Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Петр направил на Урал де Геннина для разбора дела Татищева-Демидова2

Памятуя об особых симпатиях и Петра к Демидову, Геннин опять-таки извиняется: "Я онаго Татищева представляю без пристрастия, не из любви или какой интриги, или б чьей ради просьбы, я и сам его рожи калмыцкой не люблю, но видя его в деле весьма права, и к строению заводов смышленна, разсудительна и прилежна". Но Петр, видимо, и сам уже справился с раздражением против Татищева, проявившимся у него несколько месяцев назад. Теперь покровители Демидова рады бы были избежать публичного обсуждения дела. Но Петр назначил слушание его в Сенате в собственном присутствии, что и было осуществлено летом 1723 года. Параллельно с розыском Геннин занимался и изучением положения уральских казенных заводов. Нашел он их, естественно, в крайне запущенном состоянии, что усугублялось бестолковым руководством Михаэлиса . Следуя путем Татищева, Геннин приходил к тем же выводам, которые ранее излагал в своих записках Татищев. Была лишь одна разница: многое, о чем безуспешно просил Татищев, Геннин мог теперь сделать собственной властью. В этом и заключался порядок, когда не "законы", а "персоны" осуществляют власть. Геннин был доверенным лицом самого императора, и навстречу любым его пожеланиям спешили все административные и финансовые службы. Татищев всюду в поездках сопровождал Геннина, так как должен был давать пояснения, как он предлагал решить тот или иной вопрос. И во всех случаях, когда, например, мнения Татищева и Михаэлиса расходились, Геннин оказывался на стороне Татищева. Это ярко проявилось на одном из главных спорных вопросов - о постройке завода па Исети .

Геннин не только решительно поддержал татищевский проект, но немедленно начал строительство здесь завода и крепости, куда им был истребован из Тобольска целый полк солдат. В июне 1723 года здесь уже был Екатеринбург . Сюда (соответственно замыслу Татищева) были переведены и административные службы, "понеже, - как пояснял Геннин, - здесь новостроющиеся Катеринбургские заводы между всех других в самой середке лежат". Зная об отношении Петра к Геннину, и Черкасский вел себя значительно смелее. Он без колебаний выделил . Геннину тридцать тысяч рублей на строительство города и отпускал практически все, что просил у него Геннин. Правда, тот все-таки отмечает в письме к Петру, что Черкасский "человек добрый, но не смел". Он советует императору: "Дай ему мешочек смелости и судей добрых людей". Поддержал Геннин и многие другие проекты Татищева. Воспользовавшись проездом через Уктус губернатора Черкасского, он подал ему ряд предложений, в том числе о перенесении Ирбитской ярмарки на Исеть. Согласился он также с нредложением закрыть медный завод в Кунгуре, как не обеспеченный близко лежащими медными рудниками, и открыть таковой на реке Мулянке (близ нынешней Перми), что и было осуществлено.

Попытался Геннин начать и реализацию татищевского плана соединения приуральской и северной водных систем. По его заданию была осуществлена съемка местности, и в конце 1724 года он направил Петру проект сооружения канала, который должен был соединить обе системы. Но Петр 28 января 1725 года скончался , не успев принять какое- либо решение. Геннин во многом был человеком иного склада и иных воззрений, нежели Татищев. В отличие от Татищева он избегал "поротых ноздрей", полагая, что "непристойно таких людей под командой иметь". Он устраивал жестокие расправы над беглыми, вешая их целыми партиями, и угрожал, что "ежели не перестанут бегать, то и жесточе буду поступать".

Геннин и действительно вводит такие наказания ( вешание за ребра , колесование ), которые не только Татищеву, но и привыкшей ко всему администрации казались чрезмерными. Явное предпочтение оказывал он и иностранным специалистам перед русскими (при прочих равных данных), что нашло отражение и в переименовании созданного Татищевым управления - Высшего горного начальства - в Обер-бергамт . Но он умел ценить знания и добросовестность как в ближайших сотрудниках, так и у работных людей. Геннину удалось сделать кое-что из того, на что у Татищева не находилось средств, в частности, несколько поднять жалованье сотрудникам. С просьбами подобного рода он обращается непосредственно к Петру.

Необходимость увеличения жалованья управителям он обосновывает тем, что "здесь деревень ни у кого нет, а есть всяк хочет". Некоторую прибавку с санкции опять-таки самого императора получили и работные люди. Жалуется Геннин и на собственную неустроенность:

"Никогда я жалованья без злобы и спора, а фуража и весьма лет с 10 получить не мог".

Именно такое положение очень часто вынуждало администрацию к незаконным поборам с населения. "В Петербурге, - писал Геннин, - для нужды до жалованья занять можно, здесь же не у кого". Петр положительно рассмотрел жалобу своего эмиссара, настаивая на выплате казной начиная с 1724 года твердого жалованья уральским сотрудникам. Но казна не в состоянии была распространить это решение на все категории служащих.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»