Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Гонка в космосе и наивное стремление "объять необъятное"

Источник: Книги Черток Б.Е.- Ракеты и люди

В начале шестидесятых годов мы жили и работали в азартной атмосфере непрерывных гонок. Гонки шли параллельно по четырем направлениям: обеспечение безусловного превосходства в ракетно-ядерном вооружении; завоевание всех приоритетов в полетах пилотируемых космических кораблей; достижение межпланетными автоматами Луны, Венеры и Марса; создание систем космической связи. Начиная с первых спутников мы считали нормой, что сообщения о космических успехах, которые предворялись характерным перезвоном радиопозывных Москвы, передавались ставшим таким родным голосом Левитана : "Говорит Москва! Работают все радиостанции Советского Союза!.." Было и пятое направление - военно-космические средства. По понятным причинам в эфире о них не сообщалось. Анализируя деятельность свою, своих товарищей и многих связанных с нами людей, организаций с расстояния в три с лишним десятка лет, я изумляюсь нашей коллективной вере в свои силы и наивному стремлению "объять необъятное" в немыслимо короткие сроки. Теперь даже ученые-фантасты смирились с жесткой необходимостью учитывать жизненный цикл создания сложных космических систем высокой надежности. С начала их разработки до практического воплощения проходит от 8 до 12 лет. Нам же не терпелось. Если бы в 1959 году какой-нибудь футуролог предсказал, что первую мягкую посадку на Луну, затратив 12 четырехступенчатых ракет-носителей, мы осуществим только в 1966 году, передадим на Землю отрывочные телеметрические сведения с аппарата, проникшего в атмосферу Венеры, только в 1967 году и совершим доставку вымпела Советского Союза на Марс в 1971 году, мы бы посчитали его некомпетентным пессимистом или злопыхателем. Ошибки в начале трудного пути создания сложных технических систем имели и свою хорошую сторону. Они сплачивали коллективы, заставляли по мере накопления опыта более критично относиться к своей деятельности, искать более надежные технические решения и организационные формы взаимодействия.

Выработанная нами структурная организационная разработка, расстановка специалистов по отделам и лабораториям были удачными. Определенно нам сопутствовало везение на талантливых и неутомимых, работоспособных людей. Свидетельством тому может служить современная структура организации работ по созданию комплекса систем в НПО "Энергия" и других организациях, использовавших наш опыт.

За 30 лет произошли существенные количественные изменения, связанные с объемом работ. Отделы разрастались, делились, объединялись в новые комплексы. Но ведущие специалисты, определявшие судьбу каждого направления, оставались при своем деле. За тридцать лет были естественные биологические потери, уход небольшого числа людей в другие области, но удивительно стойкий костяк управленцев, сложившийся в шестидесятые годы, до последнего времени определял уровень отечественной техники управления космическими аппаратами.

После нашего объединения с грабинским ЦНИИ-58 в 1959 году и переводом в ОКБ-1 коллектива Раушенбаха из НИИ-1 в 1960 году, после ряда перестановок людей в космической тематике Королев назначает меня своим "вторым первым" заместителем, с подчинением мне всех подразделений, проектно-конструкторских и научно-исследовательских отделов, размещавшихся на втором производстве . Начальником заводской части второго производства он назначил вернувшегося из Днепропетровска Германа Семенова . Заместитель главного инженера Исаак Хазанов получил задачу развернуть новое строительство приборного производства на нашей второй территории и по мере ввода в строй новых корпусов сворачивать производство на первой территории завода.

Таким образом, к 1965 году я формально объединял не только отделы приборно-управленческого комплекса, но также проектные и конструкторские отделы всей космической тематики ОКБ-1. Такая реорганизация существенно расширила мои права, обязанности и ответственность. В непосредственном идейном подчинении Королева несмотря на структурные схемы оставались творчески сильные коллективы, которыми руководили Константин Бушуев , Михаил Тихонравов , Павел Цыбин , Константин Феоктистов .

Под их началом работали главные проектанты: Евгений Рязанов , Глеб Максимов , Юрий Денисов , Юрий Фрумкин , Вячеслав Дудников , Андрей Решетин и другие еще не очень опытные, но полные энтузиазма специалисты. С самого начала я просил Королева освободить меня от ответственности за проектные работы по всей космической тематике, чтобы я мог сосредоточиться на совершенно новом направлении - создании космических систем управления . Он в принципе согласился, при условии, что, оставаясь после Мишина его первым заместителем, я должен "присматривать и быть в курсе" всего, что творят Бушуев, Тихонравов и Цыбин. "С учетом того, что они много лишнего фантазируют, пусть через тебя проходят задания проектантов в конструкторский отдел Болдырева".

На том и порешили. С Бушуевым и другими руководителями проектантов мы быстро договорились и отлично ладили, ибо их деятельность во многом определялась идеями и успешной работой управленцев.

Мишин , по мысли Королева , должен был сосредоточить свою энергию и опыт на разработке новых боевых ракет: Р-9 , глобальной ракеты , - двигательной тематике и разработке перспективной стратегии, включая будущую тяжелую ракету-носитель H1 для лунной экспедиции. Мишин во времена всех реорганизаций, которые предпринимал Королев с 1947 года, всегда оставался его "самым" первым заместителем не только по техническим, но и по административным вопросам. Очень разносторонняя деятельность по созданию новых космических систем управления развивалась параллельно с сохранением за моими подразделениями разработок рулевых систем, внутрибаковых и курирования систем управления боевых ракет и ракет- носителей. Перечислю только главные направления нашей работы: управление движением (ориентация, навигация, динамика ракет и космических аппаратов); системное объединение управления бортовой аппаратурой системой "земля-борт", электрооборудование, специальные автономные системы, радиотехнические системы, антенно-фидерные устройства; конструкторские работы, электромеханические, электрогидравлические системы, испытания приборов.

Перечисление всего, чем занимались коллективы управленцев- прибористов, заняло бы слишком много времени и места. Тем более, что любая наша работа была связана со смежными организациями, рассказ о которых заслуживает специального трактата. Ниже я останавливаюсь на тех наших работах, которые получили высокую оценку в научных кругах, способствовали эпохальным вкладам в развитие космонавтики, были реализованы и начаты в годы второго космического десятилетия. Другим ограничением будут системы управления движением как наиболее интересные с точки зрения науки о поведении людей в контуре упавления. Первые два советских ИСЗ, как известно, после отделения от ракеты-носителя летали в космосе без всякого управления движением и ориентации в пространстве. Ими управляли законы небесной механики. Как мы говорили, они подчинялись только нашим баллистикам. Третий ИСЗ , запущенный 15 мая 1958 года, в отличие от двух первых уже имел первую в нашей практике командную радиолинию. Техническое задание на КРЛ разрабатывалось мною совместно с нашими радиоинженерами: Шустовым , Щербаковой , Краюшкиным - и первыми "космическими" электриками, авторами логики управления: Карповым , Шевелевым , Сосновиком .

Ссылки:
1. ЧЕЛОВЕК В КОНТУРЕ УПРАВЛЕНИЯ: ОБЩИЕ ПРОБЛЕМЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»