Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Командировка Беклемишева А.П. в Ленинград. [~1937]

Глеб ехал в командировку в Ленинград. Раньше он видел Петроград или Ленинград только зимой. Теперь было лето. Он остановился в Европейской гостинице на Невском проспекте. Напротив были часы на башне. Сзади гостиницы - небольшой парк, в нём цветут каштаны. Глеб не ожидал увидеть каштаны в Ленинграде. Ленинградцы в Крыму стояли перед каштанами и рассуждали, что это за дерево, как будто никогда его не видели. Глеб должен был посетить киевских студентов на ленинградских заводах. Воскресенье было свободным, и он поехал в Петергоф с Марьяной , Александровым , его сестрой и с Игорем Янушевским* .

Фото: Валерия Петровна, сестра физика Александрова

Был погожий летний день. С Маркизовой лужи тянул приятный ветерок. Били фонтаны. Было довольно много гуляющей публики. На террасе у дворца стояли столики, подавали мороженное. День пролетел незаметно. Обратно ехали на пароходике по Маркизовой луже. Слева виднелся Кронштадт, прямо против носа пароходика зеленел финский берег. На пароходе милиции не было, так что когда произошёл скандал, дело разбирал капитан. Дело не было сложным. Один грубоватый субъект, с развитой челюстью, пристал к женщине, другой такого же типа мужчина вмешался и съездил первого по скуле.

Ни один из них не доказывал, что другой неправ. Он просто козырял своим положением: я член партии с такого-то года и член Ленинградского Горсовета. А я, говорил другой, секретарь партийного комитета такого-то завода. Важны не поступки, а положения. Десятка бьёт девятку, валет - десятку.

Прошли несколько кварталов от трамвая на квартиру Игоря. Глеб не любил Ленинград. Его монументальные здания центра, Исаакий и Казанский собор, Зимний дворец и Эрмитаж ему импонировали, но расползающиеся в стороны улицы казались серыми, каналы ему не нравились. Он любил синее небо Украины, жёлтые поля, лиственные и сосновые леса Киевщины, ленту Днепра и Чёрное море.

Из Ленинграда он уезжал с удовольствием. Но уехать было не так легко. Железнодорожные билеты на места в мягких и жёстких вагонах были проданы вперёд за неделю. Уехать можно было только в так называемом "международном" вагоне, но стоимость проезда в этом вагоне по командировке не оплачивалась, приходилось доплачивать из собственного кармана. Глеб ехал сначала в Москву.

В Москве зашёл к Наде Вакар , жившей со своим мужей Сашей , членом партии, во вновь построенном многоквартирном доме. Нади он не застал. Саша сказал, что она поехала с дочкой в Тифлис к сестре Вере Вакар . Глеб знал, что Вера разошлась с первым мужем - грузином и вышла замуж за армянина. От второго замужества у неё была дочка. Глеб так понял, что Надя поехала навестить сестру.

Оттуда Глеб поехал к Марии Максимилиановне . От неё он узнал, что Надя с Сашей разошлись и Надя_В с дочкой уехала в Тифлис навсегда. Глебу было её жаль, он знал, как трудно одинокой женщине пробивать себе дорогу в советской жизни, а Надя была ему симпатичней других сестёр. У неё был прямой и добрый характер. Её круглое лицо с небольшим носом, с голубыми глазами и вьющимися русыми волосами глядело добродушно... Несколько лет спустя Саша будет арестован и Надя, сохранившая к нему добрые чувства, станет посылать ему в тюрьму посылки.*

- Как же вы живёте? - спросил Глеб Марию Максимилиановну.

- Да так вот и живу, воспитываю Людиных мальчиков, зарабатываю уроками немецкого языка. Несколько месяцев тому назад вызывали меня в НКВД, допрашивали. Потом отпустили.

- О чём же они вас допрашивали?

- Допрашивал только один, какой-то там чин. Спрашивал: "Ваш муж был осуждён по делу Госплана ?"

- "Да, - говорю. - Он уже умер".

- "А старший сын сослан по делу рабочей оппозиции ?"

- "Да, сослан".

- "Одна дочь репрессирована после ликвидации мужа?"

- "Да, репрессирована".

- "А старшая дочь перешла в 1921 году нелегально границу?"

- "Да, перешла".

- "Ничего себе махровая семейка. А вы что делаете?"

- "Даю уроки немецкого языка и содержу внуков..."

- Ничего, отпустил...**

Фото: Янушевские и Белинги, 1930 г

Слева направо: Игорь Янушевский, неизвестный мальчик, Алена Белинг, предположительно Александр Карагичев, Алеша Белинг, Марьяна Янушевская, Мария Максимилиановна Янушевская, Наташа Белинг (с корзинкой с грибами), Нина Поздняк (приемная дочь П.С. и М.М.Янушевских). Снимок сделан в Боголюбово летом 1930 года. Мария Максимилиановна была в Боголюбово в ссылке после ареста и осуждения Павла Степановича. Этим летом к ней приезжали ее дети и Адя с тремя своими детьми.

Глебу пришлось опять взять билет в международный вагон. Трамваи шли переполненными. Если пропустить ещё вагон, мог опоздать на поезд. Вскочил на ходу. В руках чемодан, на спине рюкзак. Поворачиваясь, мазал рюкзаком по физиономиям. Москвичи ругались лениво, не по-киевски.

- Гражданин, - сказал кондуктор, - выдавите стекло, будете платить.

- Хорошо, заплачу.

Поезд бежал на запад, роняя облака дыма. Тёмные ели убегали назад. Миновали Хутор-Михайловский - теоретическую границу Украины и Российской Федеративной Республики. Утром переползли мост через Днепр. Поезд обогнул Зверинец и миновал Киев-Второй и Киев-Товарный. Глеб был дома.

Ссылки:
1. ИМПЕРИАЛИСТИЧЕСКАЯ ВОЙНА, РЕВОЛЮЦИЯ, БОЛЬШЕВИКИ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»