Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

КБ-11: теория - эксперимент - конструкция

Но почему в НИС , в прямое подчинение Щепкина, вошел теоретический отдел Зельдовича? Потому что в решении этой, на мой взгляд, самой сложной научно-технической задачи, когда-либо стоявшей перед человечеством, теория и эксперимент совместно преследуют одну цель. Не было известно, какое давление создается детонационной волной на поверхности заряда из плутония, какими свойствами обладают при этих неизвестных давлениях материалы конструктивных элементов атомной бомбы, их плотности, скорости детонационной волны в различных смесях из взрывчатых веществ, создаваемых для изготовления фокусирующих элементов, да и сам состав этих смесей предстояло экспериментально "нащупать", как и то, чем все это измерить, и еще очень многое не было известно. И что не менее важно, у теоретиков практически не было вычислительной техники.

В таких условиях работы эксперимент без теории слеп, теория без эксперимента мертва. Теоретиков и экспериментаторов нельзя было разъединить ни на одну минуту, необходим был непрерывный обмен информацией. Каждый расчет теоретиков "открывал глаза" экспериментаторам. Каждый эксперимент (а они шли непрерывно днем и ночью, в выходные и праздники) давал новые сведения, необходимые для рывка вперед теоретикам. Отсюда такая структура организации НИС. Она поглотила, спаяла воедино четыре из пяти блоков вопросов, на которые предстояло ответить.

Пятый блок, как мы с вами уже знаем, - это разработка конструкции узлов и атомной бомбы в целом. Здесь Щелкину, как первому заместителю Главного конструктора, подчинялись уже два научно- конструкторских сектора: НКС-1 занимался конструированием атомного заряда, автоматики подрыва и баллистикой атомной бомбы, начальник Николай Леонидович Духов . НКС-2 занимался электрическим инициированием заряда и электрическим оборудованием бомбы в целом, начальник Владимир Иванович Алферов . Здесь необходимо подчеркнуть, что экспериментаторы наряду с теоретиками с самого начала тесно взаимодействовали с конструкторами отдела Н-40 НКС-1, начальник Николай Александрович Терлецкий .

Успех обеспечивало трио: Теоретик - Экспериментатор - Конструктор. Интересно опять вернуться к нашему "показателю вклада". "Полный комплект" наград получили: 2 теоретика - Харитон , Зельдович ; 2 экспериментатора - Щелкин , Флеров ; 2 конструктора - Духов , Алферов . Заканчивая анализ структуры управления созданием атомной бомбы в КБ-11, отметим: полную информацию о работе всех коллективов имели Щелкин и Харитон, которые и обеспечили выполнение задания Родины в кратчайшие сроки. Хотя Харитон и Щелкин, как мы видим, работали "по всему диапазону проблем", Юлий Борисович чуть больше тяготел к теории, а Кирилл Иванович к эксперименту.

Ссылки:
1. КБ-11 (ВНИИЭФ, АРЗАМАС-16)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»