Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Рябчиков обращается к "первопроходцам" - ученым и конструкторам

Партийная печать становится для Е. И. все менее надежным пристанищем, уже нет ощущения привычного комфорта. Может, именно тогдашний "фон" понуждает Рябчикова что-то менять в своей жизни. И его, кажется, "осеняет": "человека будущего" надо искать не столько в заводских цехах, на стройках, в рудниках и шахтах, сколько среди тех, кто покоряет высоты науки, техники, изучает и осваивает космос. Не говоря уже о том, что новая тема позволяла уйти от каждодневно ощущаемых противоречий окружающего "мира". "Народ ждет от нас, - писал Е. И., - взволнованной, умной, художественно выразительной публицистики о советской науке, о ее проблемах и ее творцах. Но как еще мало, медленно, а подчас и невыразительно пишем мы о науке!".

В этом смысле знаковым стал очерк об академике И. В. Курчатове ("Правда" 24 сентября 1961 г.) и последующие публикации о нем - первое "открытое" знакомство читателей с советским ядерщиком * 1. Увы, после смерти Игоря Васильевича.

Е. И. готовился долго и обстоятельно: собирал материал, беседовал со многими соратниками ученого, с теми, кто его знал, прочитал все доступное об атоме. Наконец, статья готова. Секретность темы явно ограничивала Евгения Ивановича, однако нужные краски, слова нашлись.

Нашлись и у цензоров. Они наотрез отказывались пропускать материал. Из кабинета одного из таких перестраховщиков Рябчиков по "вертушке" позвонил Н. С. Хрущеву . Первого секретаря ЦК КПСС он разыскал - чего это стоило! - ночью на даче. Полусонный Никита Сергеевич выматерился, но разрешение дал.

Публикация произвела большое впечатление. Сродни сенсации. (А для дневника осталось: "Атом испортил всем нам жизнь: люди стали нервными, истеричными, без будущего, без веры, без любви. Странный век страха и смерти").

Штрихи к теме.

Работая над сценарием фильма "Игорь Васильевич Курчатов".

"Я заходил в кабинет, где он принимал ученых и инженеров, проводил совещания, рассчитывал формулы на небольшой грифельной доске. Заходил я и в соседний, совсем маленький кабинет, прозванный "кельей". Там, посередине, - крошечный письменный стол и второй, еще меньший, у стены, специально для научных журналов и газет. Здесь Курчатов, уединяясь, писал, обдумывал, принимал особо важные решения. И когда потом, покинув "келью", идешь то в "горячую лабораторию", то к термоядерным установкам, то к "Ромашке", - везде ощущаешь незримое присутствие великого ученого- коммуниста, и, кажется, всюду слышишь его любимое обращение к молодым физикам и к ученым старшего поколения:

"Открытия есть? Чем порадуем Родину?".

Однажды Е. И. рассказал о своей задумке С. П. Королеву . Тот живо отреагировал: "Я знал Курчатова, любил его, многим ему обязан. Это был выдающийся ученый. Это был Человек, коммунист. Учился у него умению работать с большим коллективом, направлять усилия сотен и тысяч людей, выходить из трудных положений. Был на испытании водородной бомбы и видел, как действовал на полигоне Игорь Васильевич. Это было незабываемое и поучительное в высшей мере зрелище. Когда нужно было бросать водородную бомбу, изменился ветер, и тогда Курчатов мгновенно принял решение посадить самолет с водородной бомбой. Мне довелось бывать у него дома, на работе, ездил с ним и многому научился". - А мы, - заметил я, - убедились в том, что великого ученого безобразно мало снимали и поколения будут знать о Прометее по официальной хронике и фотографиям. - Вы, - отреагировал СП, - обязаны сделать картину о Курчатове замечательной. Покажите мне ее. Постараюсь помочь вам.".

Евгений Иванович возвращается и к теме, которая уже была знакома читателям, но получила свое продолжение: он писал о главном конструкторе "крылатых кораблей" Р. Е. Алексееве - его "детище" со временем стало "визитной карточкой" речного транспорта. И не только.

А с каким энтузиазмом он отнесся к "исключительно интересному эксперименту по созданию в Москве, с участием Совета Экономической Взаимопомощи "Дома будущего" (проект архитектурной мастерской Н. А. Остермана ) - первого в мире жилого комплекса, на примере которого будут решаться в совокупности социологические, бытовые, нравственные, воспитательные и правовые проблемы".

Рябчиков предложил Московской студии научно-популярных фильмов создать цветную двухчастевую ленту, рассказывающую об этом проекте:

"все представляет огромный интерес и бесспорно станет в центре внимания советской и мировой общественности". (Мне же подумалось: вот появился бы "клон" Дома на набережной и "Дома коммуны" - 8-этажного студенческого общежития на 2-м Донском проезде, которое построили к 1933 году. В итоге проект упростили, и по адресу ул. Шверника, д. 19 "вырос" Дом аспирантов и стажеров МГУ ).

Словом, он все более увлечен "первопроходцами": "Меня всю жизнь интересовали люди, которые всегда идут вперед, зачастую с риском для жизни - космонавты, летчики, полярники, атомщики. Считаю самым дорогим для нас, пишущих, рассказывать о великом чуде - человеческой любознательности, стремлении вперед".

Ссылки:
1. РЯБЧИКОВ Е.И. В "ПРАВДЕ" 1959-1963

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»