Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Завод Б комбината 817 - начало (Воспоминания Гладышева М.)

Источник: Гладышев М. Наш завод - наша гордость: К 50-летию завода 235 // Пульс Озёрска. - 1998. - 17 декабря. - С. 3-5. и Абросимов А. Вчера и сегодня завода 235 //Озёрский вестник. - 1998. - 
16 сентября. - С. 2-3.  

 
Прошло 50 лет с того далекого времени, когда был пущен завод 235. В те дни он 
назывался объектом "Б". Строительство объекта началось 1 декабря 1946, а уже два года спустя, 

в декабре 1948 года, в цеха поступила продукция с атомного реактора.

Объект "Б" готовился к пуску по технологии, которую создавали в Ленинградском 
радиевом институте под руководством академика В.Г. Хлопина и изучали на 
установке полупромышленного масштаба в Московском институте, где директором был 
В.Б. Шевченко

В октябре 1948 г. монтаж оборудования был в полном разгаре. Вскоре начали 
изучать компоновку оборудования, проверять правильность сборки схемы и обучать 
тех, кто будет работать. Люди были собраны с разных заводов страны, 
демобилизованные воины, учащиеся техникумов и средних школ. 

В период строительства объекта и в начале его пуска начальником был П.И. 
Точеный
. Энергичный руководитель, очень старательный. Главным инженером был Б.В. 
Громов
, исключительно образованный и умелый руководитель. На пуск объекта 
приехали ученики В.Г.Хлопина - академики А.П. Виноградов, А.А. Бочвар. А.А. 
Спицин
. Немало было и административных руководителей, среди которых особенно 
заметным был Е.П. Славский

22 декабря 1948г. дежурный сменный инженер А.И. Неретина, тогда еще совсем юная, 
но смелая и решительная, приняла первую порцию реальных блоков в растворитель и 
начала процесс по нормам инструкции. 

Наблюдателей, консультантов, больших руководителей было много, работать было 
сложно, но она справилась. В Москве мы уже проверяли на опытной установке весь 
процесс, и теперь было сравнительно нетрудно. 

Значительно труднее осваивался конечный процесс, где использовалась фторидная 
технология с применением плавиковой кислоты, от которой материал аппаратов и 
труб подвергался коррозии и в перерабатываемом растворе накапливались продукты 
коррозии. Очистка была хуже расчетной, процесс был неустойчив. Руководителем 
отделения был Н.С. Чугреев, техническим руководителем - М.В. Гладышев. Дело в 
том, что тогда экстракционная технология показала неплохие результаты, но мы еще 
не знали других экстрагентов, кроме этилового эфира, а он легко воспламеняется, 
и, кроме того, процесс экстракции контролировать не умели. Реактор делали из 
стекла, обвязка стеклянными трубами была ненадежна, поэтому сразу не решались 
такую технологию вводить в эксплуатацию. Начали производство на фторидном 
процессе, и, несмотря на сложность его, нам все же удалось в конце февраля 1949 
г. наскрести столовой серебряной ложкой пастообразной массы серо-зеленого цвета 
в эбонитовую коробку, и эта первая порция явилась первой выдачей концентрата 
плутония потребителю. Так началась эксплуатация нового производства. 

 История строительства завода изобиловала героическими, трагическими и курьезными эпизодами.

 Порой все это перемешивалось, и получались трагикомические ситуации, ставившие в тупик 
десятилетия спустя следующие поколения эксплуатационников. Так, на многие 
аппараты не было технической документации - она из-за соображений секретности 
просто-напросто уничтожалась в первые же дни запуска оборудования. И следующие 
поколения знакомились с предметом своей заботы со слов ветеранов. Впрочем, не 
это было самым неприятным. В ходе эксплуатации выяснилось, что завод, 
спроектированный по принципам общей химической технологии, не отвечает 
требованиям радиационной безопасности, имеет ряд конструкционных недоработок. 
Саму технологию удалось довести до устойчивых результатов, но условия труда 
оставались тяжелыми, появилось профессиональное заболевание, назрела острая 
необходимость менять условия труда. С этой целью по ходатайству руководителей 
Б.В. Громова и Б.Г. Музрукова Совет Министров СССР принял решение строить новый 
завод - дублер "Б". Было начато на этой же промышленной площадке строительство нового завода, 
спроектированного с учетом прежних ошибок. 

Технология была принята от первого завода в ее улучшенном варианте, а компоновка 
оборудования и размещение зон задумана новая, такая, которая облегчала 
обслуживание и снижала вредные воздействия. 

В период освоения дублера с самого начала вводились в технологию и конструкцию 
оборудования новейшие, оригинальные идеи, которые внедрялись при остановках на 
профилактику, на капитальный ремонт и на ходу. В результате уже в первые годы 
освоения дублера были достигнуты такие показатели, что решили вторую очередь не 
строить. Началась борьба за качество. 

Ввели новую сорбционную технологию на конечном переделе и уже в первые пять лет 
эксплуатации дублера выбрали из ацетатной технологии все ее возможности. Чтобы 
двигаться дальше, нужно было обновить все производство. Неугомонная натура 
специалистов и рабочих-инициаторов требовала новых решений. 

Была создана специальная, инициативная группа, которая поставила себе цель 
внедрить последние достижения науки и техники и создать экстракционную 
технологию. Решение было непростым не только из-за новизны, но и потому, что 
действующее производство вполне обеспечивало план и качество, и в этих условиях 
надо было перешагивать через мнение руководства: "А зачем это надо?" Перестройки 
производства мы добились, реконструкцию сделали. Но какая основная движущая сила 
была при этом? Зачем все делалось, когда и так все было нормально? Вот на этот 
вопрос и хочется дать ответ. 

Когда зарождалась технология в стенах Московского института, работу начинали те, 
кто еще не снял полевых пагонов, вернувшись с фронта. Немало было и тех, кто 
трудился в условиях военного времени, а темпы труда были самые высокие. 
Фронтовики с жадностью набросились на работу, а трудяги с производства задали 
свой темп. Никто никого не понукал, а работали так, как могли, не считаясь со 
временем. Одному бывшему фронтовику поручили срочно проверить растворение 
металла, так он трое суток не выходил из института без сна и отдыха и, только 
когда сел писать результаты проверки, уснул за столом. Никто его не принуждал, 
никаких похвал он не ждал, никаких отгулов не предлагалось. Просто действовал 
закон - "надо". 

Все эти "начинатели" не имели научной литературы, где бы описывались элементы 
технологии. Единственная книга под названием "голубая" хранилась в сейфе. Можно 
было заглянуть на одну-две страницы, где скупо описывалось то, что тебя 
касалось, но так мало, что познавать приходилось путем проб и ошибок. Самым 
большим авторитетом для нас была З.В. Ершова, которая когда-то училась у М. Кюри 
и перевела вместе с В.Д. Никольским книгу М. Кюри "Радиоактивность". Это была 
единственная наша настольная книга, если не считать учебников по аналитике, 
общей химии. 

В первые годы освоения производства люди не знали покоя, у них не было выходных, 
рабочих часов дня, не было других забот, более важных, чем производство. Они 
болели за дело с каким-то повышенным переживанием. Они с самых первых дней 
совместной жизни в коллективе стремились делать все, что полезно общему делу. 
Вот этот стиль бескорыстного труда сохранился в 60-е годы и продолжился, уже, 
правда, в меньшей степени, в 70-е годы. Труд был потребностью. Мы не можем 
согласиться с утверждением, что те годы были годами застоя везде и всюду. Нет, у 
нашего коллектива, наших заводов застоя не было. Наоборот, тогда развитие нашего 
производства продолжалось, и оно сохранило уровень последних достижений науки и 
техники. Важно, чтобы стиль постоянного обновления сохранялся и дальше. Уже 
сейчас жизнь требует очередного скачка в развитии нашего производства. 
Необходимо безотлагательно решать проблему отходов, а также создавать 
безотходную технологию. Необходимо создавать инициативную группу новаторов, 
которые могли бы решать эту архитрудную, но реально выполнимую задачу. Надо 
начинать с подсчета и отказа от ненужного, трезвой оценки необходимости 
действующих производств. Сейчас пора остановиться, оглядеться, хорошо подумать и 
начать делать то, что действительно надо. 

Много лет прошло с тех пор, когда начинали создавать новое производство. Много 
лучших людей посвятили себя этому делу, не мало среди них тех, кто сделал все, 
что мог, потерял здоровье, а затем и жизнь. 

Верховным руководителем отечественной промышленной радиохимии был соратник И.В. 
Курчатова В.Г. Хлопин, академик, директор радиевого института, создатель 
технологии обогащения руд и технологии промышленной радиохимии. В 1948 г., уже 
тяжело больной, он принимал нас и слушал доклад о первых итогах проверки 
технологии, лежа в коляске, давал советы, делал замечания. Он был на пределе 
своих сил, но все еще работал. 

Его ученики Б.А. Никитин и А.П. Ратнер довели дело до конца. Б.А. Никитин был 
руководителем темы при проверке и внедрении технологии, создал новый ее вариант 
и впервые внедрил экстракцию. Молодой, обаятельный ученый, член-корреспондент 
Академии наук СССР, он отличался необыкновенной аккуратностью и умением коротко 
и ясно излагать свои суждения. К сожалению, он рано умер. А.П.Ратнер - научный 
руководитель объекта "Б" - осваивал технологию и учил персонал, как надо ею 
управлять. Не щадя сил и времени, сутками находился на рабочих местах, порой 
опасных, искал пути отладки процесса, подорвал свое здоровье и уже через 2 года 
после возвращения в институт преждевременно скончался. 

Талантливый главный технолог проекта - доктор технических наук Я.И. Зильберман - 
в период освоения постоянно находился на производстве, которое еще не было 
обеспечено безопасными условиями труда, также заболел раком желудка и, когда он 
прощался с жизнью, то передал свой завет: "Мудрость - в простоте". 

Они отдали свои жизни, выполняя долг перед Родиной. Нет среди нас и тех видных и 
заметных людей, которые с самого начала не только трудились, но и постоянно 
улучшали производство, обеспечивали его надежную бесперебойную работу, постоянно 
совершенствуя технологию. 

Б.В. Громов - первый главный инженер, затем начальник объекта - имел 
необыкновенную память, знал почти всех заводчан по имени, обладал огромной 
эрудицией, отлично знал классиков марксизма-ленинизма, почитал классическую 
музыку, не терпел бюрократов и всегда был победителем в любых дискуссиях. Именно 
он, вместе с А.П. Ратнером и Н.Г. Чемариным, создали третий вариант аффинажного 
передела и добились устойчивой работы производства. В те годы он ещё был 
кандидатом технических наук, затем стал доктором, профессором. 

Н.С. Чугреев с самого начала подбора технологии, проектирования, начала 
строительства объекта, его освоения был в гуще событий и даже возглавлял одно 
отделение в самое трудное время. Многие знают его и как автора технических 
решений и направлений. Это он возглавил инициативный коллектив для создания 
завода РТ. Это он проявил особую заботу о реконструкции завода 35. До конца 
своей жизни он занимался решением проблемы нашей отрасли, а его последние 
разработки по захоронению отходов сохранили свою ценность до последних лет. 

Сохранилась память об истинных героях труда, тех, кто ценой своего здоровья, а 
затем и жизни создавал наше производство. Это Семен Борисович Ифасман, главный 
приборист объекта, это Михаил Ефимович Сопельняк - главный механик объекта, 
слесарь Алеша Кузьмин, механик Саша Ведюшкин, слесарь Геннадий Лутовинин, 
старший инженер, начальник исследовательской группы Николай Григорьевич Чемарин, 
Анатолий Федорович Пашенко, Владимир Петрович Балановский, Владимир Дмитриевич 
Мельников, Ольга Степановна Рыбакова, Валентина Ивановна Парамонова, Герман 
Дмитриевич Торопов, Борис Петрович Никольский, Виктор Борисович Шевченко, Марс 
Юнусович Думанов, Сергей Егорович Степанов, Григорий Иванович Чечерин, Геннадий 
Васильевич Митрофанов, Александра Ивановна Неретина, Алексей Павлович Потехин, 
Анна Васильевна Кузьмичева, Яков Иосифович Колотинский, Василий Иванович Акимов, 
Владимир Павлович Павлов. Список может продолжаться... 

В Гамбурге воздвигнут памятник погибшим от лучевого рака. На лицевой стороне 
центральной стены памятника высечена надпись "Памятник посвящается рентгенологам 
и радиологам всех наций, врачам, физикам, химикам, техникам, лаборантам и 
сестрам, пожертвовавшим своей жизнью в борьбе против болезней их ближних. Они 
героически прокладывали путь для эффективного и безопасного применения 
рентгеновских лучей и радия в медицине. Слава их бессмертна". 

При создании монумента в нем в алфавитном порядке были высечены имена 169 
человек, умерших к тому времени от мучительных радиационных поражений. Позже 
мемориал был дополнен еще двумястами именами. В 1959 году вышло второе издание 
"Книги почета", в которую внесено 360 фамилий, в том числе 134 наших 
соотечественника. Создатели ядерной энергетики, ставшие жертвами ее освоения, 
заслуживают такого же преклонения, но их честь и слава остались пока только в 
памяти тех, кто еще не успел умереть. Кто они, эти люди, каков их образ, что они 
создавали и какой ценой - об этом должны знать живущие ныне и творящие новые 
открытия, полезные для людей. О некоторых из них написаны книги-воспоминания, но 
хочется еще раз оглянуться и вспомнить их лица, их добрые дела. 

В нашем городе воздвигнут памятный монумент, символизирующий огненный факел в 
руках юноши, факел, созданный атомной энергией, ради которой мы, дорогие мои 
однополчане, прожили свой век, стараясь дать эту энергию в руки нового 
поколения. И будет справедливо, ее ли у подножия памятного монумента будут 
высечены в граните имена героев - создателей атомной энергии...

См. Строительство радиохимического "завода Б", декабрь 1946 г 

    "Завод Б" заработал, фефраль 1949 г 

Ссылки:
1. Радиохимический завод "Б" (235) на комбинате 817 (ПО Маяк)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»