Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Рыльск, Степановы, К.Б. Вакар.

Источник:  "Дорога": воспоминания К.Б. Вакара

В студенческие годы, когда оставалось время от туристских походов я несколько раз ездил в г. Рыльск , что в сотне километров от Курска. Там жила сестра Галины Вячеславовны - Клавдия Вячеславовна с мужем и сыновьями. Старший из троих сыновей - Женя на 10 лет моложе меня. Компанию тогда ребята составить мне не могли и я ездил по району с их родителями. Клавдия Вячеславовна была агрономом районной конторы "Сортсемовощ", а ее муж, Андрей Никифорович - "номенклатурным работником" районного масштаба. Одно время он был директором кирпичного завода, инструктором райкома партии, последние годы председателем колхоза. По долгу службы они часто ездили в "глубинку" и я, конечно, с ними. Это позволило мне близко познакомиться с жизнью курской деревни в самых глухих ее уголках. Жили в пятидесятых годах не голодно, но до ужаса серо. Низкие хатенки, сляпанные из жердей обмазанных глиной, в хате же куры, поросята, невероятная грязь.

Электричества в деревнях, за редким исключением, не было. И люди производили впечатление серости, забитости; характерной чертой было раболепие перед начальством. Может быть моим протестом этой холуйской атмосфере и была небольшая история, случившаяся в деревеньке километрах в двадцати от Рыльска. Был я там вместе с Клавдией Вячеславовной, она пошла по делам, а я просто болтался по деревне. При мне приехал на бричке какой-то из второстепенных секретарей райкома. Лошадь он привязал к забору, а самого под белы руки отвели к столу с водочкой и обильной закусью. За время трапезы крестьяне сносили в бричку мешки с овощами, мукой и еще какой-то снедью. Я наблюдал это трогательное проявление "любви" к партийному начальству. Когда барин, слегка осоловевший от водочки и плотной еды вышел облегчиться, я сказал ему: "Что ж ты сам ешь, а лошадь у тебя газету читает!" Дальнейшая беседа протекала в одностороннем порядке: "А ты кто та-кой? Почему произносишь антисоветские лозунги? Надо отвезти в район для выяснения."

Сразу нашлись свидетели, что я занимался антисоветской агитацией, хотя я просто ни с кем не разговаривал. Выручила меня Клавдия Вячеславовна, уговорившая секретаря отпустить меня в Рыльск за документами. Я выпряг лошадь из телеги, в которой мы приехали и верхом поскакал в город. Когда я вернулся, документы показывать было некому - "барин" был пьян в стельку и блевал вперемежку с невнятным мычанием. Испугался я позже, поняв, что был на волосок от того, чтобы лет на 10 уехать в сталинский ГУЛАГ - это был еще пятидесятый год.

С Андреем Никифоровичем ездили по окраинным колхозам инспектировать сдачу хлеба. В одной из деревень, после выступления председателя сельсовета, бывшего фронтовика, Героя Советского Союза - низкая изба, керосиновая лампа на столе, густой махорочный дым, сумрачные мужики на лавках, речь: "Что же вы... вашу мать ..." - пригласили к столу. Обильная деревенская закусь, водка без ограничения, матершина не как ругательство, а как содержательная часть беседы. Несколько позже я узнал, что этот Герой Советского Союза послал Заготовителя с крупной суммой денег в дальнюю деревню, подкараулил и убил его в сговоре с остальным деревенским начальством. Именно эти деньги и пропивали мы тогда в той полутемной избе. Кажется, потом его расстреляли. Чтобы добавить еще один штрих к портрету советской власти, расскажу дальнейшую историю Клавдии Вячеславовны и Андрея Никифоровича Степановых .

Будучи председателем колхоза, Андрей Никифорович дал рекомендацию в партию некому Воробьеву. Через несколько лет, когда Воробьев был уже секретарем парторганизации колхоза и сумел установить тесные дружеские отношения с большим начальством из обкома КПСС, Андрей Никифорович узнал, что в период оккупации Воробьев был немецким полицаем. О своем открытии он сообщил в райком, поскольку именно он давал рекомендацию в партию несколько лет назад. По указанию обкома следствием было сфабриковано дело против Степановых с кучей пунктов обвинения. Здесь было и взяточничество, и присвоение колхозных денег, и нарушение устава колхоза, и воровство, и Бог знает что еще. В ходе следствия ни одно обвинение не подтвердилось. Тем не менее Степановы были осуждены на 7 лет тюрьмы. Не помогла их предыдущая беспорочная работа, не помогло и то, что они отстающий, разваливающийся колхоз вывели в передовые - оба были людьми недюжинной энергии и организаторских способностей, не говоря уже о том, что меньше всего думали о собственной наживе, а больше о том, чтобы сделать что-то доброе для людей. Указание обкома было законом, а все остальные писанные "законы" - блеф для дурачков. Клавдию Вячеславовну освободили досрочно через 3,5 года, а Андрей Никифорович отсидел все 7 лет. Вскоре после освобождения Андрей Никифорович умер от сердечной недостаточности, а Клавдия Вячеславовна вот уже 20 лет пытается найти правду в высших судебных инстанциях страны, но правительства меняются, а суть социализма пока еще остается, ибо все те же чиновники вершат нашими судьбами.

Семья Степановых, а со старшим сыном - Женей и Клавдией Вячеславовной мы поддерживаем добрые отношения, мне всегда нравилась своей дружностью, взаимопомощью, какой-то широкой бескорыстностью и оптимизмом, сохранившимся несмотря на все тяготы, выпавшие на их долю. Ныне Женя , унаследовавший от родителей талант организатора и доброту к людям, директор крупного сельскохозяйственного акционерного общества под г. Рузой. Видимся мы довольно редко, но всегда при встрече меня радуют успехи его в наших очень сложных условиях, его забота о людях. А собственного шикарного коттеджа он себе так и не построил и личной автомашины не приобрел.

Ссылки:
1. "ДОРОГА" (неопубликованные воспоминания и размышления К.Б. Вакара)
2. Университет (К.Б. Вакар)
3. Степанов Евгений Андреевич

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»