Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Тихомолов Б.Е.: В Сталинград

В Ленинград я в тот день не попал. Была плохая погода: стоял туман, и меня послали в обычный, будничный полет, в Сталинград.

- Там погода терпимая. Тепло, - отводя глаза в сторону, сказал диспетчер, - а задание очень важное. Очень. Подшипниковый цех тракторного завода вот-вот остановится. Нужна листовая сталь для сепараторов. Нужны танки для фронта, понимаешь? Вот. Ты отвезешь эту сталь. Там тебе будут рады. Жми. Он проводил меня до самолета. Хрустел под ногами снег. Стояли сказочно убранные инеем березки. Стояли зачехленные самолеты. Стоял туман. Слева таинственно чернел сосновый бор, справа тонуло в молоке летное поле, и ряд зажженных для взлета костров из промасленных тряпок мазал белизну тумана неподвижными пятнами черной копоти. Было тихо. Щипал за щеки мороз.

- Март - кривые дороги, - проворчал диспетчер, сбивая с березки ударом ноги по стволу мохнатый иней. - Весна, а морозит, как в январе. - Он остановился.

- Слушай, ты этой метеосводке не верь. Погода кругом паршивая, даже там. Понял? Так что - соображай. Лучше всего - выходи на Камышин. Вернее будет. А уж оттуда, если прижмет, - бреющим по Волге. Ну, да не мне тебя учить! Валяй, жми. И ни пуха тебе, ни пера!

- Иди ты к черту! - с сердцем ответил я, досадуя на то, что полет в Ленинград не состоялся. Часа полтора мы шли в облаках, густых и белых, как вата. Пора определяться. Нужно пробиться к земле и восстановить ориентировку. Медленно теряем высоту. 400 метров. 300. 200. 100! - Молоко. Гм!? Дальше снижаться рискованно. Вынимаю из-за голенища сапога аэронавигационную счетную линейку. Прикидываю. Судя по времени, мы должны быть где-то за Тамбовом. Местность там ровная, возвышенностей нет. Можно попробовать снизиться еще. Зимой в тумане это делать опасно. Белый покров снега неотличим от тумана, и землю можно увидеть лишь тогда, когда в нее врежешься. Вести самолет по приборам и одновременно высматривать землю - трудное дело. Отвлекаться нельзя - опасность рядом. Малейшая ошибка, и... Говорю бортмеханику:

- Ваня, гляди в оба!

- Гляжу. Ничего не видно. Молоко! Летим. Переживаем. А если так будет до самой Волги, что тогда? Мы проскочим ее, потеряем полностью ориентировку и будем мотаться до полной выработки горючего. Потом упадем. Ткнемся в заснеженную землю, превратив машину в груду металлических обломков. Но нам повезло. Облака внезапно чуть-чуть приподнялись, и мы увидели под правым крылом железную дорогу. Бежит товарный поезд. Вьется дымок из трубы. Машинист, с паклей в руках, выглядывает из окна паровозной будки. Снимает фуражку, машет нам. Отвечаю ему троекратным покачиванием крыльев. Машинист в восторге. Из-за его спины высовывается лицо помощника. Сверкнули в улыбке зубы, и все осталось позади. А впереди уже видны станционные дымки и хатенки. Жадно всматриваюсь в местность, С малой высоты ее опознать трудно: очень быстро проносятся ориентиры. Но я все же узнаю, и сердце сладостно екает: Балашов ! Здесь я когда-то учился на летчика. Погода явно улучшается. Заметно теплеет. И это меня беспокоит. Может раскиснуть аэродром, и тогда нам не сесть. Волга. Сталинград. Дымы, дымы: коптят заводы. Ищу аэродром. Вот он! Подлетаем. Ну, конечно, на испещренном лужами снегу - крест из черных полотнищ. Летит в воздух красная ракета. Посадка категорически воспрещена! Ничего себе - влипли в историю! Что же делать? Летим вдоль города. Ага, вон еще аэродром! Подлетаем. То же самое. На душе противно. Город под нами выглядит неряшливо. Слякотные улицы, черные дымы из труб. Заводы, заводы. Вспыхивают звездочки над дугами трамваев, ползают букашки-люди. В наушниках щелчок:

- Командир, сзади, в стороне, вижу еще аэродром.

- Где, Ваня, где? - Круто разворачиваю машину.- Так, вижу. Идем туда! Подлетаем. Небольшой аэродром, очевидно, школьный ангар. Серое приземистое здание. Шест с традиционной "колбасой". На сером, осевшем снегу поля, разрисованного вдоль и поперек следами посадочных лыж, четко выделяются полотнища "Т". В воздухе несколько тренировочных самолетов с лыжами под брюхом. М- да! Значит, поле катками не укатывалось, снег рыхлый и, если машина провалится на пробеге, - полный "сорталь-морталь" через голову обеспечен. Однако выхода нет. Садиться нужно. Питаю слабую надежду на то, что баллоны наших колес - толстые. Может, и обойдется? Захожу в круг. На старте смятение. Двое сломя голову бегут к посадочному "Т". Третий вытягивает руку вверх. В воздух летит красная ракета. Ладно, не волнуйтесь! Заводу нужна листовая сталь. Нужна до зарезу. И даже если самолет опрокинется, - танки на фронт пойдут! И решат исход боя. И спасут много-много жизней советских бойцов. На поле выложен крест. Плевать. Планирую на малой скорости. Люди на старте, сбившись в кучку, замерли. Мне видны их растерянные лица. Добираю ручку. Машина садится, как балерина, едва-едва касаясь колесами мокрого снега. Замедляется бег: тише, тише. Каскады тяжелых брызг мокрого снега с грохотом ударяют в подкрылки. Я жду: вот-вот самолет осядет, споткнется и начнет с размаху закидывать хвост. Все обошлось, нас спасли широкие баллоны. Разворачиваюсь, рулю. К нам бегут люди. Высокий худощавый капитан с длинным обветренным лицом на ходу вскакивает на крыло.

- Ну, вы и отчаянно! - запыхавшись, говорит он и жмет мне руку.- Что это вас так приспичило? Откуда вы? Узнав о прозаическом грузе, он разочарованно пожимает плечами:

- Стоило рисковать! Завод остановится? Чепуха какая! Ведь не везете же вы здесь броню на два десятка танков! - Капитан смеется, довольный своей шуткой.- Рулите к штабу, я буду стоять на крыле. Дорулив до бетонной площадки, я выключил мотор, выбрался из кабины и, разминая затекшие ноги, пошел вслед за капитаном в дежурное помещение, чтобы позвонить.

- Так вы говорите - будут рады? Посмотрим. Недоверчиво хмыкая, капитан завертел ручкой телефона. С трудом связался с заводом, угодив прямо к директору:

- Алло! Товарищ директор? Слушайте, тут вот. к вам самолет прилетел!

- Ну? - равнодушно прохрипело в трубке. - Так что из этого? Капитан еще раз хмыкнул и многозначительно посмотрел на меня:

- Ну вот - видите - сплошной восторг! Нет-нет, это я не вам. Понимаете, летчик привез листовую сталь для сепараторов.

- Что, что?! Для сепараторов?! Не может быть! Откуда звоните? Я торжествующе посмотрел на капитана и вышел из прокуренного помещения на воздух.

Ссылки:
1. ТИХОМОЛОВ Б.Е. В ФЕЛЬДЕГЕРСКОЙ СЛУЖБЕ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»