Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Железные дороги в 60-70-х годах XIX века

Из Вайнштейна

Железные дороги в 60-70-х годах XIX века росли как грибы, и на постройках наживались не только строители и подрядчики - фон Мекки , фон Дервизы , Губонины , Поляковы и другие им подобные, но и их покровители: великие князья, министры, правительственные инспектора, инженеры всяких рангов и прочие - до мелких чиновников министерств включительно. Одни наживали миллионы, другие тысячи и десятки тысяч, третьи сотни рублей - не в этом суть дела. К наживе стремились все, и взятки цвели, как библейский Ханаан.

Некоторые соискатели концессий определяли поверстную стоимость значительно выше максимальной - ведь иным покровителям приходилось давать взятки до 4 тысяч рублей с каждой строительной версты. Такие куши получали знатные покровители в столице, способствовавшие получению концессий. А остальные, по нисходящей, коих было немало? А себе? А ближайшим сотрудникам и местной администрации всяких рангов? Словом, создавался сплошной замкнутый круг с определенными воровскими традициями, автоматически передававшимися из рода в род служащим постройки, а затем и эксплуатации железных дорог.

Совершенно очевидно, что при быстром росте строительства железных дорог с подготовленными кадрами для их обслуживания дело обстояло скверно. Машинистов, дорожных мастеров, техников, начальников станций некоторым частным дорогам нередко приходилось приглашать из-за границы с молчаливого согласия правительства. Но так как иностранцы обходились недешево, то для заполнения штатов волей-неволей пришлось набирать людей на местах, т.е. нередко мало соответствовавших условиям работы на транспорте. К числу таких, набранных на месте без разбора или по протекции местных администраторов, надо отнести и некоторых технических конторщиков Курской железнодорожной станции.

Прогулы, пьянство, малое и крупное мошенничество, взяточничество были обычными явлениями, никого не конфузившими. Крали все: свечи, дрова, уголь, писчую бумагу, перья, карандаши, гвозди - все имевшееся в кладовых. Особо варварски расхищали вагонные свечи, которые десятками пудов сбывали на рынок без зазрения совести и за бесценок. Какими-то пробными опытами было установлено, что вагонная свеча должна гореть восемь часов. Для определения нормы освещения вагонов пассажирских поездов были объявлены астрономические сведения обсерватории о продолжительности темного времени на каждый месяц в часах и минутах. Зная, сколько времени поезд будет в темноте находиться в пути, наличие вагонов и количество горелок в вагонных фонарях, казалось, нетрудно было определить количество свечей, подлежащих выдаче на каждый поезд. Если свеча при опытах в комнате догорала ровно через восемь часов, то в вагонном фонаре, на ходу поезда, при тряске, время горения свечи было различным - от 5 до 7 часов, в зависимости от конструкции вагона и наружной температуры.

Все городские рынки Москвы, Тулы, Орла, Курска были завалены вагонными свечами. Не важно, что на свечах были оттиски с названием железной дороги. Эти оттиски умело счищали, а в большинстве случаев сбывали в полной неприкосновенности. То же было с письменными принадлежностями, поэтому правление дороги прекратило отпуск карандашей и перьев. Для их приобретения каждый конторский служащий получал один рубль в месяц - 12 рублей в год. Деньги, вырученные за свечи, керосин и прочие материалы, пропивались.

Жили конторщики весело и не тужили, напиваясь и обжираясь до бесчувствия, соревнуясь друг с другом в безобразиях, дебошах и подлогах. Были субъекты, проживавшие свой месячный заработок за пару дней после получения жалованья. Затем дня два-три похмелялись и приводили себя в порядок. После прогула и похмелья у субъекта наступало особое рвение к работе. Бывали случаи, когда такой конторщик, для нагона упущенного, несколько дней работал день и ночь, без сна и отдыха. Подобные крайности были нередки, и с ними администрация так или иначе мирилась, учитывая работоспособность и практический стаж служащего, - ведь замены не было.

Наконец, было немало пользовавшихся покровительством сильных "мира сего". Это был особый сорт оскудевших дворян: недоросли-Митрофанушки, недоучки, изгнанные из привилегированных или непривилегированных учебных заведений за "громкое поведение и тихие успехи". Были люди солидного возраста: бывшие чиновники, офицеры, интенданты в отставке, где-то когда-то якобы "пострадавшие за правду".

Ссылки:
1. Головина Мария Салвадоровна (ур. Молас) (1884-1956)
2. Никифораки Мария Антоновна
3. ВАЙНШТЕЙН Г.М.: СЛУЖБА В КУРСКЕ НА ЖЕЛЕЗНОЙ ДОРОГЕ
4. В Курске у братьев (Вайнштейн Г.М.)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»