Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Королев С.П.: разработка планерлета или мотопланера

Весной 1934 г. отец защитил в Авиационном всесоюзном научно-инженерном техническом обществе ( АвиаВНИТО ) проект так называемого планерлета или мотопланера - восьмиместного самолета с маломощным мотором, не имевшего самостоятельного взлета. Для старта требовался самолет-буксировщик, а после набора высоты планерлет мог совершать полет автономно, при помощи собственного мотора. Идея создания подобного аппарата основывалась на растущей потребности народного хозяйства страны в воздушном транспорте, которую имевшийся самолетный парк удовлетворить не мог. Планерлет же должен был сочетать достоинства самолета и планера. Отец предложил П.В. Флерову участвовать в разработке проекта и даже быть его соавтором, а планерлет назвать "СКФ" (Сергей Королев-Флеров). От соавторства П.В. Флеров отказался, так как конструктором этого летательного аппарата был только отец, однако помогать согласился. Петр Васильевич вспоминал, как они с отцом расставались поздно вечером и намечали, кто что сделает дома. Следующим вечером встречались и совместно обсуждали сделанное. П.В. Флерова всегда удивляло, что объем работы, выполненный отцом, во много раз превосходил то, что сделал он сам. Лишь через много лет он узнал, что в те времена отец, по его словам, "спал через ночь", едва ли не всерьез выдвинув "теорию"о возможности спать не каждые сутки. В разработке планерлета участвовали еще несколько инженеров, в том числе бывший сотрудник ГИРД Н.И. Ефремов . Работали вечерами дома. Каждый разрабатывал определенный узел планерлета, а увязывал проектирование отец, регулярно объезжавший квартиры конструкторов. Благодаря четкому распределению дел работа шла без задержек. В создании такого "домашнего ОКБ" еще раз проявился организаторский талант отца. Планерлет "СК-7" имел в крыльях две кабины и был рассчитан (в различных вариантах) на 6- 12 мест. Конструкция предусматривала возможность установки в перспективе жидкостного ракетного двигателя. Финансировало постройку планерлета АвиаВНИТО , а строительство поручалось НИИ ГВФ , расположенному в Москве на Красноармейской улице. 30 сентября 1934 г. отец вырезал из газеты "На страже" заметку, которая называлась "Создадим советский стратоплан". Он подчеркнул в ней конец последней фразы: "Наши победы в области авиации и воздухоплавания и тот энтузиазм, с которым завоевывается советский воздушный океан, - залог того, что скоро за советскими стратостатами появятся и советские стратопланы". В той же газете в заметке под названием "Программа овладения стратосферой" рассказывалось о конференции московского стратосферного и авиационного актива, состоявшейся 28 сентября 1934 г. под председательством начальника Главного управления ГВФ И.С. Уншлихта . Там был представлен сводный тематический план по освоению стратосферы, в обсуждении которого, как сказано в газете, "приняли участие видные специалисты по овладению стратосферой, дирижаблестроения, авиа- и моторостроения: т.т. Ворогушин , Воробьев , Гроховский , Королев , Чижевский , Добротворский и другие". 10 октября 1934 г. газета "Известия" рассказала о новой конструкции отца в заметке "Планерлеты" с подзаголовком "Разработаны конструкции планеров с маломощными моторами". В ней говорилось о том, что "т. Королев разработал конструкцию пассажирского шестиместного буксировочного планера - так называемого планерлета. Последний имеет мотор М-11 мощностью в 100 лошадиных сил и, кроме пассажиров, сможет поднять до 200 кг груза. Планерлет является особого вида планером с маломощным мотором. Этот планер поднимается в воздух при помощи буксира и после отцепки совершает самостоятельные полеты дальностью в 500-600 км. Кроме пассажирского, сейчас разработана конструкция также товаро-пассажирского планерлета, рассчитанного на подъем 900 кг груза". Когда разработка "СК-7" была уже закончена, на одном из заседаний АвиаВНИТО отцу предложили переделать его конструкцию, убрать кабины в крыльях. К удивлению П.В. Флерова и других разработчиков планерлета отец спокойно с этим согласился. Возможно, инженерная интуиция подсказала ему необходимость нового подхода. Между тем АвиаВНИТО настаивало на доработке проекта и отпустило на это деньги. Поэтому работа над "СК-7" продолжалась. В октябре 1934 г. отец прервал работу над планерлетом, так как ведомство М.Н. Тухачевского выделило ему две путевки в санаторий Главного управления ГВФ "Исары" в Крыму. Временное руководство работой по планеролету, вплоть до денежных расчетов, отец поручил П.В. Флерову. Петр Васильевич вспоминал, что отец передал ему перед отъездом пачку сторублевок, сказав, что в ней две тысячи рублей. Когда же Флеров сунул их, не считая, в карман, отец рассердился: "Разве можно так относиться к деньгам" Представь себе, что я ошибся на сотню. А потом ты будешь обо мне плохо думать. Считай деньги". П.В. Флерову пришлось пересчитать. С тех пор при денежных расчетах он вспоминал эти слова моего отца и сам требовал строгого отношения к деньгам. Началась переделка чертежей планерлета. Находясь в санатории, отец продолжал беспокоиться о своем детище. 26 октября он пишет П.В. Флерову дружеское, но вполне деловое письмо.

"26/Х. Дорогой Петя! Письмо твое получил сегодня и спешу ответить.

1. Я выезжаю 4/XI и буду 6/XI к К)30 утра в Москве. Если ты не занят, то давай я к тебе заеду 6/XI. Относительно времени и места встречи заранее позвони и сообщи мне домой. Я специально раньше выезжаю в связи с нашими делами и хочу именно 6/XI (в любое время) говорить с тобой.

2. За информацию - спасибо. Положение дел мне ясно. Советую по всем без исключения работам оставить за мной право утверждения для того, чтобы если ты что-либо пропустишь, то можно было бы заставить людей доделать. Ведь больше денег не получим (пока что, а дальше я надеюсь получить еще).

3. С расходами все хорошо, кроме 550 руб. за мотооборудование, которое взято в 2 раза дороже, чем нужно. Ну, на худой конец - пусть будет так, но только это за все плюс переделка чертежей капота (их надо взять с какой-либо машины СНИИ у нач. этого СНИИ, фамилии не помню, он был в макетной комиссии, или у Зайденберга). "Мои 500 руб." - береги их как резерв на будущее. Без них не обойтись. Закрылки - тоже многовато.

Если Шаропов будет упрямиться, то гони его к чертям. И вообще напомни ему старые грехи, например с оперением. Кстати, сдано ли оно? Я не понял, о каких расходах идет речь у т. Орлова? Там пересчеты какие-то, как будто. Их должны сделать те, кто их делал, т.к. согласно имеющихся у меня договоров все недоразумения они должны устранять бесплатно. Учти это. Или пусть сам Орлов за счет СНИИ.

8. Со сдачей в контроль не торопись до меня. Сдадим все 9Ш/Х1, а я посмотрю все.

9. Что касается модели, то пусть Могилевский сделает пересчет данных продувок с зализами (выясни, почему не дуют зализы? Миша их сделал и Могилевский в курсе дел). А пока дуть переделку не стоит. Работа Могилевского пойдет за счет модели и в наши суммы не входит.

10. Насчет срока 7/Х1, то смотри на все более спокойно. Сделать надо хорошо и без помехи. Главное это, а не другое. Насмешила меня твоя последняя фраза в письме о том, что ты боишься зашиться. Брось, дружище, скромничать! Я уверен, что у тебя все будет в порядке. Я в этом твердо уверен. Потерпи еще немного и потом вздохнешь свободно. Мне больше не пиши - не успею получить. Привет твоим всем. Крепко жму руку. Твой Сергей". Ниже приписка моей мамы: "Шлю привет милому Пете, пупсу и Лидочке. Ляля". Но деловая переписка - это, конечно, не единственное и не главное занятие в санатории.

Возникшая необходимость переделки значительной части его чертежей привела к большой задержке постройки. Отвечая на анкету журнала "Самолет" * 5 за 1936 г. в рубрике "Над чем мы работаем", отец заявил: "В ближайшее время выходит в первый полет пассажирский 6-местный мотопланер СК-7 моей конструкции. К большому сожалению, эта машина выходит из постройки со значительным опозданием, так как была спроектирована еще в конце 1934 г. Мотопланер СК-7 имеет 6 мест, включая пилота, и помещение для багажа... Полетные испытания СК-7 представляют большой интерес для проверки на практике расчетных данных подобных машин и, в частности, для выяснения вопроса о максимально возможных перегрузках мотопланеров". Однако завершить этот проект отцу не удалось. Управление ГВФ пришло к выводу, что мотопланеры имеют ряд недостатков по сравнению с обычными транспортными самолетами. К тому же, определенные успехи были достигнуты в те годы в разработке мощных и экономичных авиамоторов. Производство мотопланеров становилось нецелесообразным. Завод, на котором строился "СК-7", получил срочное задание по другим самолетам, и планерлет так и не удалось завершить. И еще одно важное дело занимало отца. 7 октября, за несколько дней до отъезда в "Исары", он сдал в печать свою книгу "Ракетный полет в стратосфере" , работа над которой началась еще в ГИРД .

Экземпляр книги отец подарил 24 декабря 1934 года маме , написав на нем: "Ляльке - милому шалунишке на память о "нашей" книжке". "Нашей" - потому, что мама помогала ему подбирать необходимую литературу.

Ссылки:
1. КОРОЛЕВ С.П.: РАБОТЫ ПО СОЗДАНИЮ РЕАКТИВНОГО САМОЛЕТА
2. РНИИ (РЕАКТИВНЫЙ ИНСТИТУТ), 1933-1938

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»