Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Тайный заговор против Адлера Е.Г. в ОКБ Сухого, 1955 г

В самый разгар работы над новым проектом, как гром с ясного неба, по адресу нашей бригады и моему лично обрушился ряд последовательных ударов. Первый из них нанес заместитель главного конструктора и по совместительству секретарь партбюро КБ В.А. Алыбин . Выступая на партсобрании с резкой критикой работы бригады эскизного проектирования, он заявил, что по вине Адлера по два раза разрабатывались рабочие чертежи крыла, шасси, оперения и фюзеляжа Су-7, из-за чего затянулась постройка этого самолета. Он предложил вынести мне выговор с занесением в личное дело за недобросовестность в работе. Выступив сразу же вслед за Алыбиным, я, подтвердив факт двойного проектирования, отметил, что тогда работа в КБ находилась еще в начальной стадии и предложенные существенные изменения эскизного проекта были осуществлены безболезненно. Однако многие начальники отделов и бригад КБ предпочли упорное сопротивление нововведениям, яростно оспаривая их целесообразность. Только после двойного параллельного проектирования, убедившись на собственном опыте в преимуществах новых схем, все, наконец, успокоились. Так, кто же виноват в затягивании постройки Су - 7? Собрание не поддержало своего желчного, несимпатичного секретаря и никакого выговора мне не вынесло.

Дальше - больше. В стенгазете КБ появляется статья начальника отдела оперения и управления Поленова аналогичного содержания с критикой в тот же адрес. Через несколько дней после этого на техническом совещании в кабинете главного конструктора выступил весьма авторитетный специалист руководитель бригады фюзеляжа С.Н. Строгачев с нападками на работу бригады эскизного проектирования. Его выступление было хорошо аргументировано, речь была убедительной, а факты - вескими. Мои контратаки мне самому показались слабоватыми.

Та же сцена, но с другими действующими лицами, повторилась еще раз на профсоюзном собрании, иначе говоря, на общем собрании всего КБ. Несмотря на непривычную для меня обстановку большого собрания, множества людей, я не постеснялся выступить и здесь, разъясняя собравшимся свою позицию. Осуждения организаторам этого "суда" и тут добиться не удалось.

Что бы это все означало? Ведущий конструктор Николай Фураев , работавший еще в ОКБ В.Г. Ермолаева , на этот вопрос ответил так:

- А ты разве не знаешь о существовании "подпольного штаба"?

- Нет.

- Когда умер наш главный конструктор Ермолаев , в МАПе решили не назначать нового, а под предлогом укрупнения слить осиротевшее ОКБ Ермолаева с ОКБ Сухого. Тогда к нам пожаловал Александр Яковлев , бывший в то время заместителем наркома по опытному самолетостроению, и заявил:

- Мы пока не будем назначать или смещать начальников отделов и бригад. Пусть в каждой бригаде и отделе будет по два начальника: один из ОКБ Сухого, другой - Ермолаева. Немного так поработаете, а там сама жизнь подскажет: кто посильнее - останется начальником, послабее - заместителем.

Суховцы, прекрасно зная своего интеллигентного и, как ему самому, вероятно, казалось, справедливого шефа, создали "подпольный штаб" для оказания "объективного" давления на главного конструктора и для создания видимости общественного мнения. Этот "штаб" регулярно собирался на квартире Поленова , жена которого тоже работала в ОКБ. В непринужденной домашней обстановке намечалась очередная жертва - один из начальников ОКБ Ермолаева. Даже провозглашали тост: "Выпьем за упокой души такого-то!. Затем распределяли роли: один должен выступить на партсобрании, другой - на профсоюзном, кому-то поручалась статья в стенгазете, кто-то будоражил людей внутри бригады или отдела. Наконец, спустя некоторое время, судьбу ермолаевца решал Сухой . Один из членов "штаба" мимоходом подбрасывал ему сомнение в благополучии обстановки в соответствующем подразделении, а другой, наиболее авторитетный, прямо и открыто ставил вопрос на очередном техсовете , регулярно проводимом Сухим, о некомпетентности данного начальника. Если же с одного захода сместить ермолаевца не удавалось, компания против него продолжалась до реального результата. Так, один за другим были смещены со своих должностей все начальники бригад и отделов "ермолаевского происхождения" и установилось единовластие коренных суховцев.

- Видимо,- закончил Фураев, "подпольный штаб" воскрес, наметил тебя первой жертвой, и ты на себе испытал силу его пробного удара. К этому времени, а шел уже 1955 год, ОКБ Сухого собралось почти полностью в своем прежнем составе. Немалая заслуга в этом была начальника отдела кадров ОКБ. Энергичный главный инженер Евгений Иванов сумел укомплектовать станочный парк в должном объеме и ассортименте, набрать достаточное количество квалифицированных рабочих и толковых руководителей производства различных рангов. Однако постройка Су-7 двигалась довольно медленно из-за недружной работы конструкторов по устранению неизбежных неувязок и вялого руководства ведущего конструктора Е.П. Балуева при олимпийском спокойствии самого Павла Сухого.

Ссылки:
1. АДЛЕР Е.Г. УЧЕБА И РАБОТА В ОКБ СУХОГО

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»