Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Конструктор с большой буквы (П. Коблов о Духове Н.Л.)

П. Коблов

В ночь на 23 октября 1952 года мы, выпускники Куйбышевского индустриального института , к нашему общему изумлению, вдруг пересекли "границу", огражденную колючей проволокой и охраняемую военными с собаками. Это была граница первого ядерного центра страны. Наутро, с направлениями, полученными в Москве, мы явились в отдел кадров КБ-11 для распределения по подразделениям.

Я окончил механический факультет по специальности "Технология машиностроения" и, естественно, хотел работать по своей специальности. Чтобы стать, как говорили в институте "командиром производства". Отдел кадров направил меня в научно-конструкторский сектор - НКС - в соответствии с рекомендацией о распределении молодых специалистов, окончивших институт с отличием. Секретарь начальника сектора посмотрела направление, зашла в кабинет, а затем разрешила зайти мне.

В небольшом уютном кабинете за столом сидел генерал со звездой Героя на кителе, с расстегнутым воротничком и, самое главное, что мне запомнилось надолго, с широкой доброй улыбкой. Беседа была сравнительно длительной, мне показалось, что встреча с выпускником напомнила ему его молодые годы. В конце беседы, обычной для руководителя с молодым специалистом, я рассказал о своем желании, высказанном в отделе кадров.

Н. Л. улыбнулся, но быстро и коротко ответил:

- Перейти с конструкторской работы на технологическую проще, а вот наоборот редко случается. Так что поработай, а там посмотрим. И вот уже полвека я работаю конструктором, из них половину был первым заместителем главного конструктора Уральского РФЯЦ-ВНИИТФ (Снежинск, ранее Челябинск-70). Во многом этому способствовали два талантливых соратника - В. Ф. Гречишников и Д. А. Фишман . Оба стали Героями Соцтруда, заместителями главных конструкторов, один во ВНИИТФ, другой во ВНИИЭФ.

Н. Л. направил меня в отдел, где руководителем был Гречишников. Поскольку в те времена и сейчас отчасти к серьезной секретной работе допускали спустя определенный срок, мне была предоставлена возможность ознакомиться с системой чертежного хозяйства , со многими вспомогательными конструкторскими документами. Эта система была создана под руководством Духова на основе опыта работы конструкторского бюро в танковой промышленности. Эта система содействовала эффективности оперативности в работе, устанавливая четкий порядок и организованность.

Н. Л. подчеркивал важность общей конструкторской политики и дисциплины помимо конкретных конструкторских разработок. Эта система послужила основой создания нормативно-технической базы аналогичных предприятий нашей отрасли.

Известно, что Н. Л. уделял особое внимание созданию расчетных методик и норм проектирования. В 1954 году Духов был назначен главным конструктором - руководителем филиала КБ-11, в дальнейшем вновь организованного конструкторского бюро КБ-25 Министерства среднего машиностроения, в целях дальнейшего развития работ по созданию боевых частей носителей, систем автоматики и инициирования. В этот период была поставлена задача оснащения ядерными зарядами всех видов вооруженных сил страны.

Январь 1958 года. Идет защита эскизного проекта межконтинентальной ракеты Р-16 , первой на высоко кипящих компонентах топлива, перед правительственной комиссией, возглавляемой академиком М. В. Келдышем . Защита проходит в Кремле. По поручению научного руководителя и главного конструктора РФЯЦ-ВНИИТФ (тогда НИИ-1011) К. И. Щелкина я был направлен для участия в заседании комиссии так и в ее секциях. В зале заседания среди множества военных и гражданских участников не было знакомых, а Щелкин не появлялся, хотя и обещал. Вдруг я заметил Н. Л., быстро пошел к нему, напомнил о себе и поделился ситуацией: для этой ракеты наш институт разрабатывает заряд, могут быть вопросы, а я на таком совещании впервые. Н. Л. меня понял и быстро успокоил: "Вопросы, касающиеся ядерного заряда, здесь, как правило, не обсуждаются. Тем более, как я вас понял, вы, будучи в Днепропетровске, выдали ракетчикам все необходимые для эскизного проекта данные".

Началось заседание, основной доклад делал главный конструктор ОКБ-58 (Днепропетровск) М. К. Янгель . В середине доклада вошел К И. Щелкин, и мне стало спокойнее, но ненадолго. В первом же перерыве К. И. отпросился у Келдыша, и я вновь остался с надеждой на помощь Н. Л. К этому времени у него уже был большой опыт по разработке ракетно-ядерного оружия, с его участием были разработаны боевые части ракеты Р-5М , принятой на вооружение в 1956 году, и ракеты Р-7 - в I960 году. В этом я убедился, когда слушал Н. Л. в макетном зале научно-конструкторского сектора о состоянии разработки и основных характеристиках ракеты Р-5М, который он делал для руководства нашего министерства. Доклад был очень интересным и содержательным, а главное, что я заметил, это искра в глазах докладчика, он как бы светился, загорался. Это был 1954 год, когда большая группа участников разработки важного заряда уже была награждена. Н. Л. получил очередной орден Ленина, я же - первый в своей жизни орден - "Знак Почета". Затем были многие сложные совместные работы КБ-25 - "фирмы Духова" и уральского ядерного центра в Челябинске-70 . Школа Н. Л. помогала успешно завершать не одну сложную работу. Теперь КБ-25 носит имя Н. Л. и называется Всероссийским институтом автоматики имени Н. Л. Духова - Человека и Конструктора с большой буквы.

П. КОБЛОВ

Ссылки:
1. "Атомщики" о Духове Н.Л.- человеке и конструкторе

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»