Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Первый пуск по Венере 1ВА N 2: авария: не сработала 4 ступень

Источник: Книги Черток Б.Е.- Ракеты и люди

По трехминутной готовности выхожу в холодную темноту. Ночной старт всегда впечатляет сильнее дневного. На секунды степь, сколько видит глаз, освещается единым факелом пяти ракетных двигателей. Вместе с удаляющимся грохотом постепенно гаснет свет, и в степи снова делается темно, одиноко и неуютно. Быстро возвращаюсь к телеметристам. Ни одного замечания визуально они не зарегистрировали. Последние сообщения из Уссурийска: четвертая ступень - блок "Л" - как будто отделилась, но неточно, будут перепроверять. Теперь все мчатся на ВЧ-связь на вторую площадку. Туда поступают через Одессу и Москву доклады с кораблей. Нет, не суждено было и на этом третьем пуске проверить хотя бы четвертую ступень. Три ступени предположительно отработали нормально! Наконец-то вышли на "пунктир", то есть на орбиту ИСЗ. Дальше пошли сообщения путаные, но уже было ясно, что четвертая ступень в нужное время к Венере не уйдет.

Тут же была создана комиссия для детального расследования под моим председательством, и мне же было поручено форсировать подготовку к пуску 1ВА N 2 . Процесс исследования причин аварии первого пуска по Венере в моей комиссии начался с конфликта между "подследственными": системой управления носителем, которую защищал Финогеев , системой электропитания, за надежность которой ручался Иосифьян , и конструкторами нашего ОКБ-1, которых Королев обещал отправить "в Москву по шпалам", если они виноваты в неотделении блока "Л" от блока "И". Выручили всех телеметристы. Борис Попов принес графики, построенные по донесениям с Камчатского измерительного пункта . Была очевидна причина - отказ в конце участка работы третьей ступени машинного преобразователя тока ПТ-200. Этот преобразователь обеспечивал питанием систему управления блока "Л", и авария полностью объяснялась его отказом. Разработчик ПТ-200 Иосифьян спросил: - А где стоит мой преобразователь? После недолгого замешательства выяснилось, что ПТ-200 установлен на раме, соединяющей блок "И" с блоком "Л".

- Что же вы хотите? - возмутился Иосифьян.

- На работу в вакууме эта электрическая машина не рассчитана. Очевидно, вышли из строя подшипники либо сразу, как наждаком, сточились на коллекторе угольные щетки. Скорее всего и то и другое. Я разрешения на эксплуатацию этой машины в вакууме не давал! Получалось, что виноват Финогеев , который использовал ПТ-200 в своей системе, не согласовав условия его применения с разработчиком, и я, отвечающий за "курирование", то есть контроль за действиями всех, по королевской терминологии, "заржавленных электриков".

Причина аварии понятна, но что можно сделать за оставшиеся до последних испытаний следующего носителя двое суток? Время было уплотнено до такого предела, когда необходимы предложения, требующие для реализации считанные часы. Докладывать Королеву, а потом и Госкомиссии, не имея в запасе такого реального предложения, было невозможно. Для вдохновения я пошел к "рабочему классу" в бригаду наших заводчан, чтобы сообразить, какое время потребуется для изготовления специального герметичного контейнера. По дороге завернул для перекура в лабораторию, где обосновались наши специалисты по управлению космическим аппаратом.

В этой комнате я посетовал товарищам на неожиданно свалившуюся проблему. Один из разработчиков системы ориентации Анатолий Пациора показал на стоявший для каких-то целей в лаборатории бортовой аккумулятор.

- А вот это не подойдет? Вытряхните из герметичного корпуса все банки и туда поставьте ПТ-200! Тут присутствовал Александр Шуруй - знаток и аккумуляторных конструкций, и самого ПТ-200. Идея была немедленно проверена промерами логарифмической линейкой, и решение не вызывало сомнений. За несколько часов ПТ-200 был смонтирован в герметичный контейнер из-под бортовой батареи. "Тепловики" - так именовались специалисты по тепловому режиму - посоветовали укутать контейнер в экранно-вакуумную изоляцию и разрисовать его черно-белыми полосами, подобно зебре.

Иосифьян очень болезненно воспринял аварию по вине ПТ- 200. Импровизацию по упаковке преобразователя в готовый аккумуляторный контейнер он одобрил, но с пристрастием проверял расчеты по тепловому режиму. Он не успокоился, собрал вместе Королева, Руднева, Калмыкова и ночью привел их в лабораторию, где мы заканчивали хлопоты по установке ПТ-200. Руднев, Калмыков - оба заядлые курильщики - с удовольствием уселись на перекур. Не дослушав моих объяснений, Руднев попросил на ночь глядя рассказать что-нибудь более веселое.

- Расскажи уважаемым министрам, - вмешался Королев, - как ты с Васей Харчевым пытался у американцев украсть фон Брауна . Собравшаяся в лаборатории компания, от молодых инженеров до высоких руководителей промышленности, моим рассказом была на короткое время отвлечена от наших космических будней.

- Вас всю ночь слушать можно, - резюмировал Руднев,

- а завтра, то есть уже сегодня, вам докладывать на Госкомиссии. Пошли, товарищи, не будем их больше отвлекать. В те годы на полигоне сложился довольно демократичный стиль общения между участниками работ - от молодого инженера до министра. Это отнюдь не было чем-то показным - так было легче работать. На все работы, включая испытания на герметичность, крепление, установку на борт, цикл электрических испытаний, ушло меньше суток. Общий график подготовки не нарушался. Датой следующего пуска было объявлено 12 февраля. Готовить следующий пуск оказалось проще, чем разобраться с предыдущим. 10 февраля днем в домике Королева собралась небольшая компания, чтобы отметить 50-летие Келдыша . Мы пили шампанское за здоровье юбиляра, а он смущенно бормотал, что лучшим подарком для него будет удачный пуск к Венере. В этот же день в 18 часов юбиляр Келдыш за отбывшего в Москву председателя провел заседание Государственной комиссии. Я сделал короткое сообщение о причинах предыдущей аварии, указав в качестве наиболее вероятной причины отказ преобразователя постоянного тока в переменный ПТ-200, и доложил об установке преобразователя для 1ВА * 2 в герметичный контейнер. Мой доклад одобрили. Отказ преобразователя ПТ-200 Госкомиссия сочла наиболее вероятной причиной незапуска двигателя четвертой ступени. На орбите ИСЗ оказался тяжелый неуправляемый спутник массой около шести тонн, не считая массы третьей ступени. На Госкомиссии разгорелся спор, какое дать по этому поводу официальное коммюнике. Даже в те годы обнаружить в околоземном космосе такой спутник было нетрудно. Королев высказался в том духе, что вообще ничего не публиковать. Пусть американцы помучаются, пытаясь разгадать назначение спутника. Келдыш категорически возразил. Глушко предложил компромиссную формулировку: "С целью отработки запуска более мощного космического корабля запущен спутник, который за первый виток выполнил свое назначение, передав на Землю все необходимые телеметрические данные". Предложение Глушко, к неудовольствию Королева, было принято, и появилось сообщение ТАСС:

На орбите - советский тяжелый спутник Земли. Его вес 6483 килограмма... Поставленные при запуске спутника научно-технические задачи выполнены. Новый тяжелый спутник, оказавшись на низкой орбите, по прогнозу должен был быстро "зарыться" в атмосферу Земли. Баллистики для такой низкой орбиты точного ответа о районе приземления дать не могли, но сочли наиболее вероятным, что, сделав два-три витка, тяжелый спутник сгорит над океаном. Келдыш все же поинтересовался, есть ли какая либо информация об орбите нашего нового "тяжелого спутника"?

Подполковник Левин доложил, что измерительный комплекс к очередной работе готов, но наблюдения за спутником могли проводить только средства ПВО. Однако они, получив прогноз баллистиков, ничего не обнаружили.

Прошла уже неделя, - сказал Келдыш , - никто нам протестов не присылал, стало быть, все скрылось в океане. Всех развеселило сообщение присутствовавшего на заседании Госкомиссии генерала Каманина . Ему передали из штаба ВВС, что после сообщения ТАСС о нашем тяжелом спутнике итальянские и французские радиолюбители якобы слышали и принимали на наших космических частотах человеческие призывы о помощи и стоны. На основании этих сообщений некоторые газеты предположили, что "тяжелый спутник" был пилотируемым и космонавт погибал на орбите в страшных муках.

Начальник полигона Александр Захаров доложил: - Все службы полигона к работе готовы. Следующую Госкомиссию назначили на 22 часа 11 февраля. О "тяжелом" спутнике на время забыли. Он напомнил о себе спустя полтора года! См. Чудесная история Венерианского вымпела

Ссылки:
1. ВПЕРВЫЕ К ВЕНЕРЕ 1961

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»