Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Свадьба Вайнштейна Г.М.

Наконец настал знаменательный день свадьбы - 29 октября. Венчание назначили около 2 часов дня в церкви села Николаевка, где Щекины были прихожанами. Я приехал в Сергеевку с моим старшим братом Осипом Марковичем и тетей Цилей . Вскоре после нас приехала Мария Никаноровна Бурнашева - моя посаженая мать - и с ней молоденькая гувернантка Загоскина , никогда, как оказалось, не видавшая свадебного обряда. Внучка известного в XIX веке литератора Загоскина , она круглой сиротой поступила в Смольный институт и по окончании института попала в гувернантки к Бурнашевой. Ростом, общей внешностью, манерами походила на Юличку и вполне гармонировала с ней в качестве так называемой подружки.

Как всегда, в это время года в черноземной полосе, после длительных дождей, все проселочные дороги и тропинки представляли собой сплошную грязь. Проехать можно было лишь с неимоверными усилиями - вполне могли застрять в поле или сломать экипаж, но, в общем, все обошлось благополучно. Я уехал в церковь со своими родными раньше невесты. Невесту я встретил на паперти и, предложив руку, торжественно ввел в церковь в полной уверенности, что мое счастье в руках этой маленькой Юлички. В окружении молчаливых близких и любопытных я вел к аналою свою будущую подругу жизни, полный благоговения.

В Сергеевке мой слух давно уловил нашептывания Марии Аркадьевны: "Если, Юличка, идя к венцу, раньше ступишь на коврик, то будешь главой семьи. Запомни хорошенько". В этом наставлении чувствовалась порода, кровь поколений, и я его не забыл. Помнила ли Юличка, не знаю, но, подведя ее к аналою, я намеренно задержался на полшага и, пропуская невесту вперед, тихо сказал ей: "Пожалуйста". Кто из нас фактически ступил первым на коврик, не помню, но мой жест как будто заметили. Ведь окружающие, что называется, ели нас глазами. Во все время венчания я себя чувствовал легко, свободно. Юличка мне казалась углубленной, усердно молилась. Когда расщепленным старостью голосом дьякон Овечкин, как бы боясь, чтобы его не остановили, торопясь, провозгласил: "Да-а-а убо-ится же-е-е-на мужа сво-о-о-его!", я слегка прижал к себе локоть Юлички, шепнув: "Слышите?" - она покраснела и ласково на меня взглянула.

Наконец длительная церемония венчания кончилась; начались поздравления, объятия, поцелуи. Из деревни я ехал с Юличкой в карете. При спуске с горы к дому в Сергеевке я уронил носовой платок, свалившийся в канаву. Я его не поднял. Этому ничтожному случайному эпизоду дали какое-то объяснение, но я его не помню. В Сергеевке молодых встретили дядя и тетя у порога, покрытого шубой, по которой мы прошли (таков обычай), чтобы принять благословение иконой.

Подали шампанское, поздравляли молодых, кричали "ура", "горько". Затем обедали, пили водку, вино, шампанское, вновь бесконечно кричали "ура" и "горько", заставляли молодых целоваться, что заметно конфузило Юличку. В числе бесконечных тостов выделялись тосты дяди Аркадия Ионовича, большого мастера провозглашать экспромты в стихах и прозе. Он же произнес пространную витиеватую речь и тост за молодых - за счастливый, удачный, разумный брачный союз представителя технического транспортного труда с трудовой девушкой, являющейся потомком Рюриковичей. "Такой брак, если Господь благословит, - закончил дядя, - должен дать и даст здоровое, талантливое потомство". Андрей Аркадьевич предложил тост за моих родных. Отвечал мой старший брат Осип Маркович, предложивший тост "за Щекиных и Красноглядовых, с которыми наша семья этим браком имела честь и счастье породниться".

Хотя пили много и усердно, но все шло хорошо, гладко. Я очень сожалел, что свадебный обычай не дает мне право ответить на тосты, а когда я это высказал Юличке, она ответила: "И очень хорошо - все равно никто уже ничего не разберет и не услышит. Ведь одного шампанского выпито около трех дюжин".

В это время доложили, что из Сергеевки и ближайших деревень пришли "славить молодых". Все вышли на террасу слушать, как бабы "кричали песни", как говорят в Курске. Поющим подносили по большому фужеру водки. Все опьянели, крики продолжались.

Я еще не отметил, что в числе моих гостей кроме родных были сослуживцы, начальники станций Грацианский , Баранов и Федоров .

Баранов и Федоров перепились, что называется, до бесчувствия, настолько, что когда бабы, славившие молодых, выпили всю водку и кто-то из толпы крикнул: "Можно послать за водкой, у кабатчика Леонова много водки в запасе", сначала я, затем Щекины бросили в толпу деньги, по три или пять рублей, то Баранов бросил бабам свой бумажник, в котором кроме своих было около 100 рублей чужих денег, а Федоров отдал толпе около 200 рублей станционной выручки, то есть казенных денег.

Остается присовокупить, что Федоров в конечном счете опьянел настолько, что в нижнем этаже, где были сложены все верхние вещи, закопался в дамские шубы и ротонды; выспавшись, он уже смог встать на ноги, чтобы уехать. Затем тетя нам рассказывала, что после отъезда молодых и гостей, когда стали прибирать в доме, в раздевалке нижнего этажа нашли глаженую мужскую сорочку. Никак не могли понять, кто и как мог потерять свою сорочку. Оказалось, что Федоров, лежа в дамских ротондах, от жары снял мундир и разоблачился. А когда его разбудили, он второпях напялил на себя форменный железнодорожный мундир со стоячим воротником, а про глаженую сорочку забыл.

Баранов у Щекиных не спал, а бесконечно ворчал и сердился. Ему пришлось возвращаться на станцию в одном экипаже с моей тетей Цилей, которая затем жаловалась, что Баранов грозил ее высадить из экипажа в поле, среди непролазной грязи. Один Грацианский уехал вполне благополучно.

Пышущая здоровьем краснощекая Юличка сидела за столом во время свадебного обеда бледная-бледная. Оказалось, что (также по обычаю предков) молодые в день венца не должны ничего есть и даже глотка воды не могут выпить. Я, признаться, пренебрег этим обычаем, хотя и был предупрежден, что надо поститься. Утром пил чай, а перед отъездом в Сергеевку слегка позавтракал. Бедная Юличка, как выяснилось, ровно сутки ничего не брала в рот. Естественное волнение в столь знаменательный день, обряд венчания, когда взоры всех находящихся в церкви обращены на невесту, затем отвратительная осенняя грязь, объятия, приветствия и, наконец, шампанское на голодный желудок - все это повлияло на Юличку. А тостам не было конца, и со всеми надо было чокаться и хоть для вида пригубить шампанское, кружившее голову.

Тост за будущее поколение Красноглядовых вызвал всеобщее смущение, и в особенности милейшей Маши ( Марии Евгеньевны Мизгер ), находившейся на нашей свадьбе уже в просторном капоте. Так шумно, шумно проходил наш свадебный обед. Молодой зять Виктор Александрович Мизгер где-то уснул в уголочке, и его долго искали.

Все же, несмотря на такое гульбище, когда, кроме тети, молодых да нескольких дам, почти не было трезвых, все разъехались вполне благополучно и нас доставили на вокзал своевременно к 10 часам, почти ко времени отхода почтового поезда на Москву (было решено, что после венца мы поедем в Москву). До отхода поезда оставалось несколько минут, и мы зашли в нашу квартиру, хотя все было приготовлено к отъезду заблаговременно. Квартира блестела новизной, все выглядело празднично, парадно - даже посуда в кухне. Хмельные шафера Щекин, Шаумян и еще кто- то было крикнули: "С новосельем, принимайте гостей!" Но я заявил, что через несколько минут мы уедем, поэтому будем ожидать дорогих гостей после возвращения из Москвы, и стал торопить Юличку на вокзал. А она усердно крестила все углы наших комнат.

Поездка наша в Москву было предрешена по нескольким соображениям: во-первых, я хотел показать Юличке Москву, где она еще не была, во- вторых, мечтал показать свою молодую жену моей московской родне - Филипповым , и в особенности старухе Марии Егоровне - моей крестной матери, и, в-третьих, тем, что все, имевшие возможность, совершали свадебные поездки, а у меня уже были для себя и жены бесплатные билеты. Да еще какие!

Ссылки:
1. ВАЙНШТЕЙН Г.М. НАЧАЛЬНИК СТАНЦИИ ЗОЛОТУХИНО, ЖЕНИТЬБА, ЮЛИЧКА

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»