Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Самоубийство Есенина и Маяковский 1925

Утром 28 декабря 1925 года Россию разбудила страшная новость: тридцатилетний Сергей Есенин найден мертвым в ленинградской гостинице "Англетер"(См. фото 379) . Он повесился на водопроводной трубе в своем номере. Сергей Есенин во многом являлся противоположностью Маяковскому. Если Маяковский был поэтом большого города и революции, то Есенин воспевал русскую деревню. Их контакты ограничивались главным образом полемикой, особенно в начале 1920-х, когда Есенин примкнул к противникам футуристов - имажинистам . Когда во время американского турне у Маяковского спросили о Есенине, он назвал его "безусловно талантливым, но консервативным", добавив, что тот "оплакивал гибель старой кулацкой "деревенщины" в то время, когда борющийся пролетариат Советской России вынужден был с этой "деревенщиной" бороться, так как кулаки прятали хлеб и не давали его голодающему городу". Однажды он обронил шутку по поводу пристрастия Есенина к алкоголю. Шутка была грубой, но не лишенной оснований.

Есенин вел разгульную жизнь, особенно в период непродолжительного брака с экспансивной и эксцентричной танцовщицей Айседорой Дункан .

Турне по Европе, которое они предприняли в принадлежавшем Дункан пятиместном "бьюике", сопровождалось ссорами, дебошами в ресторанах и пьянками Есенина. Осенью 1925 года Есенин пребывал в очень плохом состоянии, у него случались приступы белой горячки и галлюцинации, вследствие чего 26 ноября его поместили в московскую психиатрическую клинику. Положение ухудшалось эпилепсией (которая, равно как и алкоголизм, по-видимому, была наследственной) и глубокой депрессией, порождавшей мысли о самоубийстве, - поэтому дверь в его палату постоянно держали открытой. 21 декабря Есенин по своей воле прервал лечение и покинул клинику - возможно, потому что услышал от врачей, что ему осталось только полгода жизни. Через два дня он уехал в Ленинград, где покончил с собой. У Маяковского, постоянно носившего в себе идею самоубийства как реальную возможность, смерть Есенина включила ряд защитных механизмов. За последние годы ушли из жизни несколько крупных поэтов - Гумилев, Блок, Хлебников, но ни одна из этих утрат не вызывала у Маяковского столь мучительной реакции, как самоубийство Есенина.

Несмотря на то что, по словам Лили, Маяковский "из принципиальных соображений" не показывал "свое хорошее отношение" к Есенину, он считал его "чертовски талантливым" и в некотором отношении родственной душой - таким же ранимым, вспыльчивым и вечно ищущим, как он сам, таким же отчаянным. Первая жена Есенина, актриса Зинаида Райх , в 1922 году вышедшая замуж за Мейерхольда , не ощущала никакой разницы между душевным состоянием Есенина и Маяковского:

"внутреннее бешеное беспокойство, неудовлетворенность и страх перед уходящей молодой славой". После самоубийства Есенина соблазн уподобить их судьбы одна другой стал еще сильнее, тем более что Маяковский наверняка знал, что Есенин не впервые пытался покончить с собой. Кроме того, в стихах Есенина мотив самоубийства встречался не реже, чем у него самого. Как и Маяковский, Есенин был, по определению Анатолия Мариенгофа, "маниакален" в своих мыслях о самоубийстве. Прежде чем повеситься, Есенин порезал себя и собственной кровью написал прощальное стихотворение, которое заканчивалось строками: "В этой жизни умирать не ново, / Но и жить, конечно, не новей".

На следующий день стихотворение было напечатано во всех газетах. "После этих строк смерть Есенина стала "литературным фактом", - прокомментировал Маяковский. Только превратив гибель Есенина в литературу, только абстрагировав ее, Маяковский мог справиться с собственными чувствами.

В конце января он поехал в трехмесячное турне по югу России. Тема самоубийства присутствует постоянно и в его выступлениях, и в вопросах публики, - и когда в Харькове его спрашивают о Есенине, он раздраженно отвечает:

"Мне плевать после смерти на все памятники и венки... Берегите поэтов!" Для того чтобы смириться с самоубийством Есенина, он пытается писать о нем, но работа продвигается вяло. Несмотря на то что он думает об этом "изо дня в день" на протяжении долгой поездки, он не может "придумать ничего путного", единственное, что лезет в голову, - это "всякая чертовщина с синими лицами и водопроводными трубами".

Причина, не позволявшая ему писать, заключается, по его словам,

"в чересчур большом соответствии описываемого с личной обстановкой. Те же номера, те же трубы и та же вынужденная одинокость".

И хотя здесь Маяковский имеет в виду внешнее сходство - одинокий поэт в гостиничном номере, - очевидно, что смерть Есенина пробудила у Маяковского незваные мысли. В это время условия его собственной жизни в корне переменились, будущее представлялось смутно. Он должен жить с Лили в одной квартире, но не в качестве ее мужа. Как сложится его жизнь, кто заполнит эмоциональную пустоту, которую оставила после себя Лили?

Результатом трехмесячных творческих мук стало стихотворение "Сергею Есенину", которое Маяковский отдал в печать в конце марта. Оно приобрело мгновенную известность, рукописные списки распространялись еще до того, как стихотворение было напечатано. "Сразу стало ясно, скольких колеблющихся этот сильный стих, именно - стих, подведет под петлю и револьвер, - писал Маяковский в очерке "Как делать стихи", посвященном главным образом есенинскому стихотворению.

"И никакими, никакими газетными анализами и статьями этот стих не аннулируешь. С этим стихом можно и надо бороться стихом и только стихом".

Стихотворение Маяковского должно было, по его словам, "обдуманно парализовать действие последних есенинских стихов, сделать есенинский конец неинтересным", потому что "все силы нужны рабочему человечеству для начатой революции, и это <...> требует, чтобы мы славили радость жизни, веселье труднейшего марша в коммунизм".

Для того чтобы "сделать есенинский конец неинтересным", Маяковский решил парафразировать последние строки стихотворения Есенина:

В этой жизни помереть не трудно.

Сделать жизнь значительно трудней. Эти строки являются ответом не только Есенину, но и той глубокой боли, которую Маяковский выражает в начале стихотворения:

Вы ушли, как говорится, в мир иной. Пустота...

Летите, в звезды врезываясь.

Ни тебе аванса, ни пивной.

Трезвость.

Нет, Есенин, это не насмешка.

В горле горе комом - не смешок.

Вижу - взрезанной рукой помешкав,

собственных костей качаете мешок.

Человек, формулировавший мысль о том, что самоубийство Есенина подведет "колеблющихся" "под петлю или револьвер", прекрасно знал, что и сам он принадлежит к этой категории; в действительности стихотворение "Сергею Есенину" должно было "аннулировать" прежде всего мысли о самоубийстве у самого Маяковского. Еще через год, во время посещения Ленинграда, он попросил извозчика объехать "Англетер" стороной - не мог видеть здание, в котором Есенин покончил с собой.

Ссылки:
1. "Новый Леф"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»