Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

"Фирмачи" с Лубянки

"...В один из июльских дней 1975 года, примерно в шесть часов вечера, в обычную квартиру в центре Москвы вошел высокий представительный старик лет шестидесяти с небольшим. Трое его спутников почтительно держались сзади, явно соблюдая приличествующую его рангу дистанцию. Густые с проседью волосы, гладко зачесанные назад, бледное лицо с печатью вечной, хронической усталости, очки без оправы на хрящеватом носу, проницательные карие глаза с каким-то ищущим, испытующим выражением, но тоже утомленные... Никто не счел нужным представить вошедшего канадцу Хью Гэмблтону , да и сам он пренебрег этой формальностью. Сразу приступая к делу, гость произнес:

- Профессор Гэмблотон, я рад видеть вас здесь, в Москве. Надеюсь, вы довольны здешними условиями и поработали тут продуктивно?.."

Так, по утверждению Джона Баррона - автора книги "КГБ сегодня: Невидимые щупальца" , протекала встреча Юрия Андропова с ценным агентом советской внешней разведки, который за два десятилетия сотрудничества с Москвой передал свыше 1200 секретных документов НАТО. А главное, первым предоставил документальное подтверждение того, что Израиль и ЮАР совместно производят ядерное оружие .

Сейчас трудно ответить, имели место описанные выше события в действительности или это плод авторского воображения. Учитывая особенности характера председателя КГБ, эта встреча могла произойти на самом деле, а не только на страницах книги.

Юрий Андропов встречался с руководителями спец-резидентуры "Фирма" (так называемый "отдел П" )- первым заместителем начальника ПГУ (внешняя разведка) КГБ СССР Борисом Ивановым , председателем президиума Торгово-промышленной палаты СССР Евгением Питоврановым и начальником отдела спецопераций (финансовая разведка, отдел "Ф") Управления "С" (нелегальная разведка) ПГУ КГБ СССР Александром Киселевым на конспиративной квартире, находящейся на балансе Управления "С". Вот как обычно происходили такие рандеву.

"В точно назначенное время от одного из подъездов здания Лубянской площади стартовала неприметная "Волга", которая увозила одинокого пассажира. Через какое-то время она подъезжала к дому, где на четвертом этаже находилась конспиративная квартира. Садился к накрытому столу, выпивал рюмку своего любимого рейнского вина "Молоко любимой женщины", которое ему строго-настрого запрещали врачи, закусывал опять же любимыми малюсенькими, с палец, слоеными пирожками с капустой и спрашивал:

- Ну, рассказывайте, что там у вас. Слушал он очень внимательно, время от времени помечая что-то на листке. Потом спрашивал:

- И что предлагаете? Если предлагалось несколько вариантов и требовалось его решение, руководитель КГБ погружался в свои мысли. Вставал, прохаживался по комнате и обычно начинал ворчать:

- Ох уж мне эта конспирация! Сколько времени даром теряем! Крутились, крутились, и на тебе.- Он подходил к окну и показывал на здание на Лубянке.- Из этого окна видны окна моего кабинета.

Однако было видно, что ворчание притворное. Человек, который знал обо всех больше всех, всерьез опасался, что недруги могут что-то узнать о том, чем на самом деле занимается его личная разведка". А чем же занималась спецрезидентура "Фирма"? Тем же, что и обычная резидентура, вот только ее сотрудники, работавшие под крышей Торгово-промышленной палаты, не обладали дипломатическим иммунитетом, да и работали более осторожно. Основной круг их источников- представители деловой элиты различных стран мира, которые в обмен на выгодный контракт с СССР должны были поставлять ценную информацию, чаще всего экономического характера.

История ее появления необычна. Генерал КГБ Евгений Питовранов был живой легендой советской разведки и неофициальным лидером профессиональных чекистов. В начале шестидесятых годов прошлого века в КГБ существовало три группы. Первая- выходцы из партаппарата, которые пришли на Лубянку в начале пятидесятых годов. Вторая, так называемые "комсомолята"- те, кто пришел из комсомола. Ее возглавляли Александр Шелепин и Владимир Семичастный . Оба старательно боролись с Евгением Питоврановым, но смогли "выгнать" его из органов, только когда тому исполнилось пятьдесят лет. Отставной генерал мечтал вернуться назад, и это ему почти удалось. Устроившись заместителем председателя Торгово-промышленной палаты, основываясь на китайском и немецком опыте (а там бизнесмены активно сотрудничают с разведкой), он придумал, как эффективно использовать родную организацию для нужд внешней разведки.

Когда Юрий Андропов в 1969 году в первый раз с ним встретился, то, как рассказал спустя много лет об этой встрече генерал, они обсудили многие темы:

".. .работа органов на местах, в Центре, как Центр руководит местными органами, как координируется работа разведки и контрразведки- в общем, была обзорная беседа о том, как и чем живет Комитет госбезопасности.

- Ты пойми,- говорил Андропов,- я к этим делам мало имел отношения. Имел, но со стороны. Мне тебя отрекомендовали как опытного и умного человека, вот я и решил поговорить.

Я считал Андропова одним из самых сильных руководителей ЦК, но в деле госбезопасности тогда он был новичок и хотел во все вникнуть. Конец беседы был неожиданным для меня. Андропов сказал:

- Мне известно, что у товарища Сталина твердо сидела в голове мысль о том, что нам нельзя ограничиваться той структурой разведывательной работы, которая существует, на сегодня. Должны быть какие-то возможности перепроверки данных, получаемых по линии разведки КГБ, по линии ГРУ. Нужно какое-то дополнение к тому, что они делают. Так, чтобы это было и конспиративно, и полезно для государства. Подумай над тем, какую структуру, параллельную существующим органам госбезопасности, можно было бы предложить. Но прежде всего нужно все взвесить, обдумать и решить принципиально, стоит это делать или не стоит.

- Это очень сложный вопрос,- говорю.- У меня пока по полочкам не разложилось, в каком направлении я должен думать. Каким временем я располагаю?

- Неделя-полторы. Прощаясь, Андропов сказал:

- Сюда больше не приходи. Позже я скажу, куда явиться".

Они снова встретились через две недели, и отставной генерал рассказал, как должна функционировать "Фирма". Получив одобрение от Юрия Андропова, он начал действовать. Вот чем он тогда занимался: "Моя новая задача состояла в том, чтобы найти десятка два человек, на которых можно было положиться. Я их нашел. Я не снимал этих людей с их места работы во внешторговских структурах, а просто включал в свою орбиту, нацеливал на дополнительные вопросы. Они стали переключаться с конкретных коммерческих операций на серьезные и перспективные оперативные дела. Мы должны были работать стерильно чисто.

Ни в коем случае нельзя было допустить того, что кого-то из нас схватят за руку. Мировой скандал будет. Мы опозорим страну, запятнаем навсегда Торгово-промышленную палату, дадим пишу нашим идеологическим и военным противникам. Поэтому я учил ребят: суют тебе шифр- не бери. Тебе предлагают информации семь верст до небес и все лесом, а ты не слушай никого, никаких документов не бери. Живи своей головой: что у тебя в ней задержалось, о том и доложи, не задержалось- не ври".

На первых порах достижения были минимальными. Западные бизнесмены подписывали контракты, и на этом их сотрудничество с "Фирмой" прекращалось. Даже поездки самого Евгения Питовранова (184 поездки с 1969 по 1984 год) не всегда заканчивались успешно. Так, не удалось наладить неформальных отношений с одним из знаменитых французских кутюрье. Успех пришел, когда в 1973 году в структуре Управления "С" ПГУ КГБ создали отдел "Ф" , который неофициально называли отделом "П" . А в ведущих западных странах появились представители этого подразделения. В США с "Фирмой" начал сотрудничать один из крупнейших американских политиков, сообщения которого регулярно докладывали самому Леониду Брежневу. Именно он предупредил Юрия Андропова об "агенте влияния"- члене ЦК КПСС. Этот человек занимал пост посла в одной из капстран, и его расходы превышали доходы. Кроме того, он регулярно получал дорогие подарки от своих "знакомых". Для председателя КГБ все было ясно. Он поручил подготовить записку Леониду Брежневу с описанием ситуации. Однако генсек знал, что между послом и руководителем Лубянки была давняя неприязнь, и не поверил сообщению. "Среди членов ЦК не может быть предателей!"- заключил руководитель страны.

"Юрий Владимирович не согласился,- вспоминал Евгений Питовранов,- но в споры не полез". Вернувшись на работу, председатель КГБ порвал документ на глазах своего зама Виктора Чебрикова , а подозревавшийся член ЦК достиг высоких постов в партии и государстве.

Другая страна, где были достигнуты высокие результаты,- Япония . Там представитель "Фирмы" стал снабжать информацией о ситуации в мире перспективного японского политика, и тот начал быстро продвигаться к вершинам власти. Понятно, что обмен сведениями был взаимный. Результат превзошел все ожидания. Японская политика на несколько лет стала для Андропова открытой книгой. Не менее значительных достижений удалось добиться во Франции . Заведовать филиалом "Фирмы" в Париже был отправлен большой знаток страны и особенностей французской души. Евгений Питовранов рассказывал:

"Француза надо знать. Никаких особых денег для установления с ними контактов не требовалось. В моем распоряжении был большой загородный дом с парком, вот я и звал их туда погостить. Хороший обед, чудесное вино, легкий намек на возможную прибыль от контракта - и зовешь погулять по парку. Там задаешь тему разговора, и остается только слушать: ради того, чтобы красиво сказать, французы готовы вплести в свою речь самую закрытую информацию. А женщинам я постоянно дарил подарки, пусть мелочь, и говорил или писал приятные слова: дамам важно, что о них не забывают". В итоге в числе друзей "Фирмы" оказались многочисленные политики, бизнесмены, их родственники, жены и любовницы.

Особые советско-французские отношения в семидесятых годах во многом обеспечивались личной разведкой Юрия Андропова. Леонид Брежнев, собираясь с визитом в Париж, точно знал, что будут просить французы на переговорах и до каких пределов они готовы отступить.

Определенные успехи были достигнуты и в самой Москве. Используя инертность и неповоротливость УПДК (управления делами дипкорпуса) - организация, которая занимается обслуживанием иностранных дипломатов, Евгений Питовранов познакомился с одним из западных послов и начал ему активно помогать в решении бытовых, личных и служебных проблем. Благодарность этого человека была безмерной, в том числе и в виде информации о внутреннем устройстве недоступных для КГБ помещений иностранных посольств. Сообщал он и о содержании разговоров между высокопоставленными зарубежными дипломатами по самым щекотливым вопросам политики НАТО, США и т. д.

Удача сопутствовала не везде. В Британии и Германии, по разным причинам, не удалось наладить сотрудничество с местной политической и деловой элитой. Это не помешало Юрию Андропову внимательно изучать все, связанное с повседневной деятельностью отдела "П". По утверждению Евгения Питовранова: "В первые годы существования "Фирмы" Юрий Владимирович участвовал в планировании многих наших операций, и в некоторой степени наше подразделение было для него учебным полигоном. Я приходил с готовым планом операции и пояснял ему, почему следует проводить ее именно так. Он прислушивался. Думаю, эта работа помогла ему скорее освоить специфику чекистского дела". Как выяснилось позднее, уроки пошли руководителю Лубянки на пользу. Однажды председатель КГБ в беседе с Евгением Питовановым заметил:

- У меня такое ощущение, что мы работаем довольно традиционно, хотя и стараемся "спрятать" своих сотрудников поглубже. У нас нет достаточного представления, что конкретно знает о нас противник, кого из работников он уже вычислил. Подумайте, как нам прояснить ситуацию. После этого разговора был разработан план проведения операции по "подставе" сотрудника Торгово-промышленной палаты иностранным спецслужбам. Это мероприятие провели как минимум два раза. Сначала в одной из африканских стран против ЦРУ, а потом в Западной Европе- теперь уже в роли противника выступала местная спецслужба. Обе акции оказались успешными для "Фирмы". В последний раз Евгений Питовранов встречался с Юрием Андроповым за сутки до смерти последнего. Их свидание продолжалось меньше минуты. Они молча смотрели друг на друга..

- Вот так..- едва слышно обронил "генсек с Лубянки".

- Даст бог, все еще образуется...- не очень уверенно ответил легендарный чекист. Последний раз улыбнулись друг другу. На следующий день Юрий Андропов скончался. Учитывая то, что последние несколько суток перед смертью он распланировал как политик, можно утверждать, что бывший председатель КГБ продолжал придавать "Фирме" важное значение.

Ссылки:
1. Питовранов Евгений
2. Кутергин Леонид
3. "Фирма" (так называемый "отдел П" КГБ
4. БОИ В ЗАЗЕРКАЛЬЕ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»