Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Крушение надежд. [Войнович В.Н.,1968 - втржение в Чехословакию]

Лето 1968 года мы с Ирой проводили на арендованной даче в поселке Отдых по Казанской железной дороге. Там, не прекращая работы над "Чонкиным", я написал сначала как вставную новеллу в "Чонкина" , а потом оставил как самостоятельную вещь сатирический рассказ "В кругу друзей" " о попойке Сталина и его соратников в ночь на 22 июня. После чего принялся за повесть "Путем взаимной переписки" .

По вечерам включал свою "Спидолу", слушал западные "враждебные голоса", которые уже несколько лет не глушили. В это время "Пражская весна" была уже в самом разгаре, что внушало большие надежды людям вроде меня и вызывало страх у других. Впрочем, мы тоже боялись.

Боялись, что советское руководство применит против пражских реформаторов силу. К тому все и шло. Руководители КПСС все чаще вмешивались в дела Чехословакии, предупреждали, угрожали, вызывали чехов на переговоры в Москву, сами ездили в Прагу, проводили встречи на нейтральной территории. Устраивали угрожающие военные маневры. Нависала опасность нашего вторжения в Чехословакию. Естественно, я и люди примерно таких же взглядов очень надеялись на успех Пражской революции, потому что она неизбежно привела бы к подобным реформам и в СССР, но глядя на портреты членов Политбюро ЦК КПСС и судя по их речам и действиям, ясно было, что ни на какие реформы они не способны и готовы только к закручиванию гаек.

Значит, они сделают все, чтобы задавить эту революцию и подавить наши призрачные надежды на лучшее. Единственная надежда была, что струсят и не посмеют. Лето было теплое. По утрам, когда я выходил на участок, меня приветствовала всегда копавшаяся в огороде пожилая соседка. Муж ее дочери был советским дипломатом высокого ранга, служил в Чехословакии , она так же, как и я, очень интересовалась тем, что там происходит.

Но в отличие от меня была в ужасе от тамошнего разгула свободы и демократии. Каждое утро она меня встречала примерно такими словами:

- Владимир Николаевич, как вам нравится, что там происходит? Вы слышали, что говорит Дубчек? Мне звонила моя дочь, она говорит, что положение очень серьезно. Ужас! Ужас!

Я, придуриваясь, ужасался вместе с ней. Двадцатого августа я дописывал свою повесть и, торопясь довести ее до конца, работал до полуночи. Примерно в полночь поставил точку и включил радио. Вместо членораздельных звуков из приемника раздался давно не слышанный вой глушилок. Ни одного слова я не расслышал, но именно по вою глушилок понял, что вторжение советских войск свершилось. Только к утру сквозь этот нечеловеческий вой удалось что-то расслышать.

Советские танки вошли в Прагу . Идет бой в районе Винограды. В этом районе, я помнил, жила моя переводчица Ольга Машкова. Я представил себе, что в том бою приняли участие два ее сына-подростка. Утром вышел на крыльцо. Соседка, видимо, с нетерпением меня ожидала, чтобы поделиться. Пролезла сквозь дырку в заборе, бежит ко мне через грядки:

- Владимир Николаевич! Вы слышали? Я так рада! Так рада!

- Пошла вон, старая дура! - не сдержался я. Она опешила, остановилась, ничего не понимая. Ведь я еще вчера был, как ей казалось, ее полным единомышленником.

- Вот какие у нас настроения! - наконец вымолвила она, отступая.

22 августа мы с Ирой уехали в Тарусу и сняли там комнату с верандой.

В компании со Светами (так мы называли пару Феликса Светова и Зою Крахмальникову ) и других людей, так же, как мы, воспринимавших тогдашние события, слушали по ночам, когда чуть-чуть ослабевали глушилки, новости из Праги. Пражане оказывали нашим войскам пассивное сопротивление. Поснимали с домов таблички с названиями улиц, и советские танки блуждали по городу, как слепые. Люди вывешивали призывы: "Русские, возвращайтесь домой!" Некоторые тексты были с юмором: "Советский цирк опять в Праге! Не кормить! Не дразнить!" Ян Палах сжег себя на Вацлавской площади.

Какой-то советский офицер отказался выполнять преступный приказ и застрелился. Западные компартии выражали недоумение.

Знаменитый французский шансонье Ив Монтан , еще недавно считавшийся "другом Советского Союза", выступил против советского вторжения. С протестом против вторжения вышли на Красную площадь восемь молодых людей, советских граждан. Двух из них - Павла Литвинова и Наталью Горбаневскую - я знал лично. На самом деле их было девять, Наталья вышла с коляской, в которой сидел ее грудной сын. Мы слушали радио, гадали, что будет, предполагая любой исход. Думали, что чехи могут оказать вооруженное сопротивление и конфликт перерастет в большую войну. Все завершилось проще. Чехи и словаки оказались реалистами.

Чехословацкая армия из казарм не вышла, а в руководстве страны нашлись коллаборационисты, сменившие реформаторов. Значительная часть чехословацких интеллигентов перебралась на Запад. А мы с Ирой вернулись на подмосковную дачу. В дурном настроении. Ясно было, что, покончив с чехословацкой смутой, советские властители примутся за нас.

Ссылки:
1. ВОЙНОВИЧ В.Н.: "УЙТИ В РАЗРЯД НЕБРИТЫХ ЛИЦ" (1968-1969)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»