Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Семенов: теория горения и всемирная известнось

Сама идея цепной теории родилась в связи с тем, что Семенов давно размышлял над природой огня. К тому времени, как столкнулся с "холодным" огнем фосфора, в голове составилась уже теория самовоспламенения, или теплового взрыва. Она только нуждалась тогда в подтверждающих опытах, и они не заставили себя ждать. Много лет, параллельно с цепными реакциями, Семенов и его ученики (в первую очередь - Зельдович ) занимались теорией горения . Наряду с "холодным" огнем - обыкновенным, горячим. Kак возникает пламя, как и с какой скоростью оно распространяется, как горят взрывчатые вещества, что такое детонация, как происходит сгорание в ракетной камере- не все эти вопросы дала ответы школа Семенова, создавая современную науку об огне. С древних времен огонь служит людям. Зверь боится огня. Дикарь боялся его и поклонялся ему. Обыватель пользуется им, но с опаской: со стихией не шутят. А ученый сумел рассмотреть за кажущейся хаотичностью, порывистостью, непокорностью, переменчивостью законы строгие и непреложные, которые правят стихией. И однажды, к слову пришлось, отозвался о ней фамильярно: старик-огонь. "Быть может, старик-огонь дал нам все, что мог,- спросил однажды ученый,- и не к чему ломать голову над его загадкой?.." Когда человеку за семьдесят, его не назовешь молодым. А вот так это будет, пожалуй, точно: Старик Огонь. Издалека он виден, из любой лаборатории мира, где задумались над секретами химических превращений. Где бы эта лаборатория ни находилась.

Говорят, что Семенов на одно не способен в науке - на одиночество. Механизм реакции выяснен: чтобы родилась лавина идей, ему необходимо быть в гуще "активных центров". По-иному он попросту не умеет работать. Вот если подберется "хорошая компания", не жаль времени на разговоры. Умением подбирать "компанию" Семенов отличался всю жизнь (с тех давних пор, когда у него начинали Кондратьев, Харитон, Вальтер, Шальников). Без осечек, впрочем, не обходилось. В тридцатые годы он долго обдумывал возможность расщепления атомного ядра (вероятно, не без влияния давнего своего коллеги Курчатова). Фабула разветвленно-цепной химической реакции могла послужить для иной постановки, где в качестве горючего вещества выступало ядерное топливо, а роли свободных радикалов играли активные нейтроны... Открытие нейтрона Семенов оценил сразу, понял новые возможности для расщепления ядра, и, помнится ему, явилась даже и мысль написать об этом в книге о цепных реакциях. Однако не написал: до опытов Жолио-Кюри неясно было, способны ли нейтроны размножаться. Впрочем, как известно, исторический парадокс таков, что Отто Ган , расщепив ядро в эксперименте, себе не поверил. И никто не прочел работы Иды Ноддак , предсказавшей такую возможность. Семенов же думал над этим - но, увы, не додумался, "потому что не было,- по его словам, - подходящей компании. А ведь можно было открыть деление ядра за кружкою пива!"... Далеко за пределами Института химической физики известно: Семенов может "не спать и не есть, ночи напролет обсуждая научные проблемы с молодежью", - это было отмечено, например, в Лондоне на торжественной церемонии присуждения ему, первому из советских ученых, почетной степени доктора наук Лондонского университета... Тринадцать иностранных академий, среди них Лондонское Королевское общество и Национальная Академия наук США, почли за честь считать Н. Н. Семенова своим членом. А вначале... вначале был спор с Боденштейном, из которого "этот Семенофф" неожиданно вышел с победой. Вскоре в Англии на очередной конференции Фарадеевского общества стихийно разгорелась дискуссия по поводу его работ, хотя ни его, ни его сотрудников на конференцию не приглашали. "После этого,- пишет Семенов,- на меня впервые обрушился поток препринтов от ученых изо всех стран, и одновременно посыпались просьбы о присылке оттисков наших работ. Американский обзорный журнал "Кемикл ревью" заказал мне автореферат по нашим трудам". Из отчета о той конференции в Англии Семенов узнал, что его цепная теория получила новые веские подтверждения в работе молодого доктора Хиншельвуда из Оксфордского университета . Пройдет почти три десятка лет. Англичанин разделит с ним Нобелевскую премию, и в своей Нобелевской лекции в зале Высшей технической школы в Стокгольме Семенов после получения премии скажет: "В создании этих работ, особенно в период становления новых идей, большую роль играли плодотворные научные дискуссии и дружеское соревнование с зарубежными учеными..."

Старый друг и коллега Семенова Яков Ильич Френкель еще в 1931 году писал из Америки (когда был там в командировке): "...передай Коле Семенову, что Линд просил ему кланяться и присылать оттиски его работ. Колька пользуется большой популярностью среди американских химиков..."

С годами эта популярность отнюдь не угасла. Со всех концов мира приходят изо дня в день письма Семенову, множество писем на различных языках, с марками разных стран. ...Обычная повседневная почта ученого. Приглашения на конференции и симпозиумы ("Мы надеемся обсудить с Вами наши работы", - пишет профессор Джи из Манчестера), просьбы прислать оттиски статей и просьбы прочесть оттиски статей ("Мы были бы благодарны, если бы Вы сообщили свои замечания",- пишут из Калифорнии)... Когда-то молодой Семенов посвятил книгу шведскому химику Аррениусу и голландскому химику Вант Гоффу - своим "великим заочным учителям". Теперь он получает признание английского химика Дейнтона: "Я очень давно стал поклонником Ваших работ - с тех пор, как студентом был премирован Вашей книгой по цепным реакциям, изданной в Оксфордском университете..." - и профессор, под влиянием идей Семенова ныне сам написавший книгу по цепным реакциям, посылает ее своему "заочному учителю" в доказательство уважения и любви. "Ваша книга переведена моими коллегами и мною,- сообщает профессор Кван из Токийского университета,- очень рад известить Вас, что японское издание выглядит лучше, чем английское и американское...

" Зал нового здания химического факультета Агра колледжа, одного из старейших в Индии, предполагается украсить портретами наиболее выдающихся химиков мира - профессор Шривастава просит академика Семенова прислать свой портрет. Точно такая же просьба о портрете - для "Стены Славы" (Wall of Fame) химического факультета Технологического института в Хайфе. Письмо на бланке крупнейшего нью-йоркского издательства "Мак Гроу Хилл компани". При издании энциклопедии "Наука и промышленность" издательство намерено посвятить один из томов научным биографиям четырехсот наиболее выдающихся современных ученых и надеется, что уважаемый профессор Семенов не откажется сообщить некоторые сведения о себе... А в конверте из Лондона - необычное содержимое: пожизненный читательский билет университетской библиотеки - в знак признательности и уважения...

Ссылки:
1. СЕМЕНОВСКИЙ РОСТОК ФИЗТЕХА (ЛФТИ)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»