Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Ближайшие сотрудники Артузова по ИНО

Как уже было сказано ранее, первым заместителем Артузова по ИНО был назначен Слуцкий , которого он почти не знал.

Тем не менее, Артузов ценил своего заместителя за трудолюбие и добросовестность в исполнении порученных ему дел, однако близких отношений между ними не сложилось. Очень уж разные это были люди.

Увеличение объема зарубежной работы привело и к некоторому расширению штата центрального аппарата ИНО. В частности, у Артузова появился второй заместитель - уже известный читателю Борис Берман , завершивший свою командировку в Берлин. Кроме того, был назначен еще один помощник - Валерий Горожанин (Кудельский) . Это был человек во многих отношениях примечательный.

Одной из самых загадочных личностей, имевших отношение к руководству внешней разведки, был и остается Яков Исаакович Серебрянский (Бергман) . Но почему "имевших отношение", а не просто сотрудник ИНО В том-то и дело, что Серебрянский, числясь в ИНО, в ОГПУ-НКВД был на положении совершенно особом.

Не так уж долго возглавлял Артузов Иностранный отдел ОГПУ-НКВД, но след в истории советской разведки оставил яркий. Ветераны разведки, пережившие и Большой террор, и Великую Отечественную войну, когда с имени Артузова был снят покров умолчания, признавали, что в своем профессиональном становлении многим обязаны именно Артуру Христиановичу. Артузов не провел никакой революционной реорганизации в центральном аппарате ИНО - подобные "кавалерийские наскоки" на сложившуюся структуру для разведки всегда заканчивались плохо. Но сделал в этом направлении ровно столько, сколько требовала изменившаяся международная обстановка. Главным было - правильно определить приоритеты, не начинать с замены канцелярских столов и настольных ламп (хотя время от времени это делать тоже нужно).

Разведывательные усилия следует прежде всего прилагать к эвентуальному противнику и его возможным союзникам. Когда все очевидно, определение такой страны труда не составляет. Тем не менее случаются и сюрпризы, причем неприятные. Скажем, в стране, до сих пор считающейся "добрым соседом", происходит военный переворот, к власти приходит хунта, к СССР относящаяся враждебно. Впрочем, хорошо поставленная разведка - и политическая, и военная - обязана подобный нежелательный ход событий предвидеть, а по возможности и предотвратить. Для этого в стране необходимо заблаговременно создать надежно законспирированную сеть резидентов-нелегалов и агентуры. Чрезвычайно важно правильно расставить кадры в самом центральном аппарате. Нет смысла сильного работника ставить на второстепенном направлении и, наоборот, поручать важное направление или участок сотруднику, слабо подготовленному, порой даже не владеющему языком "своей" страны. В этом отношении Артузова упрекнуть никак нельзя. Серьезных неудач с подбором кадров и в работе с ними у него не случилось. Ко всему прочему, он пользовался подлинным авторитетом и любовью сотрудников, каждый из которых старался даже в самой малости не подвести своего руководителя. Эпизод с Илиничем ни в коей мере тени на Артузова не бросает - ценного агента, даже не им завербованного, большую часть времени пребывающего за рубежом, действующего от Центра автономно и представляющего всегда абсолютно достоверную и важную информацию, проконтролировать по части финансовых расходов бывает очень сложно, в ряде случаев - невозможно. Разведчику - оперативному работнику или агенту - порой приходится расходовать суммы, причем значительные, не получая взамен подтверждающих документов (счетов, расписок и т. п.). Махинатор Илинич за несколько лет вытянул из кассы ОГПУ кругленькую сумму, но она тогда не казалась чрезмерной ввиду ценности доставленных сведений. Бывали выплаты и более значительные, и тоже без отчетных документов. Всегда ли эти суммы шли на "дело" Кто знает?

Один подобный эпизод сам же Артузов и обнаружил. Читателю уже известно, что все члены многочисленной семьи Фраучи в России официально и после Октября 1917 года оставались формально швейцарскими гражданами. Паспорт Швейцарской Конфедерации, разумеется подлинный, всегда котировался в мире разведки как "великий вездеход", наравне с американским и британским. Артур Христианович воспользовался этим в интересах советской разведки: "запустил" по меньшей мере два паспорта в дело. Так, один из самых талантливых разведчиков ИНО и близкий друг Артузова Федор Карин , работавший много лет в Румынии, Австрии, Болгарии, Китае, Германии, Франции, в том числе и с нелегальных позиций, частенько свободно разъезжал по миру со швейцарским паспортом брата Артура Христиановича Рудольфа Фраучи . Свой собственный паспорт Артур Христианович также предоставил в распоряжение сотрудника ИНО Юрия Маковского , который воспользовался им для нескольких нелегальных поездок. Потом случилась неприятность. Работая резидентом в Париже, Маковский совершил деяние, именуемое в Уголовном кодексе "растратой казенных денег", и конечно же не советских рублей, а французских франков, то есть конвертируемой валюты. Выяснилось это уже после возвращения Маковского в СССР, когда он работал начальником Особого отдела УНКВД по Омской области . Узнав о проступке Маковского, Артузов, до того ему доверявший (иначе не предоставил бы в его распоряжение свой паспорт), потребовал служебного расследования, а в случае подтверждения факта растраты - ареста Маковского { 87 }. Начальниками отделений у Артузова и в КРО, и в ИНО были профессионалы высокого класса. К примеру, отделение разведки в среде белой эмиграции возглавлял Андрей Павлович Федоров . Можно смело утверждать, что никто в разведке лучше его не знал эту "паству". К тому же он сам долгое время вращался в этой среде в ходе операции "Синдикат-2" и некоторых других.

То же можно сказать и о начальнике отделения нелегалов.

См. Эйтингон Наум Исаакович

Высоким профессионализмом отличались и другие начальники отделений, их ведущие сотрудники и на Лубянке, и за рубежом. К слову сказать, в отличие от других отделов ОГПУ, почти все сотрудники ИНО в разные годы успешно работали за границей в качестве резидентов и оперативников. Впрочем, когда Артузов был начальником контрразведки, многие контрразведчики выезжали за границу фактически с разведывательными заданиями и приобрели соответствующий опыт. Потому-то многих из них Артур Христианович забрал с собой в ИНО. К примеру, тот же Борис Гудзь несколько позднее на протяжении двух лет успешно работал резидентом ИНО в Японии под фамилией Гинце и "крышей" секретаря полпредства СССР.

Безусловной заслугой Артузова стало то, что он успешно наладил рациональное соотношение легальной и нелегальной разведывательной работы за рубежом, что имело особое значение для стран с фашистским или полуфашистским режимом. Некоторые заложенные при Артузове нелегальные сети советской разведки успешно функционировали десятки лет, другие, увы, были разрушены, причем не контрразведкой противника, а собственной машиной Большого террора. Тем не менее эти годы вошли в историю советской разведки под названием "Эпоха Великих Нелегалов" .

О многих из этих людей у нас и за рубежом написаны книги, из которых можно собрать целую библиотеку. В 20-х - начале 30-х годов в нашу разведку, и политическую, и военную, пришло много иностранцев - или из числа бывших военнопленных, как названный уже Отто Штейнбрюк , или переданных Исполкомом Коминтерна (ИККИ) . В Коминтерне этим занимался Отдел международных связей (ОМС) , которым руководили Осип Пятницкий и Александр Абрамов-Миров .

Ссылки:
1. АРТУЗОВ А.Х. И ФОРМИРОВАНИЕ ВНЕШНЕЙ РАЗВЕДКИ ПЕРЕД ВОЙНОЙ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»