Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

За свой счет [Войнович В.Н. на Дальнем Востоке, 1964]

Незадолго до того "Аэрофлот" получил от конструкторов новый отечественный пассажирский лайнер "Ту-114" . На нем Хрущев летал без промежуточной посадки в Америку, чем, по уверениям советских газет, потряс западных специалистов, не веривших, что СССР может произвести такую машину. Теперь на "Ту-114" совершались беспосадочные пассажирские перелеты Москва - Хабаровск и обратно.

Поездка началась с дискриминации. Оказалось, что мне воздушное путешествие не по чину. Поповский, младший лейтенант запаса, имел право на самолет, а мне, рядовому, полагалось только общее (даже не плацкартное) место в поезде, идущем в Хабаровск не меньше недели. Но я уравнял себя с Поповским за деньги - добавил к тридцати казенным рублям семьдесят своих и купил авиабилет. В "Ту-114" кроме кресел, расположенных в обычном порядке, было еще и отдельное купе со столиком, за которым мы с Поповским и оказались. Купе очень неудобное: вытянешь ноги, упрешься в пассажира напротив. А напротив меня сидел генерал юговосточно-азиатского типа, с двумя сопровождающими - капитаном и штатским. Восемь с половиной часов мы таращились друг на друга молча и только перед самой посадкой разговорились. Генерал глянул в окно, повернулся к штатскому и спросил его о чем-то. Штатский тоже посмотрел в окно, потом повернулся ко мне:

- Какая это лека" Я удивился, что он не знает, какая река, и поинтересовался:

- А вы кто?" - Вьетнамцы? Он сказал:

- Китай. Я удивился еще больше - не тому, что они вообще китайцы, а тому, что, будучи китайцами, не знают реки Амур. О чем я ему и сказал. Штатский перевел мои слова генералу и предложил мне китайскую сигарету. А потом на мой вопрос, чем они занимаются, охотно объяснил, что генерал - это военный атташе в Москве, капитан - его адъютант.

- А я,- штатский ткнул себя в грудь,- "Жэньминь жибао". Тут наш самолет коснулся бетонки, и никаких дальнейших китайских секретов мне выведать не удалось.

Между прочим, это было время острейшей вражды между СССР и Китаем . При выходе на трап меня ослепило яркое полуденное солнце и оглушила музыка духового оркестра, грянувшего встречный марш или что-то вроде этого. Я оглянулся и увидал генерала, который осторожно спускался за мной, помахивая ручкой оркестру. Это был китайский военный оркестр, все музыканты - в офицерских мундирах. Генерал спустился, музыка прекратилась. Генерал выслушал торжественный рапорт советского военного коменданта, обошел музыкантов, каждому подал руку, произнес им несколько, судя по тону, зажигательных слов, сел вместе с комендантом, адъютантом и корреспондентом "Жэньминь жибао" в поданную им машину, а оркестранты перегруппировались и колонной по четыре пошли в сторону аэровокзала.

Пока я смотрел, как они маршируют, ко мне подошел советский подполковник в сдвинутой на ухо мятой фуражке и, сунув потную руку, представился:

- Подполковник Шапа. Шапа сказал, что он член местного Союза писателей, заведует литературным отделом окружной газеты с неординарным названием "Суворовский натиск". Уже на аэродроме оказалось, что с нами прилетел еще один московский писатель - некий Николай Родичев. Мы сели в присланную за нами "Победу", поехали. По дороге Шапа рассказал, что в городе назревает большое событие: футбольная встреча между командами Дальневосточного военного округа и китайских Шеньянских войск. Встрече придается большое политическое значение. Обе стороны считали, что проигрыш на футбольном поле будет воспринят как военное поражение. Если китайцы выиграют, они будут говорить: "Мы победили русских". Поэтому и прилетел сюда китайский атташе.

- Говорят,- сказал Шапа,- Мао Цзэдун пообещал, что в случае проигрыша он этого атташе лично кастрирует. Китайцы под видом Шеньянских войск выставляют национальную сборную.

- А наши - спросил я.

- За наших тоже не беспокойся. Малиновский звонил командующему округом и обещал поддержку. Сейчас вместе с вами в этом же самолете прилетели пять игроков ЦСКА. От Шапы же мы узнали, что, прибыв формально в распоряжение Политуправления округа, работать будем в газете - учиться на военных журналистов.

Шапа оказался местным патриотом. По дороге он рассказал нам, что Хабаровск - это вовсе не такая уж дыра, как мы, наверное, предполагаем, а крупный промышленный и культурный центр. Здесь есть шесть вузов и три театра.

- А вы небось думали, что здесь по улицам ходят медведи. Он сказал это очень во-время. Мы стояли у светофора, и прямо перед радиатором нашей машины два мужика переводили через дорогу сдерживаемого цепями медведя.

Ссылки:
1. Войнович В.Н.: снова в Армии

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»