Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Как проводило время до революции "молодое поколение"

Из "Воспоминаний" С.Н. Мотовиловой можно узнать, как разнообразно проводило время до революции "молодое поколение". Например, в главке "О В.Я. Брюсове" рассказывалось о написании в 1896 году поэту Валерию Брюсову резкого, нравоучительного письма сестрой Зинаидой , кузиной Надеждой Пятницкой и при участии Софьи , тягостном ожидании ответа и получении долгожданного письма со стихотворением: И вот однажды вечером я услышала, что моя кузина и сестра сочиняют письмо Брюсову. <...> Письмо было резкое, нравоучительное. С особенной радостью я, тогда пятнадцатилетняя девочка, вставила фразу: "Принимая во внимание ваш молодой возраст"? - и далее следовали поучения. Письмо было написано, но ведь главное - получить на него ответ, и мы приписали: "Если Вы имеете что-нибудь возразить на это, то потрудитесь ответить по следующему адресу: До востребования, [почтовое отделение] Кудрино, З. Н. С."

Стали ждать. Было мало вероятно, чтобы поэт ответил на такое резкое, скучно- поучительное письмо. Надя стала ежедневно заходить в Кудринское почтовое отделение - письма не было. Почтовые чиновники уже подсмеивались над ней. Но наконец настал счастливый день: Надя вошла, и почтовые чиновники закричали ей: "Он Вам ответил!" Задыхаясь от радости, она помчалась домой с драгоценным письмом. Помню матовый свет китайского фонарика в нашей маленькой передней и дикий крик радости, который испустила кузина. Выбегают взрослые, выбегает маленькая моя сестра, а мы, комкая письмо, мчимся наверх, в розовую комнату в мезонине. Запираемся. Взрослые и маленькая сестра Вера стучатся к нам. Но мы должны сами прочесть письмо. Открываем конверт: лист чистой бумаги, в нем другой лист и на нем стихотворение. Вот оно:

Есть одно, о чем плачу я горько ?

Это прошлые дни,

Это дни опьяняющих оргий ?

И безумной любви.

Есть одно, что мне горестно вспомнить ?

Это прошлые дни,

Аромат опьяняющих комнат

И приветы любви.

Есть одно, что я проклял, что проклял ?

Это прошлые дни,

Это дни, озаренные в строфах,

Это строфы мои.

Валерий Брюсов. В этот день мы были счастливы. Поэт не возражал нам, а соглашался с нами. На радостях мы разрезали стихотворение на три части и разыграли его. Кузине моей повезло, она выиграла последние строки с подписью и конверт. Вечером мы устроили "пир" - купили лимонаду, пряников, конфет, пили за здоровье Брюсова и торжествовали. О нашем письме и ответе Брюсова от Павловской мы скрыли. Кстати С.Н. Мотовилова как-то прислала И.Р. Классону "коллективное детское творчество", объяснив историю его создания: Для кого мы его писали? - не знаю. Очевидно, для самих себя, ибо ни [Р.Э.] Классону, ни Павловской мы это стихотворение не показали. <...> Мы с Зиной в этот год поссорились с бабушкой Валерией Францевной . Гостили мы в ее имении Солоновщино на Украине . Собака Рябка родила щенят. Бабушка хотела их всех потопить. Но мы их вырастили и раздали крестьянам на хутор. Те даже приношения нам в благодарность принесли. И вдруг приходит бабушкин кучер и жалуется, что мы отдали какому-то мужику шестипалого щенка. Бабушка вознегодовала и потребовала, чтоб мужик сейчас же щенка ей вернул. Нравы были крепостнические. Мы с Зиной обиделись, мужику отнесли рубль (он был вполне доволен) и потребовали, чтоб нам дали лошадей, так как мы сейчас же уезжаем. Поэтому мы и очутились в конце августа одни без мамы в Москве, ну и Классон тоже один, приходил к нам почти каждый вечер. А Павловскую он встретил у нас весной. Когда она в следующий раз пришла к нам, [сестра] Зина ей сказала: "Какой чудный день!", а она ответила: "Какой чудный Классон!". Поэтому наше стихотворение и называется "Чудному Классону".

Чудному Классону (от лица Павловской)

О ты, которому внимала

В разгаре споров и речей!

О ты, которого узнала

Среди постылых мне людей!

О ты, который точно маслом

По сердцу мне мазнул тогда,

Когда в унынии ужасном

Я к Мотовиловым пришла!

Классон, Классон! внемли моленья

Души измученной моей,

Дай мне послушать с увлеченьем

Хотя на миг твоих речей!

Ты, пред которым я сидела,

Порыв души своей тая,

Чей взор не раз привлечь хотела,

Светилась в нем душа твоя.

Нас окружала пошлой прозой

Людей презренная толпа,

Мой взор сверкал немой угрозой,

Их речь была пошла, глупа.

И все они к тебе стремились,

Их привлекал твой светлый ум,

Вокруг тебя они толпились,

Как раздражал меня сей шум.

Ты понял, что одна могу я

Своим умом твой ум обнять,

И на профанов негодуя,

Весь блеск речей твоих понять.

О чудный мой Классон, прекрасный,

Мне светлым гением ты будь,

Подобно солнцу в день ненастный

Мой мрачный озари ты путь.

Сочинение 1896 г. З. Мотовиловой, Н. Пятницкой и С. Мотовиловой В "Воспоминаниях" С.Н. Мотовиловой имеется также эпизод о заочном знакомстве в том же 1896-м с известным писателем Владимиром Короленко : Я уже говорила о том, что у нас жила тогда моя кузина Надя - девушка экспансивная, увлекающаяся. И когда мы собрались ехать в деревню, Надя решила - летом надо устроить чтение для крестьян. Идея эта нам показалась блестящей, мы с сестрой ухватились за нее. Но что читать? Как читать? Я решила спокойно: Короленко много имел дела с народом, я ему напишу, и он посоветует. Сестра Зина и кузина возмутились моей наглостью: "Ты напишешь Короленко? Ты только хвастаешь". Сестра предложила пари, что я никогда не напишу. Пари держали на шоколадные бомбы - были тогда такие конфеты. "Но как это ты напишешь, ты даже не знаешь его адреса", - говорила кузина. Я всегда была склонна думать, что объективные условия не должны служить помехой, было бы желание, и ответила: "Пошлю на адрес "Русского богатства". И письмо пошло с таким фантастическим адресом: Нижний Новгород. Редакция "Русского богатства". В.Г. Короленко . Боюсь также, что письмо было очень безграмотно, ибо, получив воспитание за границей, русской грамотой я тогда не очень-то владела. Мы уехали в деревню Богурну , в имение бабушки Луизы Францевны, самой бабушки уже не было в живых. Жизнь в Богурне была не очень приятной: наши тетки нас почему-то невзлюбили. Мы приехали из Швейцарии полные наших заграничных впечатлений, рассказов о прогулках в горах, о нашей школе, о новом для нас мире знакомых революционеров, мы были веселы, по тогдашним русским понятиям не воспитаны, пожимали руки горничным и кухаркам, как с равными, говорили с кучерами. И тетки страшно оскорблялись. Мы не знали, куда уйти от этого мира кислой обиды.

Ни о каких чтениях для народа и речи быть не могло. Однажды мы решили пойти пешком в соседнюю деревню - мы привыкли в Швейцарии ходить пешком. Для теток это было невероятное событие - дело в том, что на прогулку собрались не только мы сами, но и подбили на нее кузин. После трагических объяснений согласие было дано, но следом за нами ехала телега с прислугой и теплыми вещами - и это в июле месяце! Какие уж тут чтения для народа! Увы, мы бродили по большому саду - двенадцать десятин - и читали сами. В это время, в июле, пришло письмо от Короленко. Оно было получено в Симбирске, моя тетка его вскрыла и, передавая моей матери, иронически заметила: "Ваша Сонечка уже переписывается с писателями, ей письмо от Короленко". Письмо, конечно, сперва обошло всех моих тетушек и наконец дошло до меня. Теперь, перечитывая это письмо, я нахожу его очень милым, деликатным и по-короленковски добросовестным, но тогда оно меня почему-то огорчило. Переписываю его: "<...>

Милостивая государыня София Николаевна. К сожалению, не могу дать Вам сколько-нибудь точных указаний по вопросу, Вас интересующему, но Вы легко можете получить их прежде всего из книги Алчевской "Что читать народу"<...>. Затем, думаю, Вам не откажется помочь советом Александра Михайловна Калмыкова <...>. Очень жалею, что ответ этот является столько запоздалым. Если письмо попадет Вам уже в деревне - то пока Вы получите более точные указания, могу посоветовать читать то, что есть лучшего в нашей литературе из Пушкина, Лермонтова (например, "О купце Калашникове", нравится всем), Гоголя <...>, Тургенева и т.д. Затем желаю всего хорошего, с совершенным уважением

В. Короленко?.

С живым Короленко мне пришлось встретиться много позже, должно быть, в 1909 году, когда мы проводили лето в Хатках, где у Короленко была своя дача, но и здесь я его видела очень мало и сама с ним никогда не говорила".

Ссылки:
1. Мотовиловы - от Тимофея Мотовила

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»