Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

"Молния"-1: испытания 1964

Источник: Книги Черток Б.Е.- Ракеты и люди

В апреле 1964 года постановлением ЦК КПСС и Совета Министров Псурцев , несмотря на его личные возражения, был назначен председателем Государственной комиссии по испытаниям "Молнии-1". Королев проговорился, что приложил немало усилий, чтобы председателем стал министр связи . "Это заставит его глубже вникать в существо дела и уделять спутниковой связи больше внимания, а командовать по делу в этот первый год все равно нам", - сказал он. При подготовке постановления Королев ощутил равнодушие и даже сопротивление идеям спутниковой связи в аппарате Министерства связи. По его мнению, назначение Псурцева председателем Госкомиссии должно было внести перелом и мы получили бы новых союзников. Для "командования по делу" началось срочное комплектование оперативных групп управления испытаниями. Техническим руководителем Госкомиссии предстояло быть мне ( Чертоку ). Во всех предыдущих Государственных комиссиях на этот пост назначалось первое лицо - Главный конструктор. Королев в 1964 году уже занимал этот пост в трех разных Госкомиссиях: по пилотируемым пускам, по полетам автоматических аппаратов на Луну, Марс, Венеру и по боевой Р-9.

На время летных испытаний назначался еще и руководитель главной оперативной группы. Главная оперативная группа несла основную ответственность за руководство и принятие решений в процессе управления полетом. Это был орган Государственной комиссии, которому она передоверяла принятие оперативных решений, оставляя за собой только стратегию. В процессе горячих споров между нами - головными по программе, руководством ЦУКОСа - Центрального управления космических средств , в/ч 32103 и многими заинтересованными в новой работе организациями был согласован перечень и состав рабочих групп. Главной оперативной группе подчинялись специализированные: по разработке программ, контролю полета, испытаниям комплекса связи, анализу и дешифровке телеметрической информации, управлению объектом, группы, ответственные за работу НИП-14 и НИП-15 , и даже отдельная группа по выработке сообщений ТАСС. Списочный состав каждой группы насчитывал до сотни специалистов. В него включались главные конструкторы всех систем, руководители главков министерств, командование КИКа , проектанты и разработчики всех рангов. Это было интеллектуальное и одновременно командно-административное ядро, от которого зависело будущее системы. Современные службы управления полетами, опирающиеся на мощные вычислительные машины и автоматизированные средства обработки отображения информации, комплектуются профессионалами, которые не имеют других обязанностей, кроме работы в ЦУПе .

В шестидесятые годы вычислительными машинами владели только баллистические центры. Оперативные группы управления полетом имели в своем распоряжении в качестве основного средства приема, передачи и обработки информации простой телефон. Зато большинство членов оперативной группы прошли через все стадии создания космического аппарата: проект, производство, отработку в КИСе завода и на полигоне.

Для основного состава оперативных групп "Молния-1" была не чужим ребенком, а своим, родным, которого надо вывести в люди, не жалея сил. Обстановка на тогдашних пунктах управления была свободной от иерархической субординации и формализма. Преобладал дух товарищества, взаимного доверия и солидарности независимо от ведомственной принадлежности. Я был уверен, что Королев предложит Псурцеву утвердить мою кандидатуру в качестве руководителя главной оперативной группы. В этом случае я надеялся после удачного первого пуска улететь с полигона, вместе с друзьями поселиться в подмосковном Щелкове. Я мечтал с головой погрузиться там в изучение космического характера такого перспективного объекта, каким обещала быть наша "Молния-1". Но Королев решил по- другому. И тому были причины. В один из дней марта 1964 года я направлялся по коридору 65-го корпуса в кабинет Королева. Неожиданно СП буквально вылетел из приемной, за ним следовал Феоктистов. Увидев меня, СП сказал:

- Вот хорошо, идем с нами! Задавать вопросы на ходу было бесполезно. Мы прошли по переходу в новый 67-й корпус. Здесь в наполовину пустом зале по инициативе СП собирали экспонаты для нашего будущего музея. Основными экспонатами были вернувшиеся из космоса три спускаемых аппарата (СА) : Гагарина , Титова и Терешковой . Остальные СА были подарены другим выставкам. Вдоль всего зала у стены лежал полностью собранный пакет четырехступенчатой "семерки". Королев подошел к спускаемому аппарату Терешковой и через открытый люк стал молча внимательно разглядывать внутреннюю компоновку. Потом быстро повернулся ко мне и Феоктистову и сказал:

- Вот вам задание. Вместо одного здесь надо разместить троих. Эта команда была началом переделки " Востока " в " Восход ". Решения следовало принимать поистине революционные. Разместить троих в скафандрах невозможно. Без скафандров с грехом пополам, в тесноте да не в обиде, стараниями Феоктистова, удавалось. У Феоктистова был сильнейший стимул для переделки - он увидел возможность самому себе обеспечить место в экипаже. Не только проектировать для других, но самому на своем аппарате побывать в космосе. Почему Королев неожиданно, без предварительных проектных проработок и обсуждений, так быстро принял ранее не входившее в наши планы решение о полете трех человек? Я узнал об этом от Александра Сергеевича Кашо уже после того, как "Восход" с экипажем: Комаров , Феоктистов , Егоров - благополучно вернулся из космоса. Кашо - ведущий конструктор по носителю Р-7 - находился в маленьком кабинете Королева, докладывая текущие замечания и мероприятия. Зазвонила "кремлевка", и Королев, сняв трубку, сделал знак "молчать". Кашо так и съежился в кресле, как только услышал: "Слушаю вас, Никита Сергеевич!"

Королев слушал и молчал. Потом сказал: "Это невозможно". Опять молча слушал. Снова сказал: "Это трудно и потребует много времени". Но разговор закончился обещанием: "Мы просчитаем, и я вам доложу". Кашо рассказывал, что лицо Королева уже было совершенно другим - мрачным и отрешенным. Доклада Кашо он больше не слушал. "Хочет, чтобы я посадил сразу троих космонавтов!" - сказал Королев. Срочно был вызван Феоктистов, а Кашо выдворен из кабинета с указанием молчать. После этого разговора и произошла описанная выше встреча и разговор у спускаемого аппарата Терешковой. Переделка одноместного "Востока" в трехместный, который будет назван "Восходом", была первопричиной, по которой мне не следовало предоставлять режим своеобразного отдыха в Щелкове.

Королев уже знал то, чего не знали мы, его соратники, - при любом исходе "Молнии" будем передавать так же, как отдали "Зениты". Второй причиной были мои обязанности технического руководителя главной оперативной группы по Е-6 . Третьей причиной стремления освободить меня от управления оперативной группой было предстоящее путешествие Королева в Чехословакию . Это было совершенно невероятно! Засекреченному Главному разрешили вместе с Ниной Ивановной чуть ли не месячный отпуск за границей. Конечно, нашему посольству были даны все необходимые указания, а правительство Чехословакии дало соответствующие гарантии. Тем более, решил Королев, все его заместители в такой "особый период" должны быть на своих местах: на полигоне или в Подлипках. В этой суматошной обстановке Королев назначил Павла Цыбина руководителем главной оперативной группы для управления первым полетом "Молнии-1". Его заместителями были утверждены Николай Фадеев - полковник из в/ч 32103 и два высоких начальника - Виктор Богданов из ЦНИИСа Минобороны и Петр Гобец из Минсвязи .

Ответственность за подготовку первой "Молнии-1" на полигоне осталась за мной. Первый комплект "Молнии-1" вместе с первой экспериментальной испытательной автоматической "землей" испытывался в КИСе 14 месяцев! Это был рекордный по продолжительности срок заводских испытаний. Ни один космический объект в те времена не отлаживался так долго. Куприянчик и Андриканис по этому поводу говорили: - Нам никто не мешает, никто не торопит. Любое замечание тщательно изучается, мы продолжаем вносить изменения и в "борт", и в "землю".

"Молния-1" N 2 начала готовиться в КИСе до окончания испытаний - 1-ой и явно обогнала ее. Выходило, что они могут быть отправлены на полигон почти одновременно. Сообщение о готовности к отправке "Молнии-1" N 2 на полигон пришло 19 апреля 1964 года, накануне пуска Е-6 N 5 .

На ВЧ-грамме от Туркова Королев написал только: "Организовать приемку". Мне - никаких указаний.

Ссылки:
1. СТРОИМ "МОЛНИЮ-1"

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»