Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Завод электромагнитного разделения изотопов урана СУ-20 (воспоминания Финкельштейна)

 В конце сороковых годов на Урале, в районе Свердловска и Челябинска, было построенно много новых небольших городков, ставшими центрами стремительно развивающейся в то время атомной промышленности. В середине 1951 года, в поселке Нижняя Тура, в 300 км севернее Свердловска, началось строительство опытного завода для разделения изотопов урана электромагнитным методом. Заводу присвоили аббревиатуру СУ-20. Здесь мне пришлось провести около полутора лет. Нижняя Тура получила статус закрытого администротивно территориального образования. Въезд в нее разрешался только по специальным пропускам, выдаваемым Министерством Среднего Машиностроения в Москве. Весь поселок был обнесен колючей проволокой. На входе в запретную зону стояли офицеры КГБ и тщательно проверяли документы. Директором предприятия и всесильным мэром городка был назначен генерал-майор КГБ Дмитрий Ефимович Васильев, представительный мужчина двухметрового роста, обладавший широкими полномочиями. Он был одновременно и мэром и прокурором и судьей и судом присяжных в этом городке. Для поддержания порядка по городку ходил гражданский патруль. Ввиду отсутствия вытрезвителя, в его функции входило развозить пьяных по домам. Задерженных пьяными, Васильев своим распоряжением переводил на несколько недель или даже месяцев в кочегарку, в чернорабочие, на уборку улиц или другую грязную и низкооплачиваемую работу, в независимости от занимаемой провинившимся должности. Из Ленинграда в Свердловск я летал самолетом, а из Свердловска до Нижней Туры добирался поездом. Когда я впервые приехал в Нижнюю Туру, поселок еще только строился. Тротуаров не было, приходилось ходить по деревянным мосткам или шлепать по глубокой грязи. Продуктовые карточки в то время еще не были отменены, а в заводской столовой кормили без карточек и очень обильно. Поэтому я оставлял свои продуктовую и литерную карточки дома в Питере. Завод СУ-20 по разделению изотопов урана представлял собой сложное инженерное сооружение и размещался в большом шестиэтажном здании. На каждом из пяти этажей было по четыре трехканальных установки для разделения изотопов, управляемые каждая с отдельного пульта. На шестом этаже находился мощный тиратронный выпрямитель напряжением 40 кВ и током 20 ампер, предназначенный для питания всех 20 установок. За пультами работали большей частью инженеры, мобилизованные Ленинградским Обкомом КПСС с различных предприятий Питера. Работа проходила в четыре шестичасовые смены и не прекращалась в выходные дни. Вход в здание бдительно охранялся сотрудниками КГБ. Работающий на установке рядовой состав, при выходе из помещения обыскивали. Сверхбдительность часто приводила к разным забавным инцидентам. Однажды, какой-то шутник надул гелием презерватив, привязал к нему небольшой груз и выпустил его в окно, в вольное плавание с пятого этажа СУ-20. Охранники открыли огонь, по плывущему по воздуху шарику, но не были, очевидно, "Ворошиловскими стрелками" и ни один из них в шарик не попал. Шарик застрял, зацепившись за дерево на уровне третьего этажа. Начальник караула приказал мазиле охраннику забраться на дерево и снять шарик, но тот категорически отказался выполнить приказ, ссылаясь на то, что не умеет лазить по деревьям и боится высоты. Начальник караула тоже не полез, сказав что в мешочке, подвешенном к шарику, наверное радиоактивная дрянь и он не собирается облучиться. Пошли разыскивать злоумышленника, выпустившего шарик и заставили его влезть на дерево и снять злосчастый шарик. Один из операторов, работавших на установке, бывший летчик, повредивший себе при преземлении позвоночник, носил жесткий корсет. При обыске охранник обнаружил что под рубашкой у него что-то жесткое и велел ему снять пиджак и рубашку. Бывший летчик воспротивился и дело чуть не дошло до драки. Еле-еле удалось их успокоить. Женщин, выходящих с завода, уводили в караульное помещение, где их обыскивали охранницы. Из Нижней Туры было непросто уехать. Разрешение на покупку билета надо было получать у директора завода. Без его визы билет не продавали. Мы были там, как крепостные. Рабочий день продолжался 10-12 часов, правда за это нам платили сверхурочные. Несмотря на это, я с удовольствием вспоминаю то трудное время. Я участвовал в большом, очень важном для страны деле - создании атомного оужия. В Ленинграде под опекой любимой жены рос сын. Я был хорошо материально обеспечен. Мог быть вполне доволен достигнутыми успехами, как говорится, в труде и личной жизни. Недалеко от поселка находилось искусственное озеро, образовавшееся на месте запруды реки. Местами ширина озера достигала 400-500 метров. На другой стороне озера была тайга. На берегу озера была лодочная станция. Иногда, часов в 9-10 вечера, по окончании рабочего дня, захватив с собой вино и закуску, мы веселой компанией переправлялись на другую сторону озера, купались, разжигали костер и танцевали вокруг него танцы диких аборигенов. Когда к нам в Нижнюю Туру приезжал заместитель начальника нашего ОКБ Евгений Григорьевич Комар, он охотно принимал участие в этих увесилительных поездках, танцевал вместе с нами вокруг костра и пел не очень приличные песни. Он был веселый человек и ничто человеческое ему не было чуждо. В Нижней Туре, с небольшими перерывами, я прожил около полутора лет - зиму 1951 года и почти весь 1952 год. Оружейный уран для первой бомбы был получен не электромагнитным методом разделения изотопов, а одним из других методов. Метод разделения изотопов электромагнитным методом оказался экономически невыгодным, и в 1953 году, работы по проектированию и строительству подобных установок были прекращены. Но наши усилия не пропали даром. Созданные нами разработки и технологии нашли применение в технике ускорителей заряженных частиц и других областях науки и техники. Так например первый литий-6 для водородной бомбы, был получен на опытном заводе СУ-20. Как мне рассказал Л.А.Арцимович, я был представлен, за разработку установок для разделения изотопов урана, к Сталинской премии, но в то время, в конце 1952 начале 1953 года, как раз раздувалось дело о «врачах- убийцах» - почти поголовно евреях. Меня из списка вычеркнули и вставили русского В.К. Хохлова, хотя он ни в проектировании, ни в пуске завода, участия не принимал. Я был награжден «Орденом Трудового Красного Знамени» ..

Ссылки:
1. Завод по электромагнитному разделению изотопов (База N 9)
2. ИОСИФ ФИНКЕЛЬШТЕЙН: ЗАПИСКИ УЧАСТНИКА АТОМНОГО ПРОЕКТА (Электромагнитное разделение изотопов)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»