Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Стихотворная переписка "Дедушки" и Юли

Стихи для меня экспромтом набросанные.

Друг мой незабвенный!

Подари мне старцу

Ключик тот волшебный,

Что подходит к ларцу.

К ларцу, что в народе

Ретивым зовется,

Коли на свободе

Оно только бьется.

За то право власти

Я отдам что в силах, -

Весь остаток страсти,

Что бушует в жилах

Все, что лишь осталось

Дорогого в жизни,

Что во мне считалось

Выше укоризны;

Всю ту искру Божью,

Душу всю и тело

К твоему подножью

Положу я смело.

А я уж слабею, нужна мне опора,

Без ней я рискую свалиться и пасть.

Да! Сердце мое то остынет от горя,

То снова горит в нем бесплодная страсть!

Твой ларчик конечно не мне предназначен,

Отдашь ты другому заветный свой ключ,

Да, путь мой до гроба останется мрачен,

В твоем же блеснет еще солнышка луч.

Прости же, малютка; за то, что невольно

Затронул я свежую рану твою!

Пусть знаем мы оба, как горько и больно

Желать, но не высказать слово "Люблю".

Стихи после того, как я назвала "Дедушку" "Мотыльком"

Спасибо за то, что не злым и холодным,

Малютка моя, ты считаешь меня,

Что даже порою не делом бесплодным

Тобой признается беседа моя.

Мне было обидно твое лишь сравненье:

Под старость казаться смешно мотыльком,

В то время, как в думах одни лишь сомненья:

Развесть вновь огонь под своим котелком.

Давно уж потухшим, холодным как льдина

В то самое время, как волей судьбы,

Видна в моем будущем только картина

Одной роковой безысходной борьбы!

Страдающий много - сильнее ждет счастья,

А я ли не много, не долго страдал?

Неужель позорно и то, что участья

Я в людях невольно и страстно искал?

Ты тоже любила...Забыта ты тоже!

Но свято хранишь это чувство в себе,

Его не клянешь ты, пошли ж тебе, Боже

И крепость и силу в дальнейшей борьбе! Прости мне муза, простите и вы, если я не выполнил моей задачи, если стих мой не звонок и не выразителен, но одно в нем хорошо - он без поправок вылился из души человека, от всего сердца желающего своему юному другу всего лучшего в мире. Прощайте, больше писать не могу, ничего не вижу, напишите поскорее хотя одну строчку. Ваш Владимир Марков

Затем мою интимную беседу с музою прервали, пришедшие в мой кабинет Барсов, Люба и Вера. Увидав что я пишу стихи, все потребовали им написать по экспромту. Делать нечего, написал. Из них сообщаю Вам один, других сообщать не стоит, экспромт этот посвящен Верочке Стырикович . Вот он:

Твою прелестную головку

Охотно б взял моделью Грез,

Но берегись ее плутовку...

Она доставит много слез.

Тебе самой и тем, кто ближе

К тебе захочет подойти,

Так осмотрительней иди же.

На скользком жизненном пути.

Ты молода, - весьма понятно,

Что похвалу и кстати лесть

Тебе выслушивать приятно,

Но знай, что яд в них тайный есть.

Яд очень сладкий, незаметный,

Но сильно действующий яд...

Он проникает в край заветный,

Где страсти женские царят.

Он разжигает эти страсти,

Он кровь волнует, сердце жжет,

Лишает силы, воли, власти

И к верной гибели ведет!

Вот мой совет! Его исполнить

Тебе конечно не легко,

Но все ж мой друг, его ты помнить

Должна для счастья своего!

9-го Ноября.

14-го Ноября 1878 года.

Не хотел больше писать Вам, Юный Друг, до того времени, когда Вы сами напишете мне, хотя одну строчку, но не утерпел и пишу. Может быть, я надоел Вам хуже горькой редьки, может быть Вы дойдете до того, что перестанете не только читать, но и распечатывать мои письма, мне все равно, я пишу, потому что мне доставляет какое-то удовольствие, даже удовольствие несколько наркотическое беседа с Вами. Поэтическое настроение мое еще не прошло, и я среди массы работы ловлю свободные минуты и пишу.

Вы меня как-то просили переписать Вам некоторые из моих стихотворений, пусть же начало положат те из них, которые написаны в последние дни. Это будет и справедливо, так как Вы были виновницей поэтической эпидемии моего последнего периода. Итак, бросаю болтовню и обращаюсь к списыванию стихов.

К Ю.В.

Большие Вы, светлые, серые

И полные думы глаза!

Зачем Вы, как будто не веруя,

Глядите порой на меня?

Невольно Вам будто бы кажется,

В речах моих тайный обман,

Но верьте, что скоро уляжется

Исчезнет и этот туман.

Поймете тогда и увидите,

Что нет во мне фальши ни чуть,

Которую Вы ненавидите,

В какой она форме ни будь

Что все во мне просто и искренно,

Что весь на лице я всегда,

И руку пожмете мне мысленно

С участием теплым тогда.

Какое чудное сравненье

С могучей силою весны,

Тебе шепнуло увлеченье

Среди безмолвной тишины.

И правда, та сила могуча,

Которая жизнь создает,

Не страшны ей буря и туча

И в них она пользу найдет!

Взамен же того оживленья,

Которое вдунет она,

Природа дает обещанье.

Отдать себя миру сполна.

Однажды осенью на поле

Упало семя ржи

И, как известно, поневоле

Уснуло до весны.

Но осень чудная была,

Так снисходительно тепла,

Что жизнь вызвать из зерна

Невольно вдруг могла.

И вот на поле темном

Зазеленел росток,

И в обаяньи скромном

Поднялся на вершок.

Потом полез не днями

Он к верху подрастать,

А просто уж часами

Листочки распускать.

А там, между листочком

Колосик проглянул

Бесплодным он цветочком

На Божий мир взглянул.

И тут молитву теплую

Тому он возсылал,

Кто жизнь его недолгую

Так поздно пробуждал.

И лишь тогда осенний луч

Внимая той молитве

Сознал, что вовсе не могуч

Растенью дать развитье.

2

Не может он уж уничтожить

Тот холод, что все окружил

И только гласит: "не тебе жить

Умри, если нет в тебе сил!

И жди в той могиле сыпучей

Влиянья такого луча,

Который бы силой могучей

Сумел бы взять всю дань от зерна!"

Ну вот какое сравненье

Сложила в ответ я тебе

Скажи, от какого паденья

Нашел огражденье во мне?

Какого разряда те силы,

Что я возбудила в тебе?

Не те ли в тебе лишь порывы

Которых итог весь в нуле?

Какие такие желанья,

Невольно проснулись в тебе?

Стыдись же такого признанья,

Коль все это квас в решете!

Какая ж польза в возрожденьи

Тех сил, что бесплодно царят

И страшным ума помраченьем

Людей обращают в ребят!

22-го Декабря ночь 1878 г.

3

Что-то долго зима не приходит...

Все дожди на дворе да тепло,

Если ж солнце порою выходит

Не по зимнему греет оно!

Растерялась невольно природа,

Что ей делать не знает, как быть...

Время смерти пришло, а погода

Заставляет насильственно жить.

Наливаются почки на ивах

Еще в листьях иные кусты,

На вполне сохранившихся нивах

Распускаются снова цветы.

Уж не мне ли намек посылаешь

Ты, природа, на старости лет?

Не в моей ли душе замечаешь,

После тьмы, зародившийся свет?

Не для ней ли отсрочила время

Наступленья суровой зимы

Чтоб взошло в ней и выросло семя

Запоздалой, случайной любви?

О напрасно! она понимает,

Что морозы уж слишком близки,

Что осенние в них погибают,

Уж совсем безвозвратно ростки!

Торопись же морозы и вьюгу

Мать природа скорей посылать,

Ты всему тем окажешь услугу

Чему время пришло умирать.

Стихотворение слабо, но мысль, не правда ли, верна?

4.

Помещаю далее, пишет В.П. вчерашнее стихотворение написанное ночью. В стихотворении этом с фотографическою верностью изображены все ощущения, волновавшие меня во время бессонницы. Не знаю понравится ли оно Вам, но мне лично оно очень нравится, по крайней мере теперь. Не знаю, что будет, когда прочту его немного времени спустя, и при ином расположении духа. Размер длинен.

Как скучно, безжизненно тихо и скучно!....

При свечках работать врачи не велели,

А ночью же!. ..маятник мерно и звучно

Свой такт отбивает, часы зашипели

И пробили два, все в доме уснули....

Ко мне, одному только, сон не приходит:

И скука и темень ночная спугнули

Рой мыслей тревожных, так ясно проходят

Пред взором за сценой тяжелые сцены

Прожитого горя в последние годы,

В груди моей тяжесть, как будто бы стены

Ее придавили и рухнули своды,

А сердце, то бьется с ускоренной силой,

То вовсе неслышно становится биения,

Мне комната кажется тесной могилой,

А сам я умершим!... Но где же забвенье?

За гробом уж нет ведь больше страданий,

Там вечный покой ведь и мир наступают?

Но где ж этот мир? и к чему же рыданья

Кипят на душе и к груди подступают?

Зачем не могу я забыть безвозвратно

Прожитого счастья желаний безумных?

Вернуть это счастье былое обратно?

Прожить хоть немного мгновений тех чудных,

Которых ценить не умел я когда-то,

В дни счастья, в дни тихого полного счастья,

В то время как жизнь была ими богата,

Как сами они меня звали в объятья?

Зачем же теперь, когда силы не стало,

Когда их вернуть для меня невозможно,

Когда уже сердце до тла дострадало,

Они меня снова тиранят безбожно?

О сон или смерть!... Для меня равносильно,

Придите и дайте, хотя на мгновенье,

В душе моей бедной страдающей сильно,

И мир, и покой, и отраду забвенья!

Как продолжение к моему стихотворению, приложенному к письму от 14 Ноября, посылаю другое, изображающее действительно виденный мною сон...

Тяжелой и долгой борьбой утомленный,

Уснул наконец я, - и вижу во сне:

Что я просыпаюсь совсем обновленный,

Что снова я молод, свободен вполне...

Что снова открыты мне стали дороги,

И к счастью и к славе раскинулся путь,

Воскресли внезапно былые тревоги,

Вздохнула свободно ожившая грудь.

Вот снова в студенческом милом мундире,

В кругу моих юных и пылких друзей,

Собравшихся дружной семьею на пире

Стою вдохновленный я с лирой моей.

Восторженно льется могучее слово,

Горячею правдой и жизнью полно,

То вдруг обвинение бросит сурово,

То теплым участием дышит оно.

Окончена песнь, и товарищи-братья,

Как будто в ответ на горячий привет,

Все разом певцу открывают объятья,

Во всех одинаковый виден ...порыв!

Во всех них видна неподдельная радость,

Готовность идти хоть немедленно в бой

Вступиться за правду, за рабство, за слабость,

За честь, за свободу, за кров свой родной.

Но кто ж там, восторгу толпы непричастный,

Стоит в отдаленье? На дружеский пир

Зачем он явился к нему безучастный?

На нем не студенческий даже мундир.

Зачем же с усмешкой холодною злобы

Он смотрит в лицо мое прямо в упор

Не завистью тайной, а местью до гроба,

Враждой бесконечной пылает тот взор

Черты незнакомца мне вовсе не чужды:

Лица выраженье, косой этот глаз

Я где-то уж видел...Но память без нужды

В подобный будить не хотелося час,

И я позабыл о нем.. Вдруг, со мной рядом

Опять появилась фигура его,

И вот говорит он с сверкающим взглядом:

"Неужель ты друга забыл своего?"...

Зачем же ему, как и прочим объятья

Не хочешь по братски и сердце открыть?

Ведь мы с тобой связаны крепче чем братья:

Одну нам обоим пришлося любить

Ее убедил ты, заставил в то время

Оставить меня лишь во имя детей!

Так знай! Не заглохло, а выросло семя,

Мне в душу заброшенных ею страстей!

Теперь рассчитаться пришел я с тобою,

Возьми же и мой ты за песню привет!

И вдруг заблистал над моей головою

В руках его длинный и острый стилет!

Отпрянуть хотел я.. Но поздно уж было,

Мне в сердце вонзилась холодная сталь...

И чувствовать стал я, как все уходило

От взоров моих в непроглядную даль!

Но вот я от боли как будто очнулся,

Схватился за сердце, подняться хочу,

Глаза открываю, кругом оглянулся -

И вижу в постели своей я лежу.

Кругом все привычные взору предметы:

Вот карта России висит на стене,

Знакомые смотрят из рамы портреты,

Ряд банок с лекарством стоит на окне.

То сон был тяжелый! Так значит забвенья

И отдыха дать мне не может и сон,

И в нем от.... нет мне спасенья,

Везде на пути мне встречается он!

Человек я минуты!.. не ново

Мне название это, но рад,

Что лишь ради красного слова

Подносит в состоянии яд!

Симпатизирующий Вам всегда, но не всегда Вам симпатичный Владимир Марков.

Копия с письма моей жене

7

Ты говоришь, что в жизни можешь

Одной наукою прожить,

Что силу в ней одной находишь

Все пережитое забыть!

Что цель твоя достичь свободы

Самой без помощи чужой,

Все остальные жизни годы

Иметь кусок насущный свой,

Заняться делом воспитанья,

Добыть работу где-нибудь...

Благия это начинанья,

Но труден к ним и долог путь!

Я против пользы просвещенья

Не стану спорить никогда,

Возможность признаю забвенья

Всех бед на поприще труда,

Но не для всех одна дорога,

Хотя их цель порой одна:

Чтоб выбрать путь себе, ты строго

О всем обдумать бы должна,

Должна бы взвесить результаты

Того, что сделать хочешь ты,

Как не заманчиво богаты

Твои стремленья и мечты.

Ты не одна, судьбе угодно

Тебе малюток было дать...

Едва-ль для матери пригодно

Их без призора покидать!

Они малы еще - им нужно

Влиянье матери родной!

Пойдем же честно мы и дружно

С тобой дорогою одной,

Путем иным, чем шли когда-то,

Путем серьезного труда,

Тебе я буду вместо брата

И другом честным навсегда

Забуду все, что было прежде

И заглушу навеки путь

К своей несбыточной надежде

В возможность счастие вернуть!

Хоть не сложны мои занятья,

Тебе их узок интерес,

Но мы разделим их как братья

Найдем возможность на прогресс.

Здесь бедных много, - вот работа

Тебе одна уже и есть,

Твоя разумная забота

В их долю много может внесть.

Откроем школу.. понемногу

Свою больничку заведем...

Лишь стоит выйти на дорогу,

Работы вдоволь мы найдем.

А детки наши разве мало

Для них работы предстоит,

Дай Бог, чтоб времени достало,

Работа так и закипит!

Возьмем хозяйство наше в руки,

Его ты станешь изучать

И все, что нового в науке,

Как опыт к делу применять.

Мы не одни с тобою будем,

Составим круг себе друзей

И понемногу позабудем

Пролом под кровлею своей.

Не для себя прошу я счастья,

Хотя и я бы счастлив был

Когда бы в детские объятья

Их мать родную возвратил!

Прости мне друг и верь упрека

Тебе сказать я не хотел,

И даже тайнаго намека

На укоризну не имел.

Одно лишь мной руководило,

Желанье страстное одно:

Чтоб детям мать ты возвратила,

Хозяйку дома своего!..

8. Моей дорогой дочурке Оле Марковой.

Песня о воробушке.

Было у воробушка

На сенном сарае

Тепленькое гнездышко,

И жилось как в рае!

Прилетели вороны,

На гнездо нахлынули,

На четыре стороны

Теплое раскинули!

Самочку из гнездышка

От птенцов похитили,

Все в гнезде до перышка

Вороги расхитили!

Птенчиков-малюточек

Разбросали по лугу,

Знать наделать шуточек

Захотелось ворону.

Мечется меж пташечек

Воробей, чирикает,

Маленьких ребятушек

Ищет он да кликает!

То к тому, то к этому

Подлетит, усядется,

И долгонько бедному

Так пришлося маяться!

Нес им зерен, мошек,

Сколько было силушки

И у птичек крошечек

Распустились крылышки!

Вспорхнули на волюшку

По свету широкому,

Быть пришлось воробушку

Снова одинокому.

Владимир Марков

1879 года, 17-го января.

9

Одно стихотворение взято В.П. для переделки, а вот ответ на него и на * 8 и 9

Целителем юным признали меня!

Какое чудное названье!

С охотой жизнь бы отдала,

Чтоб оправдать такое званье.

Но нет, ни нам, твореньям слабым,

Свершать возможно чудеса

Куда же нам твореньям малым

Снимать с цепей тебя раба!

Брось-ка пустую тревогу

Брось, что считаешь пропащим

Выбери лучше дорогу

Помощи страждущим братьям.

Помощи темному люду

Тем, кто страдает не плача,

Тем, кто страдает повсюду

Вот для тебя где задача!

Горе твое облегчится

Прошлое сгинет бесследно,

Светом иным осветится

Цель твоей жизни не бледно!

Примешься бодро за дело

Прочное счастье достанешь

Как-то и сам пред собою

Чище и выше ты станешь.

Вот о каком зарожденьи

Счастья иного в тебе

В миг тот немой утешенья

Рифмой сказала тебе!

Боже, пошли ж тебе силы!

Новую жизнь начать,

Помни, во мне до могилы

Отклик ты будешь встречать.

Отклик на все то, что честно,

Чем ты поднимешь себя,

Радость и горе всечасно

Отзыв найдут у меня.

Бури же пылкой стремительной

Мне никогда не понять,

Вот почему столь доверчиво

Рядом пришлось устоять.

Вот, что написал я за эти дни. Первое стихотворение было навеяно Вашим советом: для забвения горя и страданий надо обратиться к труду и в нем искать исцеления.

10

Близится шаг роковой,

Драмы семейной развязка...

Счастье былое с тобой

Грустно расстаться и тяжко.

Трудно на веки терять

Все, что мне дорого было,

Все, что привык, уважать,

Все, что так сердце любило.

Жаль заложить себе путь

Даже и к самой надежде,

Хоть на мгновенье вернуть

То, что лелеяло прежде,

Жаль, но ведь горю помочь

Трудно одним сожаленьем...

Надо себя превозмочь,

Встретить удары с терпеньем.

Надо отдаться труду,

В нем лишь надежда спасенья.

В нем я быть может найду

Тихую пристань забвенья.

Дайте же люди вы мне,

Дайте ж такую работу,

Где бы забыл я вполне

Горе свое и заботу.

Где бы я мог отдохнуть,

С силами мог бы собраться,

Дайте на новый мне путь

С старой дороги пробраться.

Дайте... но нет! на Руси

В этой пустыне безлюдной

Разве возможно найти

Тень хоть работы подобной!

Кроме рутинных работ,

Кроме мамоны служенья,

Что в ней страдалец найдет?

Где же дорога к спасенью?

9-го Ноября вечером.

Затем, как бы в ответ на этот вопрос, вылилось другое стихотворение, которое Вами, по чистоте души Вашей, не будет одобрено, и которое я и сам, по миновании экстаза, признал уже слишком экзальтированным и не свойственным моим уже почтенным летам.

11

Что-то в душе копошится моей!

Хочется воли, волнения ей,

Хочется снова испробовать счастья,

Хочется страсти, взаимной... страсти!

Где же желаний безумных предел?

Где же найти ей желанный удел?

Кто ей поможет и в чьей это власти?

Власть та у страсти, у пламенной страсти.

Есть ли забвенье от горя и бед?

Где на призыв свой найду я ответ?

Скроюсь от горя зияющий пасти?

Только лишь в страсти, лишь в бешеной страсти!

Кто мне свободу мою возвратит?

Силы былые во мне возродит?

Кто мне протянет в том руку участья?

Все придет с страстью, с безумною страстью!

13

9-го Ноября.

Кстати. выписываю Вам еще одно стихотворение в придачу двум первым, помещенным в настоящем письме и подходящее по своему смыслу к ответу на Ваш совет трудиться. Стихотворение это, как противоречие с ними обоими ясно покажет, какой сумбур бушует у меня в душе. Предупреждаю Вас, что ни одно из моих стихотворений не отделано и сообщается Вам в самом наисырейшем виде, в том самом виде, в каком они вылились в минуту стихобесия и умопомрачения.

Не судите же строго Вы их,

Моих деток убогих, хромых,

Они жидки, сейчас из печи

Но зато - горячи, горячи!

Вот это пресловутое стихотворение:

Где вы мечты мои юные?

Сладкие, чудные грезы?

Страсти воскресшие, буйные?

Первые счастия слезы?

Молнией будто летучей

В бедной душе вы промчались....

Дали ей свет и за тучей

Прежних страданий остались!

Я ж, как ребенок, беспечный,

Думал поймать Вас руками,

Думал, что вашими вечно

Буду согрет я лучами!

Думал! ...а жизненный холод

В душу проник мою снова:

"Вспомни!...ведь ты уж не молод",-

Шепчет мне в ухо сурово.

Брось свои грезы несчастный,

С ними смешон ты под старость,

Труд ты предпринял напрасный,

Поздно искать уже радость.

Радость мгновенье пробудит,

Горе - надолго приходит...

Значит, умнее тот будет,

С горем кто дружбу заводит.

Брось же пустую тревогу,

Брось же погоню за счастьем,

Выбери лучше дорогу.

Помощи страждущим, братьям.

Помощи темному люду,

Тем, кто страдает не плача,

Тем, кто страдает повсюду....

Вот, где для жизни задача!

Горе твое облегчится,

Страсти погаснут бесследно,

Светом иным осветится

Шаг твой жизни последний!

Справишься с этой борьбою,

Прочное счастье достанешь,

Как-то, и сам пред собою!

Чище и выше ты станешь.

Совет данный мне Музою, при написании этого стихотворения, как видите, очень похож на Ваш совет. Что, впрочем, и говорить. Вы с нею должны быть очень близкие родственницы, недаром шалунья Муза принимает иногда Ваш образ.

Копия стихов, написанных мне экспромтом на лекции, которой занимались:

На душе так тяжко

Мир как будто тесен

Спой-ка мне колибри

Хоть одну из песен..

Что бальзам вливают

В душу мне больную,

То ея покоя,

То ея волнуя!

Я для этой песни

И пришел сегодня

Для меня те звуки

Благодать Господня.

В.М.

15

Буре бешеной подобно

Я излился в страсти пылкой,

Ты же с кроткою улыбкой,

Так доверчиво, не злобно,

Даже бровь свою не хмуря,

Не сердясь, не обижаясь,

А спокойно доверяясь,

Отнеслася к этой буре.

И готовую разлиться

И разрушить без пощады,

Все ей встречные преграды

Страсть заставила смириться!

Наложила ты оковы

На поток горячей лавы!

В этом честь тебе и слава!

Но беги от бури новой

Хотел, было, прибавить одно стихотворение, но поздно.

12

Чувство истинной любви

Чувство разумное, чувство небесное..

В нем-то и кроется сила чудесная

Чтобы забвенье от горя найти,

С радостью льется тогда всем прощенье

Трудишься вместе чтоб клад обрести.

Клад этот счастьем в народе зовется

Надо уменье его удержать

Помни, лишь в страсти его не найдется

Все в ней мираж, столь умелый пленять.

Ответ, на стихотворение "Власть та у страсти".

16

Пусть мгновения тихого счастья,

Что вчера разделил ты со мной

Будут искрой для нового счастья

Озаренного целью иною,

Чтоб оно не считалось мгновеньем

С каждым днем все росло и росло,

Чтоб ты понял каким наслажденьем

Награждаемся мы за добро.

Рифма, сказанная после немого утешения. 

Ссылки:
1. ВАКАР (АЗАНЧЕВСКАЯ) ЮЛИЯ ПАВЛОВНА: ИСПОВЕДЬ (1854-1883)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»