и ни в чем его не обманул. Оставил страну сильной державой с завидным запасом энергии и золота. Лично не обогатился и родственников за счет государства не облагодетельствовал. Отвечать же за развал великого государства, за разбазаривание золотого запаса должны те, кто пришел ему на смену. Более того, осмелюсь заявить, что и в массовых репрессиях его особой вины нет, даже тогда, когда страдали невинные люди. Они, конечно, были, и в немалом числе. Если и есть в чем его вина, то она в том, что после смерти В. И. Ленина он в силу ряда причин проявлял к номенклатуре определенную снисходительность, даже мягкость. В течение тринадцати лет пытался путем критики, убеждения, разными методами партийного, идейного воздействия "уговорить" советские и партийные номенклатурные кадры быть честными, не воровать, не двурушничать, не брать взяток, подбирать работников по деловым и моральным качествам, отвечать за порученное дело, развивать критику и самокритику, не окружать себя подхалимами, земляками и родственниками, соблюдать партийную дисциплину, самим строго выполнять принятые решения и требовать того же от подчиненных, не заниматься фракционной деятельностью, разрушающей партию, быть бдительными и не забывать о наличии капиталистического окружения.

Но номенклатура "кастовела" и наглела, живя по каким-то своим, кастовым законам, полагая, что она, как жена Цезаря, вне подозрений. Эти "особенности" были характерны для людей, к сожалению, и близкого Сталину окружения.

Вот, например, что пишет в своих дневниках М.А. Сванидзе об Авеле Енукидзе , которого Пленум ЦК ВКП(б), состоявшийся 5-7 июня 1935 года, за политическое и бытовое разложение (а А. Енукидзе был тогда секретарем ЦИК) вывел из состава ЦК ВКП(б) и исключил из партии, 28 июня 1935 года: "Потом (Сталин) спросил меня: "Довольна ли я, что Авель понес наказание", - и улыбнулся - он знал, как я его презирала всеми фибрами души за его разложение личное, за его желание разлагать всех вокруг себя. Я сказала то, что думала. Сказала, что я не верила в то, что наше государство правовое, что у нас есть справедливость, что можно где-то найти правый суд (кроме ЦК., конечно, где всегда все правильно оценивалось), а теперь я счастлива, что нет этого гнезда разложения морали, нравов и быта. Авель, несомненно, сидя на такой должности, колоссально влиял на наш быт в течение 17 лет после революции. Будучи сам развратен и сластолюбив, он смрадил все вокруг себя - ему доставляло наслаждение сводничество, разлад семьи, обольщение девочек. Имея в своих руках все блага жизни, недостижимые для всех, в особенности в первые годы после революции, он использовал все это для личных грязных целей, покупая женщин и девушек. Тошно говорить и писать об этом, будучи эротически ненормальным и, очевидно, не стопроцентным мужчиной, он с каждым годом переходил на все более и более юных и, наконец, докатился до девочек 9-11 лет,, развращая их воображение, растлевая их, если не физически, то морально. Это фундамент всех безобразий, которые вокруг него происходили. Женщины, имеющие подходящих дочерей, владели всем, девочки за ненадобностью подсовывались другим мужчинам, более неустойчивым морально. В учреждение набирался штат только по половым признакам, нравившимся Авелю. Чтоб оправдать свой разврат, он готов был поощрять его во всем - шел широко навстречу мужу, бросавшему семью, детей, или просто сводил мужа с ненужной ему балериной, машинисткой, и пр. Чтоб не быть слишком на виду у партии, окружал себя беспартийными (аппарат, секретарши, друзья и знакомые из театрального мира). Под видом "доброго" благодетельствовал только тех, которые ему импонировали чувственно прямо или косвенно.

Контрреволюция, которая развилась в его ведомстве, явилась прямым следствием всех его поступков - стоило ему поставить интересную девочку или женщину, и все можно было около его носа разделывать..."

Вот уж не думаю, что Надежда , бывшая человеком строгих правил, стала бы защищать такого человека, как пишет об этом Светлана. Может быть, Авеля Енукидзе тоже надо считать невинной жертвой диктатора?..

Многие, очень многие не выдержали испытание властью. Эти слуги народа в один прекрасный день почувствовали себя полновластными хозяевами, которым народ теперь должен прислуживать, они легко перешагивали через законы, через нравственность. Немало больших чиновников оказалось не на уровне жестких профессиональных требований, удерживаясь на месте путем интриг, игр и заигрываний.

Глафира Блюхер в своих воспоминаниях приводит, на мой взгляд, один примечательный факт:

"Летом 1936 года для инспектирования ОКДВА на Дальний Восток, в Хабаровск, приехал Ян Борисович Гамарник - заместитель председателя РВС СССР и начальник Политуправления РККА. Встречи были в штабе, в нашем доме Ян Борисович не был. Деловые отношения между ним и Блюхером не складывались. Василий Константинович был хмурым, резким, очень озабоченным. При отъезде Гамарника в Москву он, сказавшись больным, провожать высокого московского гостя и начальника не поехал, что выглядело демонстрацией со стороны Василия Константиновича по отношению к Я. Б. Гамарнику. Я переживала, наблюдала и молчала - значит, этот риск был нужен. Несколько позже муж решил в дороге нагнать поезд, с которым уехал Гамарник. Видимо, Василий Константинович все рассчитал. Перед отъездом на вокзал он сказал мне:

- Все очень сложно, я поеду и догоню Гамарника. Так нужно. А ты готовься к срочному отъезду из Хабаровска, по-видимому, мы скоро уедем. Посмотри, чтобы все необходимое у нас было в порядке. Задерживаться не буду. Пришлю телеграмму. Мы условились: речь в телеграмме будет о Лиде (моя сестра, жившая в Симферополе). Если будет сообщено, что она приедет, - это будет означать, что мы в Хабаровске остаемся, если же не приедет - значит, мы уезжаем. Телеграмму из Читы я получила: "Лида приедет". Вскоре приехал муж, сумрачный, бремя тяжелых дум одолевало его. Не справившись с собою, он рассказал мне, что с Гамарником (встреча состоялась на пути ст. Бочкарево - Чита) был продолжительный разговор, в котором Я. Б. Гамарник предложил Василию Константиновичу убрать меня, как лицо подставное ("Объявим ее замешанной в шпионаже, тем самым обелим вас... молодая жена..."). На что Василий Константинович ответил (привожу его слова дословно): - Она не только мне жена, но и мать моего ребенка, и, пока я жив, ни один волос не упадет с ее головы. И теперь все еще - спустя полвека! - вспоминая об этом инциденте, с щемящим душу чувством думаю о тех силах, о тех паутинных хитросплетениях политических интриг: КТО? КАК? - вынудил Я. Б. Гамарника поступиться даже самой элементарной гражданской порядочностью, предложить сотоварищу такое..."

И разве теперь непонятно, откуда взялись репрессии в армии? Ведь тот же Я.Б. Гамарник был тогда членом ЦК ВКП(б), с 1929 года возглавлял Политическое управление РККА , одновременно являясь заместителем наркома обороны и заместителем председателя Реввоенсовета СССР.

В. К. Блюхер с 1929 года командовал Особой Дальневосточной армией , с 1934 года - кандидат в члены ЦК ВКП(б), в 1935 году стал одним из первых маршалов. Но на заслугах гражданской войны далеко не уедешь, наступили совсем иные времена в военных делах, и это показал один из не самых сильных военных эпизодов, разыгравшийся в 1938 году у озера Хасан , когда Блюхер оказался неспособным дать решительный отпор японским войскам. И вряд ли у М. Н. Тухачевского и у его подельников были шансы на оправдательный приговор Особого присутствия, в состав которого входил В. К. Блюхер, - ведь никто из обвиняемых, прости меня, Господи, не был ему ни женой, ни матерью ребенка... К сожалению, в среде военного комсостава с избытком хватало интриг, доносов, наушничества.

Не могу не коснуться еще одной публикации - "Коротко о Сталине" Г.К. Жукова , глубоко уважаемого мною выдающегося советского военачальника.

Предваряя эту публикацию, осуществленную в "Правде" от 20 января 1989 года, его дочь Мария Георгиевна пишет:

"Часто приходится сталкиваться с мнением людей старшего поколения о том, что теперешние публикации о Сталине и его преступлениях перед народом - выдумки нечистоплотных людей. Вот, мол, Жуков, который хорошо знал Сталина и работал с ним бок о бок во время войны, пишет в своих воспоминаниях совсем другое. Но они не учитывают, в какие годы писалась книга и в каком положении находился опальный маршал...

...Я знаю, что некоторые читатели встанут в позу, некоторые обидятся, а некоторые просто не поверят в подлинность этого материала. Но воля отца была такова - все, что он оставляет для истории, должно быть со временем опубликовано. Я выполняю оставленное мне завещание".

Я верю младшей дочери Георгия Константиновича, что это - подлинный материал, и благодарен ей за публикацию. Мне стало понятно, откуда взялись ссылки на некоторые негативные высказывания Жукова о Сталине, и вместе с тем я еще раз убедился, что оценка, данная мемуарам Г. К. Жукова "Воспоминания и размышления" В. Г. Комоловым , оказавшим помощь маршалу в подготовке этой книги к печати, - "это честная книга" - вполне справедлива. Мне трудно сказать, зачем Г. К. Жуков хранил этот материал в своем сейфе? Ради объективности? Не пришло время? А какое, собственно, время мешало этой публикации? После смерти Сталина всякое время для этого годилось, менялись только акценты критики, а суть оставалась все той же: во всех ошибках и провалах виноват один Сталин, а победы и успехи завоеваны коллективным руководством партии и народом под ее мудрым водительством. Были, правда, периоды умолчания и отдельные моменты, когда его имя называлось в связи с юбилеями Победы. И тем не менее Г. К. Жуков этот свой материал не опубликовал. Но вернемся к самому тексту. В нем говорится следующее. Понимая, что он не военный человек, Сталин, ставший Верховным Главнокомандующим, предложил Жукову пост заместителя Верховного Главнокомандующего . Жуков пытался отговориться, ссылаясь на свой трудный характер, на что Сталин без обиняков сказал ему:

"Обстановка угрожает гибелью стране, надо спасать Россию от врага любыми средствами, любыми жертвами. А что касается характеров - давайте подчиним их интересам Родины". И эту должность Жуков занимал до самого конца войны. Трудные характеры не помешали этим людям в совместной успешной деятельности. Почти всю войну Жуков пользовался расположением и доверием Сталина, что помогало ему успешно осуществлять мероприятия по организации и проведению операций, а Сталин "после битвы на Курской дуге в целом неплохо разбирался в военных вопросах". Но вот когда остались позади трудности и неудачи и замаячила Победа, Сталин, по мнению Жукова, стал интриговать и натравлять командующих друг на друга, а они, забыв уроки 1937 года, - клепать и наушничать Сталину на своих товарищей. И "особенно этим в конце войны занимался маршал И.С. Конев ".

"Расчет был здесь ясный, - считал тогда Г. К. Жуков. - Сталин хотел завершить блистательную победу над врагом под своим личным командованием, то есть повторить то, что сделал в 1813 году Александр I , отстранив Кутузова от главного командования и приняв на себя верховное командование с тем, чтобы прогарцевать на белом коне при въезде в Париж во главе русских доблестных войск, разгромивших армию Наполеона".

Печальная картина! Вот, оказывается, какие недоблестные мысли терзали наших полководцев на финише решающих битв, и они побуждали друг друга к действиям, отработанным в 1937 году. И вот уже вбит клин между Коневым и Жуковым, вот уже и между Жуковым и Рокоссовским нет "той сердечной, близкой товарищеской дружбы", которая была между ними долгие годы...

Но меня, как недоверчивого Фому, вдруг стали мучить сомнения. Откуда могла вообще возникнуть эта легенда о Сталине, хотевшем якобы сыграть роль Александра? Ведь этого в действительности не было, он даже не захотел прогарцевать на белом коне по Красной площади на знаменитом Параде Победы. И почему маршал решил повторить эту легенду спустя годы? Ведь статья эта явно не была написана в апреле или в мае 1945 года? Странно...

"Зная мою щепетильность, - пишет далее Жуков, - Сталин при проведении и последующих операций пытался неоднократно натравить меня на Конева, Рокоссовского и других, а их, в свою очередь, на меня.

А.М. Василевскому он наговаривал на меня, а мне на Василевского. Но А. М. Василевский, весьма порядочный человек, не шел на провокации Сталина. Зачем это нужно было Сталину? Сейчас я думаю, что все это делалось умышленно, с целью разобщения дружного коллектива высшего командования Вооруженных Сил, которого без всяких оснований и только лишь по клеветническим наговорам Берия и Абакумова он стал бояться".

Теми же примерно словами - "животный страх", "смертельно запуганный Сталин" - маршал объясняет и репрессии против военных в 1937 году .

После войны Г. К. Жуков был назначен Главнокомандующим сухопутными войсками . У него начались конфликты с Н.А. Булганиным , министром обороны , которому присвоили звание маршала, по мысли Жукова, чтобы досадить ему.

"И чем дальше шло время, - пишет Георгий Константинович, - тем больше накапливалось горючего материала во взаимоотношениях с Булганиным и Сталиным. Я чувствовал, что вокруг меня идет какая-то неблаговидная работа. И наконец разразилась для меня крупная неприятность".

Неприятность эта состояла в том, что Сталин собрал Главный Военный Совет (в его состав входил и Г. К. Жуков), на который были приглашены все члены Политбюро, маршалы, генералы, а также Ф. И. Голиков и М. В. Хруничев . С. М. Штеменко зачитал заявление на маршала Жукова от его бывшего адъютанта, подполковника Семочкина , и Главного маршала авиации А. А. Новикова , арестованных органами Госбезопасности. В этом заявлении говорилось, что Жуков нелояльно относится к Сталину, считает, что в годы войны именно он вершил все дела, что будто Жуков вел разговоры, направленные против Сталина, что он якобы еще во время войны сколачивал вокруг себя группу недовольных генералов и офицеров и т. п.

В итоге разбирательства Г. К. Жуков был снят с должности Главнокомандующего сухопутными войсками и направлен командовать войсками Одесского военного округа , а ближайший Пленум ЦК вывел его из своего состава. Прервем на время изложение последующих событий, о которых повествуется в статье Г. К. Жукова, и зададим простенький вопрос: а кому все это было нужно? кому выгодно?

Георгий Константинович утверждает, что инициатором интриг еще во время войны был Сталин, которому надо было разобщить дружный коллектив высшего командования, чтобы прогарцевать на белом победном коне. Очень все это сомнительно, и я уже говорил выше о своем скептицизме, появившемся у меня в ходе чтения этой статьи. Стал бы Сталин заниматься пошлыми интригами, стравливанием командующих, когда еще шла напряженная битва, когда надо было решать множество важных государственных проблем, постоянно утрясать сложные взаимоотношения с союзниками? Он был человеком редкой целеустремленности, и тогда перед ним стояла одна задача - окончательно сокрушить врага, добить его в собственном логове. И естественно, он был заинтересован, как лидер страны, чтобы высшее военное командование было не разобщенным и погрязшим в интригах, а боеспособным, слаженно действующим. И не надо было ему, как Александру I, добиваться должности главковерха, личного командования, он с первых дней войны и до ее последнего дня был Верховным Главнокомандующим . (Лет пять назад по нашему телевидению не раз показывали интереснейшее интервью с маршалом Г. К. Жуковым, которое у него брал в 70-е годы писатель К.М. Симонов . На один из вопросов о Сталине маршал ответил - взять на себя ответственность Верховного Главнокомандующего в воюющей стране - это очень мужественный поступок, вызывающий глубокое уважение.) И завершающую блистательную операцию заключительного этапа войны - Берлинскую - он поручил Георгию Константиновичу. И принял капитуляцию от поверженного врага маршал Г.К. Жуков , награжденный впоследствии орденом Победы. И принимал Парад Победы прославленный полководец Великой Отечественной маршал Г. К. Жуков. На белом коне. Так кому же это все было выгодно? Георгий Константинович практически сам об этом и пишет. В статье он говорит, что Берия и Абакумов продолжали фабриковать дело против него. Хрущев впоследствии рассказывал маршалу, что Сталин якобы говорил Берия: "Не верю никому, чтобы Жуков мог пойти на это дело (имеется в виду военный заговор. - В. А.).

Я его хорошо знаю. Он человек прямолинейный, резкий и может в глаза любому сказать неприятность, но против ЦК он не пойдет". Завершается "Коротко о Сталине" так:

"И тогда Сталин не дал арестовать меня. А когда арестовали самого Абакумова , то выяснилось, что он умышленно затевал всю эту историю, так же, как он творил их в мрачные 1937-1939 годы. Абакумова расстреляли, а меня вновь на XIX съезде партии Сталин лично рекомендовал ввести в состав ЦК КПСС. За все это неблагоприятное время Сталин нигде не сказал про меня ни одного плохого слова. И я был, конечно, благодарен ему за такую объективность".

Думаю, что истина кроется где-то здесь. Берия с его подручными совсем не нужны были тесные связи и взаимопонимание, установившееся в ходе войны между Сталиным и высшим военным командованием, этот блок ему был крайне опасен. И он пустил в ход сплетни и интриги, чтобы вбить клин между Сталиным и высшим командованием в целом, внести раздор в дружный коллектив высшего командования. Вполне достаточно было показать "сладенькую конфетку" славы победителя в войне, чтобы заставить некоторых полководцев клепать и наушничать друг на друга. Тут даже застенки не понадобились. К сожалению, не все оказались такими, как маршал А. М. Василевский.

А будь наши высокие военные чины подобны Василевскому, не было бы у нас и репрессий 1937-1938 годов. И все-таки при всем при том, что маршал Г.К. Жуков был подвергнут жесткой критике на том коллективном обсуждении и затем понижен в должности, все это делалось не за его спиной, не в тайных канцеляриях и кулуарах, а открыто, в присутствии Георгия Константиновича. Быть может, в чем-то эта критика и была несправедлива, но она была высказана прямо в глаза и не носила уничижительного характера. Сам Г.К. Жуков говорил об этом так:

"Сталин меня снимал, понижал в должности, но не унижал. И попробуй меня кто-нибудь при нем обидь - Сталин за меня бы голову оторвал".

На мой взгляд, статья "Коротко о Сталине" была написана где-то в промежутке между XX съездом партии и октябрьским Пленумом ЦК 1957 года. Как раз тогда началась "оттепель", борьба с последствиями культа личности Сталина. Н. С. Хрущев, сильно нуждавшийся в поддержке военных, решил опереться на Г. К. Жукова, еще в 1955 году последний был назначен министром обороны СССР . После XX съезда появилось немало публикаций, разного рода документов антисталинского характера. Заметки Г. К. Жукова в чем-то перекликаются с известным письмом Ф. Раскольникова Сталину, копия которого, по свидетельству младшей дочери маршала, лежала в его сейфе, рядом со статьей. На мой взгляд, в этой статье ощущается определенная заданность. Н. С. Хрущев использовал маршала "до дна", вместе с тем он провокационно культивировал в нем те черты, за которые потом при удобном случае снял его со всех постов. Об этом косвенно пишет Главнокомандующий ВМФ Н.Г. Кузнецов в материале "Наши отношения с Жуковым были поистине драматическими" :

"Жуков импонировал ему (Н.С. Хрущеву. - В. А.) грубостью и стремлением к единоличной власти. Но такие властолюбивые люди, как Жуков, опасны, если над ними нет сильной руки и авторитета". Г. К. Жуков провел операцию по аресту Л.П. Берия на заседании Президиума ЦК, он же сыграл важнейшую роль в победе Никиты Сергеевича над "антипартийной группой Маленкова , Кагановича, Молотова, Первухина, Сабурова, Булганина и примкнувшего к ним Шепилова": за считанные часы под его руководством военно-транспортная авиация доставила в Москву на июльский Пленум ЦК КПСС 1957 года всех поддерживающих Хрущева членов ЦК, что и предопределило исход дела.

Однако после этого исторического события сильная и властная фигура Г. К. Жукова оказалась обременительной для Никиты Сергеевича. В октябре 1957 года он отправил маршала в Югославию , откуда тот вернулся простым туристом. Затем Г.К. Жуков под погромную критику и обвинения в бонапартизме был выведен на пленуме из состава Президиума ЦК КПСС, куда он был введен Хрущевым в 1956 году, и из состава ЦК КПСС.

Г.К. Жуков достойно пережил эту опалу, не сломался, многое, как мне кажется, переосмыслил, переоценил, до конца оставаясь верен присяге и имени коммуниста. Он не стал публиковать "Коротко о Сталине" и принялся за подготовку своего серьезного и фундаментального труда "Воспоминания и размышления", отличающегося взвешенностью и объективностью, документальностью и аргументированностью. Портрет Сталина дан в этой книге достаточно достоверно. Светлана читала эту книгу, когда жила у меня дома, и я потом обнаружил в ней множество ее пометок. Позже в ее "Книге для внучек" я нашел такие строчки: "Маршал Жуков в первом варианте своих мемуаров, выпущенных еще при его жизни, отдал дань способностям Сталина как крупного полководца и организатора... Портрет Сталина в мемуарах Жукова был в высшей степени положительным... Оценивать лидеров такого крупного масштаба должны люди, хоть сколько- нибудь приближающиеся к такому масштабу сами, такие, как Черчилль, Рузвельт, де Голль. Для меня их оценки имеют значение. Мнениями же академиков, журналистов и писателей, никогда не являвшихся лидерами больших стран, я позволю себе пренебречь". И я полностью согласен со Светланой. Позволю себе привести оценку Сталина, данную в свое время человеком, на собственном опыте познавшим, что такое Россия. Эти слова принадлежат А.Ф. Керенскому :

"Великий человек. Двое таких было: Петр I и Он. Оба сделали Россию державой". Приведу еще одно высказывание Светланы из "Книги для внучек", которое я также разделяю:

"В условиях коллективного руководства, осуществляемого Политбюро ЦК, все до единого должны нести моральную ответственность за все дела партии. Коллективно была достигнута победа, коллективно был организован и осуществлял свои расправы ГУЛАГ. Я считаю партию ответственной за все, что приписывают сейчас одному лишь Сталину. Мое мнение разделяют многие. Это - не "защита", а историческая объективность".

Ссылки:
1. В.С. АЛЛИЛУЕВ О СТАЛИНЕ, СТАЛИНИЗМЕ, РЕПРЕССИЯХ И ПЕРЕСТРОЙКЕ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»