Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ЛОЖНЫЕ ТРЕВОГИ СПРН

В напряженном полумраке главного зала командного пункта системы предупреждения о ракетном нападении раздается металлический голос оператора:

- Есть обнаружение! Проходят секунды тревожного ожидания.

- Есть захват! Вновь - ожидание, и вновь - чеканный и бесстрастный голос:

- Есть сопровождение! Томительная пауза и на центральном табло вспыхивают аршинные буквы: "ВНИМАНИЕ!" Напряжение достигает наивысшей точки. Все готовы к дальнейшему, но все же, совершенно неожиданно зал сотрясается пронзительным ревом сирены. От этого рева мурашки бегут по коже и кажется, что волосы становятся дыбом. В то же мгновение на табло вспыхивает кроваво-красный транспарант: "РАКЕТНОЕ НАПАДЕНИЕ!" Реально это зловещее предупреждение может быть выдано лишь один раз в жизни, так как за ним непременно последует обмен ракетно-ядерными ударами атакующей и обороняющейся сторон со всеми вытекающими последствиями. Пожалуй, только узкий круг специалистов - конструкторов и военных - знает, как это страшно, ибо осознать разрушительную мощь атомных мегатонн столь же сложно, как, например, осознать скорость света или масштабы Вселенной. По свидетельству участников учений, страшно становилось даже тогда, когда все знали, что центральное табло "загорается вхолостую". Даже после учебных холостых прогонов многие обнаруживали, что спины взмокли от волнения, а в висках еще долго стучало стальным молоточком: "Ракетное нападение... Ракетное нападение...". Не дай-то Бог, чтобы это когда-нибудь произошло!

Рассказывает командующий армией ПРН с 1977 по 1980 год генерал В.К.Стрельников .

"К сожалению, боевое дежурство системы ПРН выявило ее серьезные недостатки. 9 мая 1977 года на КП СПРН одновременно остановились три ЭВМ с боевыми программами. Попытки найти причину остановки силами личного состава результатов не дали. Вызвали главного конструктора ЭВМ М.А.Карцева и главного конструктора системы В.Г.Репина . Все проверили досконально - машины стоят. На вторые сутки один из офицеров решил ощупать около сотни контактов коммутационного устройства энергопитания ЭВМ. Вскоре в отдаленном помещении он обнаружил единственный контакт, пайка которого оказалась некачественной. Контакт отошел от своей платы всего на миллиметр. На новую пайку ушла минута. Боеготовность восстановили. После этого случая провели развязки питания на каждую ЭВМ отдельно. Попутно выяснили, что офицеры-технологи толком не знают, как запитывается их аппаратура, а энергетики не имеют твердого понятия о том, что они запитывают. Организовали занятия и приняли зачеты.

Безобразный случай произошел в январе 1978 года. Одну из частей посетил секретарь ЦК КПСС. Два сопровождавших специалиста решили показать ему работу РУПа при ракетном нападении и отдали соответствующее распоряжение командиру части. Командир, зная, чем закончится показуха, не имел права выполнять это указание, а должен был немедленно доложить на КП армии и командиру дивизии (в присутствии любого начальника ответственность за часть несет ее командир).

В ЭВМ боевого режима была введена имитирующая модель. Командный пункт армии не предупредили, соответственно, предупреждение не передали и на ЦКП. Информация об атаке баллистических ракет прошла на КП СПРН, где была сформирована и выдана на все ЦКП информация предупреждения. Быстро опомнившись, доложили на КП армии. Оперативный дежурный оповестил ЦКП о ложной тревоге... за семь минут до "падения" боеголовок. Министр обороны был в страшном гневе и потребовал уволить упомянутых "специалистов" и командира части из армии без пенсии.

Маршал Батицкий , разобравшись, взял виновных под защиту и сам распорядился их судьбой.

В марте 1979 года очередной расчет заступил на боевое дежурство на КП СПРН . Проводя функциональный контроль боевой программы резервной ЭВМ, начальник расчета не заслушал доклад об отключении эталонной траектории (траектория полета баллистической ракеты с базы США на один из городов СССР) и ввел ЭВМ в боевой режим. Произошла ложная тревога. Виновные были строго наказаны, а эталонная траектория была откорректирована главным конструктором в тот же день.

"Ахиллесова пята" высокочувствительных РЛС - их зависимость от геофизических явлений. В воскресенье 18 апреля 1979 года с 16.20 до 17.45 были подавлены сильнейшими помехами от солнечных возмущений (пик одиннадцатилетнего цикла) радиолокационные станции и радиокосмическая связь одновременно на Северном, Северо-Западном и Западном ракетоопасных направлениях. Действия расчетов командных пунктов по ослаблению помех к положительным результатам не привели. Я находился на КП. Позвонил начальник Генерального штаба маршал Огарков , приказал разобраться и доложить. Одновременные помехи противника с точностью до секунды исключались из-за огромной разобщенности РЛС. Причина помех - только геофизическая. В понедельник нашли главного геофизика АН СССР академика Е.К.Федорова . Узнав о случившемся, он позвонил Огаркову и рассказал ему о том, что перед данным явлением человечество бессильно".

Рассказывает генерал Н.И.Родионов .\

"В целом система ПРН успешно выполняла поставленные задачи. 28 января 1986 года поступило указание перенацелить наш космический аппарат для наблюдения за очередным запуском американского многоразового корабля "Челленджер" . Старт был обнаружен, но на 70-й секунде полета командир части Н.Н.Собинов доложил о том, что появилась яркая вспышка и сопровождение прекратилось. Сделали вывод: что-то случилось с кораблем, и доложили главнокомандующему А.И. Колдунову . Через некоторое время поступила официальная информация о гибели "Челленджера".

Однако были и недочеты, и нарушения боевой готовности отдельных средств, и выдача несанкционированной информации.

12 августа 1981 года отечественный спутник "Интеркосмос-19" поставил помеху Мурманскому узлу. Соответствующая информация была выдана на командный пункт армии. Доложили в Генеральный штаб. Связались с Главным управлением космических средств, но их оперативный дежурный не смог прояснить ситуацию. В ГУ КОС был срочно направлен Н.Г.Завалий , которому, только после личного общения с первым заместителем начальника ГУКОС Г.С.Титовым , удалось установить истину. Оказывается, на борту спутника был действительно включен источник помех. После наших докладов Генеральному штабу в положение о взаимодействии с ГУКОСом были внесены коррективы. Больше такого не повторялось.

В сентябре 1985 года, при проведении испытательного пуска отечественной баллистической ракеты на нештатную высоту 4000 километров, Балхашский узел выработал информацию предупреждения. Алгоритм "Своя БР" на КП СПРН не сработал. К счастью, оповещаемые пункты о пуске отечественной баллистической ракеты были заранее извещены. Меня, замминистра радиопромышленности О.А.Лосева , главного конструктора СПРН В.Г.Репина и его заместителя А.В.Меньшикова вызвал начальник главного оперативного управления Генштаба генерал- полковник В.И.Варенников . Я доложил о пуске, а причину выработки информации предупреждения раскрыл В.Г.Репин. Один параметр, заложенный в программу, не соответствовал реальному пуску. Действия боевого расчета нашей армии получили высокую оценку, а в программу были внесены изменения. Докладывать В.И.Варенникову мне приходилось не раз. Всегда он производил впечатление интеллигентного, делового и корректного человека. Были случаи выдачи ложной информации Мурманским узлом - по полярным сияниям, Рижским узлом - по искусственным спутникам Земли на фоне имитируемых помех, Мингечаурским узлом - из-за явления сверхрефракции.

5 декабря 1986 года была нарушена боевая готовность Мукачевского узла из-за отсутствия контроля за состоянием линии электропередач строящейся станции "Дарьял-УМ". В этот же день нарушилась боеготовность Мингечаурского узла из-за аварии на линии связи, 5 мая 1987 года - Севастопольского узла из-за перебоев внешнего энергоснабжения.

Однажды, при подготовке к Всеармейским учениям, командир одной из дислоцированных на севере дивизий Сухопутных войск решил проверить срабатывание средств на постановку помех. Грубейшим образом нарушив инструкцию Генштаба, он поднял два вертолета и разрешил включить бортовую аппаратуру помех. Мурманский узел тут же обнаружил их источник, летящий на малой высоте со скоростью около 200 км/час. Так как заявки на применение не было, стали искать причину. Запросили командные пункты наших объединений и убедились, что собственных источников в воздухе нет. Подключили соответствующие органы. Они быстро организовали работу и уже при посадке вертолетов на аэродроме обнаружили, что аппаратура помех распломбирована. Генеральный штаб строго наказал виновных".

Рассказывает старший научный сотрудник РТИ В.А.Соловьев .

"Всего до 1990 года на станции "Дарьял" было внедрено более двух десятков решений на доработку боевой программы. В основном шла борьба с "ложными тревогами" и повышались удобства эксплуатации аппаратуры боевыми расчетами станции. Работа по ликвидации случаев возникновения "ложных тревог" была крайне напряженной и нервозной. Достаточно сказать, что каждое такое событие обсуждалось на всех уровнях, включая межведомственную комиссию Ю.В.Вотинцева . Для проведения экстренного анализа случаев возникновения "ложной тревоги" в войсках РКО был введен специальный сигнал. По этому сигналу представители войсковых частей и организаций промышленности должны были в течение двух часов (в нерабочее время - в течение четырех часов) явиться на командный пункт армии ПРН в Солнечногорске. Директорам предприятий предписывалось по сигналу оповестить соответствующих сотрудников и предоставить им транспорт для прибытия на КП армии. На командном пункте срочно создавалась межведомственная рабочая группа под председательством представителя отдела боевого применения войск РКО или представителя 45-го СНИИ. Группа должна была оперативно проанализировать ситуацию и выработать мероприятия с тем, чтобы не допускать повторения подобных случаев.

В.Е.Ордановичу и мне не раз приходилось срываться с места по этому сигналу.

Вспоминается один случай. Во время очередного заседания комиссии по приемо-сдаточным испытаниям РЛС "Дарьял" раздался звонок по закрытой связи. Звонивший оперативный дежурный КП СПРН попросил к аппарату главного конструктора системы В.Г.Репина. Владислав Георгиевич взял трубку. По мере доклада дежурного его лицо бледнело. Выслушав, он мрачно уточнил, объявлен ли специальный сигнал, положил трубку и, ни на кого не глядя, быстро вышел из комнаты. В тот же день он вылетел в Москву.

Оказалось, что в процессе учений Войск ПВО с пусками баллистических ракет на одном из объектов по какой-то причине была запущена программа имитатора массового налета. На фоне запуска реальных ракет это было весьма неожиданно и произвело ошеломляющее впечатление, так как выработались все сигналы тревоги. Срочно созданная государственная комиссия энергично разобралась в ситуации. К счастью, печорский узел обнаружил все пуски баллистических ракет, "ложных тревог" зафиксировано не было. Тем не менее, наш институт получил от комиссии несколько "профилактических" замечаний. Такие случаи по системе СПРН в целом бывали крайне редко. Чаще досаждали неприятности на отдельных средствах системы. На КП армии всегда тщательно разбирался каждый случай по средству, выработавшему "ложную тревогу".

Работу межведомственной группы, собранной по специальному сигналу, контролировал командующий армией генерал-лейтенант Н.И.Родионов, которому предписывалось утверждать итоговый протокол. Протокол с расплывчатыми формулировками заключения рабочей группы Николай Иванович заворачивал и требовал доработать. Если же приемлемое решение не приходило или члены группы ощущали необходимость уклонения от конкретного решения, генерал Родионов принимал неординарные меры воздействия. Например, угрожал посадить нас под арест или сдать органам КГБ. Естественно, это были меры психологического воздействия. Начавшись днем, работа межведомственной группы нередко затягивалась до утра, и наоборот. Уехать из армии досрочно никому не удавалось. Коллективный разум непременно брал верх, и достойное решение всегда находилось. К счастью, по мере шлифовки боевой программы, такие случаи становились все реже и реже. В первые годы после постановки РЛС "Дарьял" в Печоре на боевое дежурство было зафиксировано несколько случаев возникновения "ложной тревоги". Каждый такой случай тщательно анализировался. Наиболее глубокий анализ пришлось провести по случаю "ложной тревоги", вызванной, казалось бы, невероятной ситуацией: перепутались элементы двух попутных искусственных спутников Земли. Наши сотрудники А.А.Даниленко, М.В.Ратынский и Л.А.Кокорев доказали, что при огромном потоке наблюдаемых в зоне станции космических объектов (до 25-30 тысяч проходов в сутки) возможны ситуации, когда в барьерной зоне радиолокационной станции орбиты некоторых космических объектов тесно "соприкасаются" и становятся неразрешимыми в аппаратуре РЛС. Иногда эти случаи и приводили к переносу сопровождения с одной цели на другую, к искажению траектории и выработке сигнала "ложной тревоги". Ведущие специалисты по алгоритмам траекторной обработки О.К.Хвацкий, В.Н.Ерофеев и Е.Н.Анищенко разработали универсальный эффективный метод борьбы с такими ситуациями. Траектория цели повторно сглаживалась в подозрительной ситуации, а чужеродные для нее "опорные" точки браковались ("выбрасывались" из обработки). Новый алгоритм был запрограммирован, проверен и внедрен в боевую программу РЛС. После этого случаи возникновения "ложной тревоги" практически прекратились.

Крупная доработка боевой программы была также связана с пожаром , случившимся 10 октября 1985 года на передающем центре печорского узла. Выгорели высоковольтные кабели (как при пожаре на Останкинской телебашне в Москве в 2000 году), и пришлось срочно заменить их негорючими. Во время замены кабелей станция дежурила только с частью антенного полотна передающего центра. Естественно, боевая программа должна была учитывать эту ситуацию.

Еще одна доработка боевой программы была вызвана наступлением года активного Солнца . Зимой 1989 года стала существенно повышаться солнечная активность. В атмосфере Земли резко возросло число ионизированных областей, и, главным образом, увеличилась продолжительность их существования. На входы приемных каналов станции начали поступать эхо-сигналы, отраженные от ионизированных областей. Эти эхо-сигналы стали превышать порог обнаружения, и станция, забиваясь многочисленными "ложными отметками", начинала "слепнуть". Вычислительный комплекс РЛС не справлялся с резко возросшим входным потоком "грязной" информации и сильно затягивал решение многих задач.

Ситуация становилась напряженной. Боевое дежурство временами просто срывалось и грозило привести к пропуску реальных целей. Детальный анализ поручили Л.В.Сохацкому . После серии консультаций с разработчиками канала обнаружения было принято экстренное и рискованное решение, которое, правда, блестяще оправдалось. Уже в апреле 1989 года боевая программа была доработана, и вопросы влияния активного Солнца на функционирование РЛС были сняты.

Последней по времени была доработка, связанная с решением "Проблемы 2000" . К решению проблемы готовились все страны мира, использующие компьютерные технологии. В РВСН , куда после реформирования Войск ПВО были переданы войска РКО , решению проблемы также придавали большое значение. Комиссия была создана в конце 1998 года приказом главкома РВСН В.Н.Яковлева . Ее председателем был назначен один из заместителей главкома, а председателем подкомиссии в войсках РКО - генерал А.С.Шишкин . От нашего института в комиссию вошли: по средствам ПРО - Л.П.Галкина и В.И.Балицкий , по средствам СПРН - я.

Главной задачей было определить размеры бедствия в компьютерных сетях и в боевых программах ЭВМ при переходе через рубеж 2000 года, а затем определить пути решения проблемы. Боевая программа станции "Дарьял" нуждалась в доработке, связанной с неправильным расчетом номера суток при переходе двух последних разрядов номера года через ноль. В боевой программе станции дата задавалась с пульта оператора командного пункта только двумя последними цифрами текущего года. По текущей дате рассчитывался номер суток от 1 января 1975 года. Далее номер суток использовался для расчета астрономических параметров, используемых в боевой программе (например, положения радиозвезд). Поэтому доработка была неизбежна.

Алгоритмический вариант решения проблемы был найден довольно быстро. Однако его программная реализация встретилась с определенными трудностями, так как многие разработчики боевой программы из ОКБ "Карат" за время перестройки покинули стены своего предприятия. Тем не менее, благодаря усилиям генерального директора ОКБ "Карат" Ю.В.Фомкина и ведущего сотрудника ОКБ В.В.Гаврилова , удалось воскресить в памяти и по документации необходимые части боевой программы и создать вариант доработки.

Еще одна проблема ожидала нас на объектах. Почти десять лет боевая программа РЛС "Дарьял" функционировала без доработок. За это время практически все периферийные средства ввода информации в ЭВМ "заржавели" или пришли в негодность. Используя персональные компьютеры и специальное устройство сопряжения с пультом ЭВМ, нам удалось внести изменения и сформировать рабочий диск с доработанной боевой программой. Проявив творческую инициативу, В.В.Гаврилов и Г.С.Мицунас с честью вышли из затруднительного положения.

Летом 1999 года было разработано и согласовано официальное "Решение" на проведение доработок, и в начале осени 1999 года доработки внедрены в боевые программы РЛС "Дарьял" обоих объектов. К этому времени, в соответствии с решениями комиссии по "Проблеме 2000", были реализованы доработки на других средствах системы, и в самой боевой программе СПРН. В ноябре 1999 года прошли комплексные проверки доработок боевых программ в составе системы ПРН. "Проблема 2000" была решена. Тем не менее, по просьбе командования войск РВСН, многие главные конструкторы и их заместители встретили новый 2000 год на командных пунктах армейских подразделений".

Следующая проблема, с которой столкнулись стоящие на боевом дежурстве радиолокационные станции, была проблема ложных тревог, т.е. выдача ложной информации об обнаружении баллистической атакующей цели в условиях, когда таковой в космическом пространстве не было или когда цель физически была, но не являлась баллистической атакующей ракетой. Вообще проблема ложных тревог или срабатывание системы с выдачей сигнала о баллистических целях, атакующих территорию Союза, ключевая в системе ПРН. И это понятно. Ведь система выдает сигнал о ракетном нападении высшему военно-политическому руководству страны для принятия им адекватных решений.

Представьте себе положение руководителей страны, когда им поступает информация от инструментальных средств, в работе которых люди не участвуют, поскольку система функционирует в автоматическом режиме. Надо принимать решение об ответно-встречных действиях. И в зависимости от того, является ли информация достоверной или ложной, принимаемые решения будут совершенно разными. И от этих решений зависит существование или несуществование (апокалипсис) человечества. Никак иначе.

Так вот я участвовал в работе Правительственной комиссии по расследованию причин формирования системой ложной информации наивысшей степени опасности .

Слава Богу, информацию удалось локализовать внутри системы и исключить ее выдачу на главные командные пункты страны. Комиссию возглавлял заместитель Министра обороны СССР, генерал армии Виталий Михайлович Шабанов , подкомиссию по космическому эшелону, который собственно и сформировал это ложное сообщение, командующий войсками РКО, генерал-полковник Юрий Всеволодович Вотинцев . Работала наша подкомиссия на командном пункте космической системы обнаружения стартующих баллистических ракет в районе Серпухова . Напряжение среди членов комиссии было запредельным. Трое суток Юрий Всеволодович держал всю комиссию в наивысшей степени напряжения, практически не позволяя ее членам спать. Работу осложняло отсутствие (был в отпуске) генерального конструктора Анатолия Ивановича Савина , человека на редкость спокойного и способного сбалансировать и уравновесить любую ситуацию.

А балансировать ситуацию при работе таких комиссий необходимо, поскольку как минимум две стороны выступают с диаметрально противоположных позиций. Командующий (в данном случае он же председатель комиссии) и его подчиненные всеми силами доказывают, что во всем повинны заказчик и разработчик программно-аппаратных средств.

При этом, что вполне понятно, боевые расчеты армии в этом тяжелом происшествии невиновны. Представитель генерального конструктора, объединяющий всю кооперацию организаций-разработчиков, стремится всеми силами снять подозрения в свой адрес и "свалить" вину на неправильную эксплуатацию со стороны личного состава войсковой части. Заказчика не устраивает ни та, ни другая позиция, поскольку они крайние и, как правило, к истине привести не могут. Пока до хрипоты спорят эти крайние позиции, истина "дремлет" где-то посередине. В этой борьбе может победить любая точка зрения, все определяется полемическим искусством сторон, броскостью предъявляемых аргументов и их весомостью.

Для заказчика это серьезная опасность, так как существует большая вероятность того, что истинную причину возникшего сбоя не удастся установить, а по сему и нельзя провести нужные мероприятия, предотвращающие впредь развитие подобных ситуаций. Это, наверное, один из сложнейших моментов в работе заказчика. Вдумайтесь, сбой произошел на космическом аппарате в космосе. Даже когда происходит катастрофа самолета, анализируют записи, находят какие-то физические элементы в обломках, что-то рассказывают свидетели. А что в нашем случае? Почти ничего. Хорошо, если хоть какие-то записи телеметрии сохранились! А дальше - только мозговая атака. И чтобы она была успешной, дала позитивный результат, все члены Комиссии должны понять и найти ту единственно возможную причину случившегося сбоя. Но, как говорилось выше, почти у всех членов комиссии задачи разные и слабо согласуются с указанным тезисом.

Вот в таких противоречивых условиях наша комиссия три дня и три ночи вела поиск причин произошедшего. Учитывая ослабленный состав представительства генерального конструктора, мне пришлось вести неравную борьбу с командующим РКО. Это действительно была неравная борьба полковника (коим я был в тот момент) с генерал-полковником. Кто помнит крутой нрав Юрия Всеволодовича, его железную логику и волю, проявляемые для достижения цели, тот может мне, по крайней мере, посочувствовать. Но несмотря ни на что, я продолжал "держать удары", поскольку отчетливо понимал, что если я "сломаюсь", то до истины добраться не удастся, это точно. В то же время я также осознавал, что без поддержки со стороны заказчика позиция Ю.В. Вотинцева будет весьма шаткой и вряд ли найдет понимание военно-промышленной комиссии. Это отлично понимал и сам председатель комиссии, поэтому сходу "сломал" сопротивление 45 ЦНИИ МО, представителей генконструктсра, и я, как представитель генерального заказчика, остался совсем без союзников. Трое суток все "капитулировавшие" присутствующие оказались фактически в роли зрителей, наблюдали неравную борьбу маститого и многозвездного генерала с простым полковником, который кроме собственной головы, не мог ничего противопоставить сопернику.

Когда на вопрос командующего мне удавалось найти довольно точный и убедительный ответ, он тут же давал команду подчиненным и, как по мановению волшебной палочки, тут же появлялись рисунки, схемы, таблицы с результатами расшифровок телеметрии и еще куча всяких данных. Я имел только одну возможность защищаться. Брал чистый лист бумаги, ручку и сходу рисовал или изображал свои аргументы. Это было довольно трудно, но небезуспешно. При этом необходимо иметь в виду, что своеобразное "состязание" проходило "как бой в Крыму" в клубах жуткого дыма. Юрий Всеволодович курил "как паровоз". Когда сигарета заканчивалась, он прикуривал от нее следующую. И так до бесконечности. А я ведь никогда в жизни не курил и не переношу запаха дыма. В таких антисанитарных условиях трое суток - ужас!

Но я все же выстоял, и тогда Вотинцев пошел на запрещенный прием. Он при всех позвонил на командный пункт системы ПРН (там работала вторая часть комиссии во главе с В.М. Шабановым ) и потребовал у Олега Петровича Сидорова , чтобы тот приказал мне подписать акт комиссии с изложением причин сбоя в трактовке его, Вотинцева. Олег Петрович попросил дать трубку мне и спросил: "Каково твое мнение, в чем суть и какова физика?" Я объяснил, что по моим оценкам сущностная сторона состояла в том, что ложное срабатывание произошло в момент перехода зоны наблюдения космического аппарата со света в тень (когда Земля переходит от ночи к дню или наоборот). Примерно такое явление можно наблюдать, когда выезжаешь из полутемного туннеля на свет. Какие-то доли секунды ты ничего не видишь. Нечто подобное, очевидно, происходило и с аппаратурой обнаружения космического аппарата. Нужно было набирать статистику по таким переходам (так называемый терминатор) и, обработав ее, "обучить" боевые программы обработки информации с тем, чтобы они учитывали этот переход. Сидоров согласился с моей оценкой и сказал, что это должно быть отражено в акте как одна из задач программы дальнейших работ. Это же он подтвердил Вотинцеву. Юрий Всеволодович с большим трудом согласился.

Для того, чтобы как-то сгладить его неудовольствие, "погоняли" еще немного формулировки и подписали акт. Все тело у меня болело и ломило от нервного перенапряжения. Распрощавшись с командующим, я поплелся к машине и через два часа пропахший насквозь табаком как убитый спал дома в собственной постели.

Этот сюжет, для тех, кто наблюдал его со стороны, наверное, был весьма интересным не только в профессиональном, но и в зрелищном плане. А как вы помните, зрителей было предостаточно. Я, правда, этого не замечал, не до того было. Почему я об этом говорю. Лишь только потому, что по прошествии уже более двух десятков лет очень многие зрители-участники "этого спектакля" при встрече обязательно возвращаются к его событиям. И я думаю, что это неслучайно. Слишком велика цена ложных срабатываний систем подобного уровня, слишком велика ответственность людей и организаций и прежде всего заказчика (именно его) за обеспечение правильного функционирования этих систем.

Проблемы борьбы с ложными тревогами были и остаются самыми важными в системе ПРН. Возвращаясь к надгоризонтным радиолокационным средствам, можно констатировать целую гамму источников и причин, способствующих формированию ложных тревог. Вот некоторые наиболее характерные из них: северное сияние за полярным кругом, попадание луны в диаграмму направленности РЛС, сгорающие фрагменты искусственных спутников земли и др.

По каждой проблеме проводился тщательный и глубокий анализ, изучалась физика возникающих ложных срабатываний, и находились адекватные меры их парирования.

Ссылки:
1. РАЗВИТИЕ СИСТЕМ РКО ДО СЕРЕДИНЫ 80-Х ГОДОВ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»