Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Пурмаль А.П. "Я внимательно читал Э.-М.Ремарка"

У Толи было замечательное для мужчины свойство - он любил цветы и всегда их дарил. Необязательно к значимым дням, необязательно дорогие роскошные букеты, а почти ежедневные милые подношения: от весеннего букетика незабудок, пролесок или ландышей, ветки тополя или ивы с лопнувшими почками, до осенних полыхающих листьев. Когда жили вместе с родителями, не было случая, чтобы букет или цветок был один - всегда два: для матери и жены. Семейные, дружеские отношения не гарантированы от мелких ссор, обид, упреков: что-то не сделал, не позвонила, куда-то не приехали вовремя. Толя в таких случаях не выяснял причины и сам не оправдывался, справедливо полагая, что в пылу выяснения отношений можно зайти так далеко, что обратно вернуться будет трудно. Это правило соблюдалось неукоснительно. Сознавая свою вину или оплошность, непременно приходил с цветами. На мой вопрос: "Почему?" ответил: "Я внимательно читал Ремарка и навсегда запомнил правило одного из его героев: никогда не объясняйся с женщиной, только молча дари цветы".

Толю любили мамы его подруг и друзей, во всех домах встречали с улыбкой, он приносил радость общения, вместе с маленьким сюрпризом, смешным рассказом, новым анекдотом. Кстати, о сюрпризах. Самый огромный букет в жизни я получила от Толи весной 1952 года. Третий курс биофака, у меня сомнения в выборе специальности. Прослушала курсы, сдала практикумы на кафедре антропологии, где специализация начиналась на год раньше других кафедр. Было интересно, но страшно, что все уже определено и выбора больше не будет. Поэтому параллельно слушала общий курс - а вдруг захочется на другую кафедру. В результате в весеннюю сессию почти ежедневная сдача зачетов, экзаменов и задач в практикумах. Да еще, как и ранее, нужны только пятерки. Лишь в этом случае я имела право получать и стипендию, и военную пенсию за отца до окончания образования ( Поль Матиссович Арман , Герой Советского Союза *12, командуя танковым корпусом, погиб в 1943 г. на Волховском фронте ).

В ту весну было не до тренировок, кино, бассейна, свиданий и гостеваний. Почти не виделись с Толей. К экзаменам готовилась с Наной в ее квартире на Ленинском проспекте - там, в отличие от читалки, никто не мешал. Собственные учебники были редкостью. Большинство студентов готовилось в читалке на Моховой, 9 (роскошный Актовый зал университета в дореволюционные времена). Книги удавалось получить только в первый час после открытия зала. От моей Петровки до Моховой путь не долог - я брала книги и на 4-м троллейбусе ехала до остановки "5 Советская". Вечером привозила книги к закрытию читального зала, утром - все снова. В один из таких вечеров, боясь опоздать, бегу с кипой учебников по ступенькам знаменитой двойной лестницы главного здания. На одной из ступенек сидит Толя. "Откуда? Почему сидишь на ступенях?" Ответ: я вычислил, где занимаетесь и откуда учебники, вот и приехал заранее". Вернув книги, медленно шагаем по остывающей вечерней Москве. Очень радовались встрече, а Толя, как всегда, огорчался, что я близко живу и проводы так коротки. Хотя от его приятелей слышала, что шутливо ставил себе в заслугу такую удачу - жили в 20 мин. ходьбы друг от друга. Замечал при этом:

А вот Заяц после полуночи провожает N. до Абельмановской, а потом ему еще пешком через весь город домой".

Конец сессии, сдала последний (13-й!) экзамен. Спускаюсь с крыльца Ботанического корпуса в университетский двор и вижу, со стороны химфака быстро идет Толя с огромной охапкой сирени, где меж лиловых кистей горят красные тюльпаны. Это было чудо! От кого узнал, где и когда будет последний экзамен? Даже нe догадалась спросить. Ведь у Толи самого конец аспирантуры, время спрессовано, готовую диссертацию надо подать в ученый совет не позднее конца учебного года, да еще не ясно с распределением, но...

Еще один сюрприз. Время за полночь, окна комнат открыты из-за жары, благо выходят в проходной двор, соединяющий Петровку и Неглинную. Семейство спит, просыпаюсь от возгласа: Инга, Инга! Подбегаю к окну, во дворе Толя, машет рукой, чтобы вышла. Боюсь, что разбудит весь дом, бегу вниз по черной лестнице. "Что-то случилось?". - "Да, я хочу подарить тебе то, чего нет пока ни у кого" - и таинственно улыбаясь, преподносит маленький пузырек без надписи и этикетки - "Это будущие духи "Серебристый ландыш". Потом с гордостью рассказывает, что Лева Хейфец создал новую композицию духов, она - великолепна. Получив пробный пузырек, не стал дожидаться завтра, а вдруг их завтра примут к производству и пропадет эффект уникальности.

Ссылки:
1. Арман Инга про А.П. Пурмаля

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»