Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

"ПОКАЗАЛОСЬ, ПРИШЛИ ФАШИСТЫ?" Захват террористами бодьницы в Буденновске

До 1920 года город Буденновск Ставропольского края носил название Святой Крест. Трагедия в Буденновске. Сегодня дело повернуто таким образом, что невиданный в мире акт терроризма накрепко завязан в единый узел с чеченской войной . Россия начала войну, а чеченцы, загнанные в угол, ответили терактом - так утверждали многие средства массовой информации. И вроде бы правильно утверждали. И война, и бомбы, и смерти, и чеченцы. Все так. Все было. Некоторые газеты выносили на первые полосы заголовки, что именно террорист Басаев остановил войну. Чудно это было, право, слышать, но слушали. А иные журналисты так раздухарились, что время от времени покрикивали с полос, мол, не смейте чеченцев называть террористами, а ежели смеете, то и всех русских солдат не иначе как в террористы запишите. Получалось вроде как баш на баш: развязали войну - получили теракт. А тут еще и заложники, выбегающие из осажденной больницы, кричали о "чеченских шоколадках" для детей. Выхваченные недремлющим, объективным оком TV, крики эти, как ни крути, укрепляли вину русских шовинистов, поднявших меч на "благородных" сынов Вайнахии. И все бы укладывалось в прокрустово ложе нашей "независимой", "неподкупной" пропаганды, если бы не одно веское обстоятельство - история терроризма. Так уж случилось, что этой темой мне приходится заниматься не один год и потому смею заметить - теракт в Буденновске только на первый, весьма поверхностный взгляд "реакция на войну", "ответ на бессмысленную бойню". Ведь именно такую версию предложил нам Басаев в своем первом интервью, не правда ли? И мы съели! Более того, на все лады стали рассуждать, мог ли Басаев поступить иначе, заранее предполагая, что не мог. Да. Не мог. Ибо он - террорист. У них свои понятия о чести, своя система жизненных координат. Система столь опасная для остального мира, что все они давно признаны вне закона. Хоть кое-кто в нашей стране и пытается сделать из него супергероя, ясно одно - Басаев не первый и, к сожалению, не последний в кровавой шеренге террора. Еще в первом веке нашей эры в Иудее действовала секта сикариев (сика кинжал или короткий нож), уничтожавшая представителей еврейской знати за сотрудничество с римлянами. Сикарии на современном языке и есть террористы. И это в первом веке до нашей эры! Известия о прапращурах Басаева появятся лишь через много столетий. Этот короткий экскурс в далекую историю террора лишь для того, чтобы показать - бандит он и есть бандит, в первом ли веке нашей эры, или в двадцатом столетии. И в данном случае война лишь неуклюжее оправдание кровавых деяний террора. Ибо у того же Басаева еще вчера был захват авиалайнера, потом автобуса, теперь вот - больницы. Что он захватит завтра? Кому предъявит требования - правительству, стране, миру? И нет сомнений, требования эти будут прикрыты вполне пристойным фиговым листком борьбы. Борьбы за что? За свободу, независимость, мир? Или против чего-то. Это уже неважно. Даже самый отпетый преступник, убийца старается найти благородное объяснение своим преступлениям, сколь бы ни были они страшны. См. 40Терроризм - тяжелейшее преступление перед человечеством и Чечня

Итак, 14 июня 1995 года, в полдень, чеченские террористы захватили маленький российский город на Ставрополье. Старики-фронтовики подумали, что вернулась война и вновь фашисты входят в город. Только эти были, пожалуй, кровожаднее: стреляли в детей "от живота", на местном рынке хладнокровно убили бабушек- торговок и пошли по дворам. Помните кадры немецкой хроники: фашистские молодчики врываются в дома, убивают, избивают, вытаскивают мирных жителей и гонят их, как стадо. Не важно куда - в колхозный хлев, как полвека назад, или в районную больницу, как теперь. Почерк один и тот же. Даже обувь приказали снять и гнали босиком через весь город. Террористы не пощадили никого. Фашисты иногда отпускали детей и женщин. Эти не отпустили. Наоборот, захватывали как можно больше немощных, больных, беременных. Уж эти сопротивления не окажут, да и на власти давить проще. Боялись и потому захватывали не по одному - десятками, сотнями. Если что, есть возможность десятком русских баб да детишек прикрыться. Кого хотели - убивали. Фашисты за то, что ты партизан, террористы - за то, что летчик или милиционер. Говорят, у чеченцев теперь патологическая ненависть к летчикам: они их бомбили. А к милиционерам? Просто за то, что они милиционеры? Или, может, оттого, что бандитам всегда поперек горла те, кто пытается установить порядок.

Чеченская война , конечно, не добавила любви, но дело не в ней. Террористы от корня своего исходно ненавидят представителей правоохранительных органов и пилотов. Пока подтянутся спецподразделения, эти люди первыми противостоят террору. Им и первая пуля террора. Вспомните Надю Курченко , зверски убитую бортпроводницу, пилотов- тбилисцев Завена Шабартяна , Анзора Чедию , Валентину Крутикову , расстрелянных бандитами в 1993 году при захвате самолета "Ту-134А" в небе над Кабулети, Тамару Жаркую , погибшую от пули "воздушного пирата" Овечкина в 1988 году. Этот список можно продолжать и продолжать. Однако сейчас важно выяснить другое - что же произошло в Буденновске? Акт кровной мести? Зверское нападение террористов? Фашистская карательная операция? Или четко разработанный и спланированный удар преступного криминального дудаевского режима? На эти вопросы скорого и однозначного ответа нет. И все-таки, отбросив эмоции и ненависть буденновской бойни, попытаемся разобраться в сути произошедшего. Ибо уже сегодня - вымыслы и домыслы, ложь и предательство, желание некоторых ведомств и чиновников этих ведомств представить себя в более выгодном свете упорно лакируют действительность, пытаясь скрыть истину. Сейчас ясно одно. Произошла национальная трагедия. И мы пока не в силах оценить ее масштабы и последствия. Террористы на глазах всего мира поставили Россию на колени. Руководство страны пошло на все мыслимые и немыслимые уступки ради спасения заложников. И даже после их освобождения великодушно отпустило террористов на все четыре стороны. Ответ пришел уже на следующий день - террорист Басаев вновь угрожал стране. Он обещал новую кровавую бандитскую вылазку и цинично заявил, что подаст в международный суд на тех, кто посмел назвать его террористом. Опять в который раз журналистка достала Басаева в его берлоге. ФСБ достать Басаева не смогла. Большего позора для страны, которая время от времени называет себя великой, придумать нельзя. Кто-то сказал, что Россия стояла на коленях несколько дней. Нет. Россия до сих пор на коленях. Более страшного финала и придумать нельзя. Когда власть не способна управлять страной, на арену выходит террор.

Так уже было в нашей истории. Тогда, в начале века, власти тоже не знали, что делать с разгулявшимся террором. Но мы знаем, чем это закончилось в 1917 году.

Возвратимся к Буденновску. Первый вопрос, на который до сих пор не дан ответ даже после работы специальной комиссии Совета Безопасности, как террористам удалось пройти. Для меня, как и для многих других россиян, не столь важны нюансы: двигались ли бандиты через Дагестан или, к примеру, через Кабарду, а может, и вовсе напрямую через границу со Ставропольем, сегодня волнует иное - как? После многократных дудаевских угроз, после предупреждений и приказов из центра об усилении, укреплении, удвоении бдительности, каким образом немалый бандитский отряд оказался почти в центре Ставрополья? Сейчас спорят о том, просочились ли чеченцы или проехали на "КамАЗах" с гробами? Было и то, и другое. В подтверждение первой версии - в карманах убитых боевиков найдены квитанции о проживании в местной гостинице "Химик", о второй и говорить не приходится - "КамАЗы" с террористами задержали милиционеры, видели сотни буденновцев. Но опять-таки и это не столь важно.

Не пожелавший назваться источник не то из ФСБ, не то из МВД заявил: никакого склада не существовало вообще. Но тогда как объяснить огромный (иного слова не подобрать) запас боеприпасов на руках у бандитов? По этому поводу мы немало говорили с командиром группы "Альфа" генералом Александром Гусевым , пытаясь найти разгадку. Представьте себе две сотни террористов (а это ни много ни мало почти мотострелковый батальон), которые несколько часов ведут непрерывный огонь. Бойцы "Альфы" рассказывали мне, что град пуль был подобен свинцовому дождю. Многие из тех, кто шел на штурм, вытряхнули потом из своего бронежилета по нескольку пуль. На дорожках, ведущих к больнице, выбоины от пуль располагались в 2-3 сантиметрах друг от друга. Стыдно сказать, но патроны кончились у наших солдат и офицеров, а не у террористов. Мне признался по секрету один из снайперов, что накануне операции весь боекомплект на его винтовку составил 40 патронов. Правда, на следующие сутки патронов подвезли целый автомобиль, но они уже никому были не нужны. Откуда такой поистине невиданный боезапас у террористов? Одна из версий склад. Заранее организованный, завезенный боезапас. Если же верить "неизвестному источнику" из недр силовых министерств, то, увы, становится еще хуже. Значит, бандиты весь огромный склад с оружием притащили с собой. Теперь говорят, что проехать было не так уж и сложно.

Да, на пути террористов оказался, по существу, единственный контрольный пункт в поселке Затеречном на автотрассе Георгиевск - Копейск . В промежутке между 9 и 9.30 утра, когда происходила смена дежурных, террористы проследовали на трех "КамАЗах" и "Жигулях". Они не предъявили никаких документов. Сказали, что везут в Ростов "груз-200" - трупы погибших российских солдат. В одном из интервью заместитель начальника Главного управления ГАИ МВД Владимир Тимошин и начальник отдела Дмитрий Чугуев так рассказывали о происшедшем:

- Люди в "Жигулях" были одеты в штатную форму милиции, выглядели, как славяне, и говорили без акцента. Это можно считать установленным показаниями всех наших оставшихся в живых сотрудников, с которыми они контактировали. Это не освобождает от ответственности проявивших халатность сотрудников на КПМ в Затеречном, но сработал эффект мундира.

На вопрос корреспондента, сколько постов ГАИ проехала колонна от Затеречного до Буденновска, руководители ГАИ признались: ни одного. "Стационарных построить не успели, передвижные не имеют ни воды, ни электричества, ни средств защиты. Экипажи, которые должны были дежурить в тот день, были отвлечены учебными занятиями, которые проводятся еженедельно по средам, о чем террористы тоже, вероятно, знали. Один из экипажей сопровождал автобусы, перевозившие жителей Буденновска на сельскохозяйственные работы. Разгильдяйство, конечно!"

Ой ли, о разгильдяйстве ли речь? Ведь выходит, у террористов все получилось - и в пересменку они КПМ проехали, и лжемилиционеров подсунули, и даже, когда учебные дни в МВД, знали. Наш единственный пост и документов не спросил, поленился, а не то чтобы в гробы заглянуть. А уж коли в форме милиции, да славяне, да без акцента, плевать тут на войну. Все бандиты в милицейских фуражках - друзья-братья. Однако, как известно, есть и другая версия, о которой и подумать-то страшно. Если слова Басаева о жадности сотрудников ГАИ хоть на сотую, хоть на тысячную долю правда, хочется выть волком: мы действительно воровская страна. На пресс-конференции по итогам буденновской операции из уст первого заместителя министра внутренних дел прозвучала фраза: мол, к каждому милиционера не приставишь. А к каждому и не надо. Исполняй милиционеры свои обязанности как положено, и нет сомнений, все было бы в порядке. Ведь, по существу, за преступную халатность дежурных Затеречного КПМ, других экипажей ГАИ заплатили своими жизнями их коллеги Попов , Герасименко , Чекуркин и еще несколько сотрудников МВД. Что же касается "милицейской косовицы" в Буденновске, то это попахивает старым, добрым временем застоя, когда все управление, за исключением дежурных, "выгоняли" в поле. Сено косить надо. Но нынче, увы, не тихие семидесятые, и Ставрополье не далекая глубинка могучей державы, а прифронтовой край.

Понимаю, все понимаю. Провинциальный городок, не успевший осознать себя на пороге войны, военные "КамАЗы", которые ежедневно мозолят глаза и, к сожалению, не редкий "груз-200" . Все это видят милиционеры Ставрополья каждый день. И тем не менее местное УВД было единственной вооруженной силой, которая могла противостоять террору. Могла, но не противостояла. Нет, речь не о тех нескольких смельчаках-милиционерах, которые с пистолетами Макарова шли на пулеметы басаевского батальона и погибли как герои. Проблема не только в том, что не было готово к бою УВД, а в вертолетном полку оказалось всего десяток автоматов. Отсутствовала система самообороны как таковая. И потому никто не смог защитить мирных жителей. А есть ли гарантия, что подобное не повторится впредь? Ведь системы как не было, так и нет. И оттого предложение о создании казачьих отрядов самообороны , их вооружении, обучении совсем не кажется столь бредовым и опасным, как пытаются представить это некоторые общественные деятели и прочеченско настроенные СМИ. Примером тому опыт Израиля, где практически все население служит или состоит в резерве, почти у всех дома - оружие и боеприпасы. Они готовы в любой момент противостоять террору. И не только потому, что есть чем защищаться, но потому что в ходе занятий, учений приобретены необходимые навыки антитеррористических действий. Нет, я не призываю вооружать всю страну. Речь идет лишь о прифронтовой полосе. Думаю, что, несмотря на все договоренности о разоружении, процесс этот будет долог и труден, и ставропольским, краснодарским городам и станицам рассчитывать не на кого. Их безопасность в собственных руках.

За время правления Дудаева в Чечне собралось слишком много убийц, которым нет места в мирной жизни. Никогда, ни при какой власти они не пойдут пахать землю или опять, как прежде, строить коровники. Тем более что многие строители коровников поняли: можно жить припеваючи, не работая, - грабить, убивать, брать в заложники. Так что, если люди хотят спокойно жить, придется создавать и казачьи заставы, и отряды самообороны. Кстати говоря, террористы Басаева потому и действовали столь дерзко, нагло и бесцеремонно, потому что знали о полной демилитаризации города. Конечно же, несколько милицейских пистолетов не в счет. Но, будь в городе обученный отряд самообороны с современным вооружением, уверен, беды удалось бы миновать, а возможно, и прикончить незваных гостей до тех пор, пока их не отпустили на свободу. Но, увы, случилось то, что случилось. Они дошли до Буденновска. Вроде бы шли на Минводы , где якобы их ждал заранее зафрахтованный самолет. Потом собирались лететь в Москву. Словом, получилось как в старой песне: "Он шел на Одессу, а вышел к Херсону, в засаду попался отряд". Только на сей раз в засаду попался мирный, тихий Буденновск. Теперь уже дело экспертов спецслужб раскручивать задумки террористов. Мы же говорим о реальных событиях, случившихся в ставропольском городке. И потому на повестке дня крайне болезненный и спорный вопрос надо ли было штурмовать больницу с заложниками? К нему же вплотную примыкает еще один - кто отдал приказ на штурм? Странно, что именно о нем так много было разговоров. "Добро" на штурм дал президент. Это и есть самый главный приказ. Борис Ельцин сказал об этом ясно и четко в Галифаксе. Кто же отдал приказ промежуточный, этапный, если так можно выразиться, это мог сделать и министр Ерин, и его зам Егоров, или кто-либо еще. Это ровным счетом не имеет значения. Если решение принято первым лицом страны, всегда найдется человек, кто его конкретно озвучит - произнесет, прокричит в трубку телефона или прошепчет на ухо командирам спецподразделений. Кстати говоря, в том, что решение принял президент, нет ничего удивительного. Более того, так должно быть. Неужто мы вновь желаем вернуться в горбачевскую эпоху, когда вдруг оказывалось, что в состояние боевой готовности приводились целые округа, на штурм бросались спецподразделения, а президент ничего не знал, мирно спал и никаких приказов не отдавал. В такое вот положение были поставлены военные в Тбилиси, группа "А" в Вильнюсе. Когда наутро вдруг обнаруживалось, что, поди ж ты, нашелся недисциплинированный подполковник из "Альфы", поднял своих людей, неизвестно каким образом вооружил, экипировал и сам, по собственной инициативе, вылетел на неизвестно откуда взявшемся самолете в Литву. Жил там неделю, а когда ему взбрело в голову, пошел на штурм телецентра. Бред, не правда ли? Так за что же мы ратуем? К возврату той бредовой поры? Потому считаю, Ельцин поступил совершенно честно и порядочно, как человек и как политик. Он принял решение, и он о нем объявил. Мы любим ссылаться на американский опыт. Что ж, именно так поступают президенты США.

Вот как описывает свою встречу с президентом полковник Чарльз Беквит , создатель группы антитеррора "Дельта". Разговор состоялся накануне труднейшей операции "Пустыня-1" по освобождению американских заложников в Тегеране в апреле 1980 года. Как известно, эта операция завершилась полным провалом.

"После того, как совещание закончилось, - рассказывает Беквит в своей книге, - все встали. Президент Картер обратился ко мне:

- Мне бы хотелось увидеться с вами, полковник Беквит, перед вашим уходом. В кабинете было очень тихо. Президент подошел ко мне.

- Я хочу попросить вас сделать для меня одолжение.

-Сэр, все, что от вас требуется, это назвать их.

- Мне хотелось, чтобы перед вылетом в Иран вы передали своим людям мое послание. Скажите, что в случае провала операции, все равно по каким причинам, виноват в этом буду я, а не они". Все верно, он, президент, посылает людей на смертельно опасное дело он берет на себя всю ответственность. Нечто подобное произошло и у нас. Однако более спорным является другая проблема - надо ли было штурмовать больницу? Знаю, что большинство прессы, общественных деятелей, парламентариев склоняются к тому, что силовой метод оказался неэффективен. Особенно после того, как Виктор Черномырдин разрешил кризис, что называется, "мирным переговорным путем". После этого у Черномырдина заметно прибавилось почитателей и сторонников. Многие, обычно помалкивающие во время "драки", поняли, чья взяла, на чьей стороне симпатии народа, и ринулись в черномырдинский лагерь. Что ж, действительно, во имя спасения людей следовало идти на все. Россия давно с завистью кивает на Америку, где из-за одного "попранного американца" страна поднимает по тревоге флот. "Я рад, что нам удалось спасти жизни тысячи людей, заявил Черномырдин на пресс-конференции. - Думаю, этому была рада вся страна". Однако душу точит червь сомнения. Если все так было просто, если проблему можно было разрешить, сняв телефонную трубку из кабинета Дома правительства, то почему ее не разрешили в первый день кризиса, в первые часы захвата больницы? Не иначе тут злой умысел "силовиков", которые только и мечтают пострелять, поштурмовать". Думаю, что все обстояло значительно сложнее. И к мирному разрешению кризиса в первый день не был готов никто. Да, никто - ни президент, ни Черномырдин, ни террорист Басаев. Легко сказать: вступить в переговоры. А если Басаев не вступает и разговаривать не хочет? Вы помните его первые требования - прекратить войну и вывести российские войска из Чечни! Но как это сделать практически? Как в одночасье повернуть всю военную махину, наращиваемую месяцами, и сделать до того, как бандит начнет расстреливать заложников? Тысячи солдат и офицеров, огромное количество боевой техники, оружия, боеприпасов. Задача, в короткий срок попросту не выполнимая. Верно писали в прессе, Басаев напрочь отказался разговаривать с Ериным , Егоровым , Степашиным . Точнее, он не хотел говорить ни с кем. Засев в больнице, диктовал условия, и связь была исключительно односторонней. Считая нужным - звонил в штаб, но сам трубку не брал. Попытки дозвониться до террориста ничего не дали. Вот когда был нужен правозащитник Ковалев . Нужен как воздух. Нужен больше воздуха. Именно сейчас, в эту первую, самую трудную ночь, а не после штурма, когда напуганные террористы сами, без каких-либо предварительных условий, освободили большую группу заложников. Но правозащитников не было. И хотя от Москвы до места трагических событий лету всего два часа, никто не появился на следующий день и пятнадцатого, и в ночь с

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»