Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Свеаборгское восстание 1906 г

Военная организация поддерживала связь со всеми крупными войсковыми частями. В каждом полку, почти в каждой роте были люди, распределявшие литературу и завязывавшие новые связи. Издавалась подпольная газета "Вестник казармы", редактором которой был Федоровский. Печатал ее типографский рабочий, товарищ Василий, прибывший из Екатеринослава (Днепропетровска). Газета печатала солдатские письма о жестоком обращении со стороны начальства, о систематическом недоедании...

Гневные статьи, помещаемые в газете, призывали солдат и матросов к единению и беззаветной борьбе за дело народа.

Пропаганда восстания началась приблизительно с января 1906 года. А к лету идея восстания захватила почти все войска и суда флота, стоявшие у берегов Финляндии.

Военно-боевой центр с участием Н.М. Федоровского разработал план совместного выступления пехотных войск и флота на Петербург.

Восстание вспыхнуло преждевременно и вопреки плану Военного центра. В июне, чтобы очистить крепость от "вредных элементов", комендант Свеаборга решил прибегнуть к провокации. По его приказу были арестованы товарищи из Центрального комитета крепости. Поднялось сильное волнение.

"Не выдавать товарищей! - передавалось из уст в уста.

-Бастуем!

По распространявшимся слухам, число арестованных увеличивалось с каждым днем. Говорили, будто арестовано уже около 50 человек - весь Центральный комитет крепости. В Гельсингфорс, где находилось руководство социал-демократической организации, был послан представитель за директивами.

Руководство согласилось с нашим планом мирной забастовки для освобождения арестованных, которых оказалось 11 человек и им не было предъявлено серьезного обвинения,- писал Федоровский в своих воспоминаниях. Двое наших (с.-д.) офицеров - Емельянов и Коханский - уговорили солдат не делать забастовку, ждать более удобного случая. Они ручались, что арестованных товарищей скоро выпустят. Все успокоились. Арестованные были освобождены.

9 июля социал-демократическая организация в Гельсингфорсе, в парке "Гесперия", провела митинг, в котором приняли участие члены распущенной царем Государственной думы. Именно в это время штабс-капитан Цион , осуществлявший связи организации крепости Свеаборг с Военным центром в Гельсингфорсе, переметнулся к эсерам. Н.М. Федоровский вспоминал:

"Мы остались без связей и информации, а эсеры всячески форсировали события. Они распространяли ложную информацию о якобы полной готовности к восстанию судов Балтийского флота и Кронштадта.

Из крепости на митинг в Гельсингфорс прибыл Степан ( Федоровский ). Это был самый грандиозный митинг из всех виденных им в Финляндии. Собралось множество военных. Всюду мелькали белые фуражки солдат, матросские бескозырки. На лужайках под деревьями расположились финские рабочие. Солдаты тесно окружили трибуну, над которой развевалось знамя социал- демократической организации.

На митинге раздавались призывы к борьбе с царским правительством. Власти встревожились. Комендант Свеаборга получил сведения о переходе эскадры на сторону революционеров и немедленно стал принимать меры. В крепости находились 10 рот артиллеристов, 10 рот пехоты и человек 200 минеров. Артиллеристы и минеры, как люди более развитые и грамотные, были настроены революционно. Пехотные роты колебались. Комендант начал отличать своих "верных подданных". Слова "голубчики-пехотинцы" не сходили у него с языка.

В один из дней комендант послал минную роту расставить вокруг Свеаборга мины, чтобы преградить к крепости путь кораблям. Минеры отказались выполнить распоряжение. Более того, они заявили протест: почему им систематически не выдают так называемые винные деньги. Вся минная рота поднялась как один человек. Коменданту представился удобный случай выяснить размер крамолы и выловить зачинщиков. Минеров он арестовал, фельдфебелей разжаловал в рядовые. Приказав разоружить минеров, комендант собственноручно срывал нашивки, издевался над безоружными и грозил расстрелом. Одни из них были отправлены на главную гауптвахту, другие в окруженный пехотой лагерь.

Волнение среди артиллеристов нарастало, но сознательная часть их, руководимая социал-демократами, всеми силами старалась успокоить рвущуюся в бой массу. На вечерней поверке решили мирно предъявить требование начальству освободить арестованных. Так и сделали. Начальство не ответило ни одним словом. Артиллеристы зашумели:

"Идемте, братцы, сами освободим!- и бросились к лодкам. Но тут затрещали ружейные залпы пехотинцев. Артиллеристы открыли огонь из пушек. Они разбили цейхгауз, захватили винтовки и пулеметы и двинулись освобождать арестованных. Караул, охранявший минеров, сдался добровольно. Двери гауптвахты открылись, радостные крики и товарищеские приветствия смешались с треском выстрелов.

Подпоручики Емельянов и Коханский - оба социал-демократы - до последней минуты удерживали артиллеристов и минеров от выступления. Но когда стало ясно, что их ничто не удержит, приняли на себя руководство восставшими. Комендант крепости скрылся.

Михайловский, Инженерный, Артиллерийский и Александровский острова оказались в руках восставших. Центральная крепость и Лагерный остров, где находилась пехота, контролировались комендантом крепости. Войска, расположенные на Стрелковом и Николаевском островах, не примкнули ни к тем, ни к другим, сохраняли, так сказать, нейтралитет.

Емельянов приезжал в Гельсингфорс за инструкциями в Военный центр организации. С ним отправили в крепость муку и мясо, которых там не было. На помощь восставшим свеаборжцам военная организация решила поднять матросские команды на полуострове Скатудене, где находились матросские казармы, а также находившихся на берегу матросов, числом около двух сотен, экипажи двух минных крейсеров - "Эмир Бухарский" и "Финн", стоявших на рейде, и городских стрелков. Матросы были прекрасно организованы, существовала даже матросская боевая дружина.

Военная организация намеревалась послать матросов с крейсеров на берег и с их помощью привлечь пехотные войска Гельсингфорса на сторону восставших. Однако неожиданные обстоятельства изменили все планы.

Команды крейсеров отказали в помощи. Больше того, "Финн" начал обстреливать восставших матросов, находившихся на Скатудене.

Задерживалась ожидавшаяся поддержка и со стороны войск, находившихся в Гельсингфорсе. Только отряд красногвардейцев - рабочих-финнов тотчас же примкнул к восставшим.

Пехота заняла подступы к мосту, который связывал Скатуден с городом. Лишь немногим матросам и красногвардейцам удалось пробиться в Гельсингфорс. Человек 150 остались в казармах, сдались и были арестованы. Так закончилось восстание в Скатудене.

В крепости Свеаборг и на захваченных восставшими островах события развивались следующим образом. Как только вернулся из Военного центра Емельянов, сразу же загремели батареи по Центральной крепости. Но серьезного вреда крепости восставшие не принесли, так как снаряды были учебными. С Михайловского острова также обстреливали Лагерный, но с таким же "успехом". Так прошел первый день восстания - 18 июля. Непрерывный обстрел продолжался и во второй день. Из Центральной крепости и с Лагерного острова восставшим отвечали верные коменданту пехотинцы.

А военное начальство принимало срочные меры. На Лагерный остров были отправлены две роты 2-го Финляндского полка, спешно был вызван 1-й Финляндский полк из лагерей в Вильманстрандте. На Лагерный на баржах были переправлены пулеметы и пушки. Правительство бросило против Свеаборга войска с артиллерией, жандармов из Петербурга и эскадру военных кораблей.

В самый критический момент, когда повстанцы решили захватить Центральную крепость, на них обрушила лавину огня замаскированная батарея Лагерного острова, укрытая как раз напротив порохового погреба. Раздался сильный взрыв. На Михайловском острове было убито и ранено около 60 человек. Емельянов, главный руководитель восстания, получил тяжелое ранение. Через час на горизонте показалась эскадра.

Броненосцы "Цесаревич" и "Слава" остановились в нескольких милях от берега. И когда Коханский подъехал к ним на катере и призвал матросов к единению с восставшими, он был арестован. Суда открыли огонь по Михайловскому острову.

Взрыв порохового погреба, измена флота заставили покориться Михайловский остров; за ним сдались Александровский, Инженерный и Артиллерийский.

Так закончилось Свеаборгское восстание, в котором приняли участие около пяти тысяч человек.

29 июля по приговору военного суда были расстреляны семь свеаборжцев- артиллеристов: два офицера - подпоручики Емельянов и Коханский - и пять фейерверкеров - Детинич, Иванов, Тихонов, Виноградов и Герасимов. Они были расстреляны по всем царским правилам, "по уставу", с барабанным боем, чтобы заглушить последние слова "крамольников".

В Свеаборге арестовали около 1000 солдат и около 70 финских красногвардейцев. Они обратились с письмом в Военный центр организации для распространения его среди войск. Вот это письмо:

"Дорогие товарищи солдаты. Мы, артиллеристы Свеаборгского гарнизона, в количестве 1000 человек, посылаем вам свое товарищеское почтение...

Товарищи, мы не упали духом. Дух у нас и сейчас велик. Мы принуждены были сдаться не потому, как думают многие, что дух у нас пал. Нет. Нас победил флот. Флот, на который мы возлагали столько надежд, оказался предателем. Дело у нас шло хорошо, и мы не думали сдаваться. Три острова были сорганизованы отлично. Инженерный, Александровский и Михайловский, они-то и начали действия... Мы открыли огонь из всех почти орудий, и дело клонилось к хорошему, но вдруг взорвался пороховой погреб - 3400 пудов пороху. Убыло много борцов, но это ничего. Затем разнесся слух, что пришел флот, два броненосца, вместо ожидаемого одного. Мы были обрадованы, а пехота упала духом и уже хотела сдаваться. А флот, подойдя ближе, открыл огонь по Михайловскому и Александровскому островам.

Сопротивление с нашей стороны было, конечно, немыслимо при таких условиях. Мы стали сдаваться. Флот изменил потому, что на этих судах, на "Славе" и "Цесаревиче", мало было матросов, их заменили кадетами (учениками морского кадетского корпуса). А Свеаборгская пехота отличалась... Они стреляли в нас без промаха, стараясь как можно больше убить, и когда артиллерия сдалась, то обращение их с нами было самое подлое. Наши сундучки были поломаны, и все сапоги, белье, деньги, одним словом - все хорошие вещи были расхищены пехотой...

Товарищи! Мы ожидаем суда. Суд нам будет строгий, но мы не боимся этого суда. Мы знаем, что пострадаем за Свободу и Землю. У нас семь лучших товарищей перешли в лучший мир, они не хотели более смотреть на ложь, они хотели правды в России и были за это расстреляны. Мы все готовы разделить их судьбу: умереть за такое великое дело.

Товарищи солдаты и матросы! Стойте твердо за правду, следуйте нашему примеру. Соединяйтесь: в единении наша сила. Мы готовы послужить общему делу опять, если останемся живыми. Арестованные.

Полученные сведения о восстании в Свеаборге вызвали преждевременное выступление в Кронштадте . Оно началось в ночь на 20 июля и также было жестоко подавлено.

17 августа 1906 года перед царским военным судом предстали 800 участников Свеаборгского восстания. 38 человек были приговорены к расстрелу и 669 человек - к каторге, тюрьме и дисциплинарным батальонам.

В. И. Ленин высоко ценил героизм участников трагически закончившихся восстаний. Он писал: "Свеаборг и Кронштадт показали настроение войска... Свеаборгские и кронштадтские казни...- все это только разжигает ненависть, сеет решимость и сосредоточенную готовность к битве"

При описании свеаборгского восстания мною использованы воспоминания Н.М. Федоровского , опубликовавшего в 1926 году в * 3 журнала "Красная Новь" очерк "Свеаборгское восстание". В очерке он ничего не пишет о себе, но история сохранила о Федоровском память как об участнике восстания, как о "свеаборжце"...

Ссылки:
1. Федоровский Н.М.: детство, революционная деятельность до 1917 г
2. Революционное выступление в Кронштадте 1906 г
3. Федоровский Николай Михайлович: начало революционной деятельности

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»