Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Александров А.П. и Борис Кочановский: крушение на Кайдацком пороге

Источник: Воспоминания Александрова А.П 

Кайдацкий порог находился километрах в 12 по-моему от Днепропетровска. Уже задолго до этого порога было со всех сторон много всяких забор, много отдельных камней в реке и ехать приходилось как говориться глядя в оба. Мы значит едем, это было примерно где-то около полудня или что-то в этом духе. Я сидел за рулем а Бориска (мы ехали под парусом) сидел значит и смотрел "судоходный дорожник". Я ему говорю: Бориска, ты знаешь, мы уже по моему начинаем подъезжать к порогам. Он смотрит в этот "дорожник" и отвечает - что ты, мы еще по крайней мере две страницы не доехали, читай. Я читаю. Вижу, там написано: посреди реки - камни Мышиные. Я говорю : так вот смотри, вон камни Мышиные, вон там эти самые камни торчат. Он говорит, ничего подобного, ты не туда смотришь, смотри на две страницы раньше, там камни Архиерейские. Ну, а черт его знает какие они там, Архиерейские или Мышиные. Ну, мы на всякий случай убрали парус и значит дальше едем на лодке. А эти самые проклятые Мышиные камни действительно оказались Мышиными. И они находятся уже перед самым порогом. В общем не успели мы оглянуться, как нас подхватило здоровое течение, вероятно километров 20 в час или 30 в час, и в этой струе мы поперли вниз. И тут мы обратили внимание, что если посмотреть вниз по реке, то воды не видно, вот идет вода, вода - а дальше воды не видать. Дальше идет довольно далеко вовсе пустое пространство а воды не видать. Очевидно это был спад на пороге. Спад там небольшой - всего метра два на пороге, но он довольно крутой, на коротком участке, так что там и очень большая стремнина. Но на наше счастье мы попали в так называемый старый Казачий ход. И вот по этому старому Казачьему ходу наша лодченка и пошла. Тут, как говорится, действительно надо было не зевать. И вдруг когда мы вышли уже на наклонную часть, уже в самый порог вошли и по этой стремнине поперли вниз, я смотрю и вижу что снизу-то накатываются громадные волны против этого стержня реки. И я значит кричу Бориске, что Бориска, нас зальет этими волнами. Но делать нам было нечего, и значит действительно мы слетели с этого самого порога. Как мы въехали в эти волны, так нас сразу же к чертям залило.

Я выбросился за корму лодченки, чтобы ею как-то управлять, чтобы не поставить ее к волнам бортом и значит за корму ее ворочал то сюда то туда. А Бориске значит я закричал, (Бориска не умел плавать, вот ведь в чем было дело) " ложись в лодку как в ванну и держись за что попало!". В это время начали выплывать из лодки наши вещички. На мостке, на куче сена которая на нем лежала, влетел в высокую волну наш "дорожник" и с этой волной вместе ушел от нас. И потом, чьи-то тапочки, и еще что-то такое, что я хватал, бросал обратно в лодку, запихивал под кормовую скамейку, которая единственная была у нас. А Бориска в это время действительно лежал в лодке и только отфыркивался, когда через него перекатывалась эта самая волна. И как его там не утопило, я не знаю. Но в конце концов довольно быстро мы выскочили из этих больших волн и уже попали на такую зыбь более или менее приличную. Лодка у нас конечно залита полностью. И я значит говорю Бориске : "Бориска, вылезай, держись за лодку, давай ее тащить куда-то к берегу". Мы увидели не очень подалеку какой-то маленький островишко, и к этому островишке стали грести. Тут я заметил что мой дорогой Бориска привязал себя за руку проволокой к уключине. Он сообразил, что если его из лодки волной выкинет, а плавать он не умеет, то ему будет хана, и потому он себя таким образом закрепил. Но тут уже на более или менее спокойной воде - кстати, воды он никогда не боялся и лез туда, где можно было топиться, и топился, не раз мы его вытаскивали. Ну а здесь он уже стал грести одной рукой, другой держась за лодку. Я за кормой, обоими ногами и одной рукой изо всех сил там толкал эту лодку и в конце концов мы с большим трудом добрались до одного из островков. Это был конечно не тот островок который мы увидели первым, вероятно с тех пор перед нами прошло их штук пять или шесть, потому что течение здоровое было, мы не успели просто вытащится на тот островок. Ну и в конце концов мы вылезли на отмельку, вот, на таком каменном основании она была, там какие-то скалки были и хороший теплый песок. В это время солнце близилось уже к закату, так что порядочно времени мы там ковырялись. Надо сказать что мы до того устали, что когда мы подтащили нашу лодку к берегу и я вылез из воды, я упал возле лодки и вероятно минут 10 просто дышал как рыба выброшенная на берег, потому что до такой степени трудно было лодку вытащить. Ну, все наши вещички конечно там промокли. Вот тут мы стали раскладывать все наше барахлишко. У нас промокло абсолютно все.

У нас был залит ящик в котором были снятые пластинки, и проявленные и новые пластинки. Таким образом вся фотографическая наша деятельность издохла на этом деле, промокли все деньги, промокли все до тла вещички. Было непонятно что и как делать. Единственное, что у нас сохранилось сухим это были спички, которые лежали в какой-то герметически завинченной коробочке. Ну, и мы набрали тут всякого плавника, барахла всякого и разожгли костер. Кое-что мы подсушили на этом костре, кое-что разложили на скалах. Это было живописнейшее зрелище, потому что весь островок этот самый мы завалили нашим барахлом, которое должно было сохнуть там на песке и на скалах. И на наше счастье оказалось что уцелел горшок глиняный в котором были остатки гуся. Вот эти остатки мы тут и съели на этом острове. Надо сказать что этот гусь нас очень сильно поддержал. Гусь надо сказать был здоровый. Когда мы его застрелили - это мы сделали так, мы просто условно считали этого гуся диким. А он плыл во главе громадного стада гусей. А мы мимо проезжали на нашей лодченке под парусом. На минуточку Бориска отпустил парус и я значит трахнул в этого гуся. Гусь сразу перевернулся вверх тормашками. Мы пристали к берегу, Бориска сбегал схватил этого гуся, оказалось что когда он тянет его за башку через плечо, то гусиные крылья и лапы тянутся по земле. Огромный был гусь. И уже в этом стаде немедленно выбрали нового вожака. И новый этот вожак бросался на Бориску и хотел его ущипнуть как следует быть куда-то побольнее, чтобы он не хватал этого гуся. В общем это был как говорится выдающийся такой случай в нашей кормежке. Потому что одним молоком, то кислым, то пресным, особенно не разживешься. Ну, правда, мы немножко ловили рыбы еще.

Кое-что у нас подсохло и мы легли спать на этом острове, там скалы были сильно разогреты за солнечный день, и прямо под этими скалами было довольно тепло спать. Наутро, когда я проснулся, я увидел поразительное зрелище. Я увидел, что рыбак на челне довольно спокойно ездит посреди этого порога, причем ездит там куда хочет: хочет- вниз, хочет - вверх. Причем это получается у него совершенно непринужденно. Я долго смотрел за ним, и в конце концов понял в чем дело. Оказывается для того чтобы пробраться ему против течения он делает так - он заезжает за какой- нибудь большой камень, а за этими большими камнями всегда обратное течение - причем очень сильное обратное течение, примерно такой же скорости как и прямое течение. Вот он в этом обратном течении разгоняется, и уже когда доходит до самого камня старается пересечь струю прямого течения и заскочить за следующий камень. И таким образом вот пользуясь такими обратными течениями он мог ездить по порогу как хочет. Это было совершенно поразительное для нас зрелище. На маленьком челне, один, гребя веслом с кормы - вот и все, никаких хитростей не было и никаких видимых усилий он даже не прилагал, чтобы ехать по порогу вверх. Там где лежат каменные гряды из таких относительно мелких камней и где уже глубина не так велика, там вот этих обратных течений сколько хочешь, там действительно можно в любом направлении куда хочешь проехать. Смысл заключается только в том, что не надо пытаться пересекать очень большие прямые течения, широкие. Потому что тогда не успеешь его пересечь как тебя снесет уже дальше, чем то место откуда ты поехал. А вот если узенькие эти прямые течения, там камни довольно часто набросаны, ну скажем прямое течение метра два шириной, через него можно перемахнусь таким образом чтобы попасть в следующую обратку и ехать к следующему камню. Мы научились этому делу. Барахло наше постепенно подсохло, мы его все погрузили в лодченку. И нахально мы стали ездить уже среди этих камней и все у нас стало получаться. Больше того, мы поехали прямо вверх, проехали через порог.

Мы жили на этом месте дня три, насколько я помню, мы ездили в село Чапли и в село Старые Кайдаки, и там мы во первых кое-какой еды купили. А потом мы там присутствовали при удивительном зрелище - как снаряжают плоты чтобы пропускать через пороги. Далее см. Александров А.П.: проход плотов через Днепровские пороги

Ссылки:
1. АЛЕКСАНДРОВ А.П.: путешествия по Днепру в довоенные годы

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»