Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Шефтель И.Б.: на фабрике "Дукат" 1944-1947

Начались месяцы бесплодных поисков работы. Обращался в редакции газет и журналов, в издательства. Всюду получал от ворот поворот. Причины были различными, но основным мотивом было отсутствие опыта журналистской работы: кратковременную работу в многотиражке и местном радиовещании всерьез не принимали.

Главный редактор Гослитиздата Ф.М. Головенченко , бывший профессор литфака пединститута, предложил Илье внештатную работу рецензента и дал ему рукопись сборника стихов Александра Соколова. Стихи Илье Бенциановичу не понравились, и он написал резкую рецензию. Затем дали Шефтель сборник стихов другого автора. Эти ему понравились, и он не знал, что писать. Так и вернул рукопись в издательство и больше не брался за рецензирование.

Милостиво встретили Шефтеля в редакции "Красный спорт", как тогда называлась газета "Советский спорт". Ответственный секретарь редакции Владимир Зверев дал ему пробное задание, командировал его в Ногинск, на Глуховскую мануфактуру. Требовалось дать серию корреспонденции о состоянии здесь физкультурной работы.

Поздним дождливым вечером прибыл Илья Шефтель в затемненный Ногинск . С трудом добрался до гостиницы. Но оказалось, чтобы поселиться тут нужно разрешение МВД. К счастью отдел МВД находился недалеко. Дежуривший здесь майор вежливо встретил корреспондента столичной газеты, проявил сочувствие в связи с отвалившейся у него подошвы башмаков. Шефтель выехал в командировку в армейских башмаках, и они не выдержали слякоти. Майор предложил канцелярскую иглу и моток суровых ниток, которыми сшивают бумаги. Илья с благодарностью принялся за ремонт своей обуви и кое-как укрепил подошву. Несколько дней, которые провел Шефтель в командировке, башмаки служили ему надежно.

- Страстно и страшно! - сказал Зверев, прочитав корреспонденции. - Выходит, что Викула Морозов не смог разогнать любителей спорта, а Советская власть смогла...

Илья Бенцианович отнюдь не ставил такой цели. В суровые годы войны спортивная работа в Глухове, как и большей части других мест, свернулась. Советская власть, конечно, тут была не виновата. Несмотря на такое свое заключение, ответственный секретарь все-таки рекомендовал редактору принять Шефтеля на работу. Может и стал бы Илья Шефтель спортивным журналистом, но его впервые в жизни остановили чисто материальные обстоятельства. В то время в редакции не оказалось вакансий корреспондента и литсотрудника. Ему предложили иную должность. Название ее не имело существенного значения, но по ней полагалась служащая, а не рабочая карточка, а это имело в тот еще военный год огромное значение. По рабочим карточкам хлеба и других продуктов отпускалось много больше, чем по служащим. Так Илья Шефтель упустил возможность стать сотрудником всесоюзной газеты. Спустя годы он не раз сожалел об этом.

Как блудный сын отправился он в Московский радиокомитет. Его охотно приняли на работу и направили на фабрику "Дукат" литсотрудником в редакцию, возглавляемую П.Г. Каллистратовой . Было это осенью сорок четвертого года.

Почти три года проработал Илья Бенцианович на табачной фабрике. За это время редакция из ведения Московского радиокомитета перешла на бюджет фабрики "Дукат". А здесь, как и повсеместно, каждый год проходило сокращение штатов. В мае 1947 года эта кампания коснулась редакции местного радиовещания. И Илья Шефтель оказался за воротами.

Снова начался поиск работы в редакциях и издательствах. Друзья, работавшие на Всесоюзном радио - Борис Лещинский и Макс Гинденбург пытались помочь Илье поступить сюда. Главный редактор молодежного вещания и заведующий отделом пропаганды одобрили его кандидатуру, но в отделе кадров более двух недель мусолили оформление Шефтеля на работу и в конце концов отказали ему.

Безуспешно обходя редакции, забрел однажды Илья на Кузнецкий мост, в редакцию журнала "Текстильная промышленность". Ответственный секретарь Венгерова дала ему на пробу отредактировать статью. Осталась довольна работой и предложила заполнить анкету. Пробежав ее, взяла клочок бумаги, написала номер своего домашнего телефона и протянула Илье Бенциановичу: - Позвоните... Телефонный разговор состоялся вечером того же дня.

-Видите ли, - сказала Венгерова, - работники нашей редакции оформляются в отделе кадров Министерства, а там с вашей фамилией не утвердят...

Так Илья впервые в своей жизни столкнулся с еврейским вопросом , вроде бы уже давным-давно решенном в нашей стране. Теперь ему стало понятным, почему и в других местах, приветливо встретив его, после ознакомления с анкетой под каким-нибудь предлогом отказывали в работе.

Однако не всегда виновата была анкета, ее пятый параграф . Случилось, что оплошал и сам Илья Шефтель. По рекомендации своего весьма дальнего родственника он пришел в бюро технической информации Министерства нефтяной промышленности к начальнику БТИ Вольнову. Тут Илье Бенциановичу дали отредактировать статью для сборника. Вместе с рукописью дали рисунки. Никогда до этого Шефтель не имел дело с журнально-книжными изданиями. Решив, что иллюстрации ему дали для того, чтобы он разместил их в тексте в положенных местах, незадачливый редактор смело разрезал рукопись и вклеил фотографии и схемы. В БТИ за голову схватились, когда Илья Бенцианович представил туда свою работу, что-то вроде макета, который он делал, будучи ответственным секретарем многотиражки. Не трудно угадать, что в работе ему отказали и здесь.

Ссылки:
1. ШЕФТЕЛЬ И.Б. ПОСЛЕ ВОЙНЫ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»