Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Сталин внес коррективы в историю своего участия в октябрьском восстании

Для того, чтобы внести эти коррективы (и в "Краткий курс истории ВКП(б)", и в поэму Маяковского), Сталину пришлось пролить много крови. И ушло у него на это (с 1924 до 1938 года) - ни мало ни много, - четырнадцать лет. А в 1924-м, когда Маяковский создавал свою поэму, борьба была еще в самом разгаре. В то время сшибка двух противостоящих друг другу легенд была едва ли не главным, - во всяком случае, самым острым - проявлением политического противостояния двух главных претендентов на роль законного и единственного наследника Ленина. Строка Маяковского - "Вас вызывает товарищ Сталин!" " в этой накаленной обстановке острейшей внутрипартийной борьбы обретала совершенно особый и крайне актуальный политический смысл. И Сталин не мог этот ее смысл не оценить. Этой строкой Маяковский словно бы подал ему сигнал: дал понять, на чьей он стороне в том судьбоносном противостоянии.

Но помимо этого, очевидного, у Сталина были еще и свои личные, не всем понятные, но для него весьма важные причины, чтобы не просто оценить эти строки Маяковского, но воспринять их как неожиданный и в ту пору необычайно ценный для него подарок.

Дело в том, что 25 октября, в тот роковой день, повернувший судьбу страны и определивший ее будущее на долгие годы, Сталина в Смольном не было .

Объяснить этот загадочный факт пытались многие историки Октябрьского переворота. Объясняли по-разному: Не все биографы Сталина придают значение тому, что Сталин оказался в тот день не у дел.

Такер, например, вообще обходит этот вопрос молчанием.

Улам находит этому довольно изощренное объяснение: он считает, что задание Сталина как раз в том и состояло, чтобы не принимать активного участия в восстании, дабы не подвергать себя риску ареста. Наоборот, Сталин должен был оставаться в тени, поскольку входил в ту резервную часть партийного центра, которая могла принять на себя руководство в случае, если восстание даст осечку.

Из всех западных биографов Сталина наиболее остро ощущал необходимость как-то логически обосновать и объяснить, почему Сталин не принимал участия в событиях 24 октября, Дейчер.

Он пишет: "Отсутствие, бездеятельность Сталина в штабе во время восстания невозможно объяснить. Это остается странным и непреложным фактом".

Советский историк Городецкий критикует "ошибочную" позицию Сталина в редакционной статье "Что нам нужно"" от 24 октября и произнесенную в тот же день на совещании большевистской фракции, что Сталин отводит слишком много места оборонительной стороне деятельности ВРК. Однако Городецкий не делает никаких попыток объяснить этот промах Сталина. Возможно ли все-таки найти удовлетворительное объяснение той загадке, которая поставила в тупик Дейчера?

Отчасти ответ на этот вопрос заключается в том, что другие лидеры, и в особенности Троцкий и Свердлов, не захотели привлечь Сталина к участию в подготовке и осуществлению восстания. (Роберт Слассер. Сталин в 1917 году. М. 1989, стр. 273-274.) Развивая и укрепляя эту свою догадку, автор цитируемой книги выдвигает далее другое объяснение, которое кажется мне более правдоподобным, потому что оно исходит из понимания некоторых особенностей характера и личности Кобы, хорошо нам знакомым по множеству других фактов и обстоятельств его политической биографии:

Его не было на заседании утром 24 октября, потому что Свердлов, созывая товарищей, не потрудился оповестить Сталина, кроме того, наведаться в партийный штаб ему помешала собственная безынициативность"

Сталина, разумеется, никак нельзя было упрекнуть в недостатке ума, но порой он с трудом воспринимал новую для себя ситуацию. Наиболее успешно он добивался своих целей тогда, когда действовал осторожно, обдуманно и энергично в ситуации, досконально изученной им на основании прошлого опыта. Осуществление большевиками операции по захвату власти представляло собой уникальную, единичную акцию, не оставлявшую больших шансов на успех тем, кто, подобно Сталину, не умел схватывать все на лету, а напротив, готовясь к тем или иным событиям, нуждался в предварительных прикидках и примерках. (Там же, стр. 276.)

Самым важным, ключевым словом в этом объяснении является, как мне кажется, слово "осторожно". Сталин был осторожен. Он умел и любил выжидать. А главное - он всегда хотел быть уверен в безусловном успехе предприятия, которое затевал или в котором собирался участвовать. В тот момент такой безусловной уверенности в успехе у него, судя по всему, не было. Но каковы бы ни были причины, из-за которых он в тот день не явился в Смольный, не может быть сомнений, что воспоминание об этом своем промахе было одним из самых тягостных в его жизни. Во всяком случае, более, чем какие-либо другие факты и обстоятельства его биографии мешавших созданию его образа одной из ключевых фигур Октябрьского переворота: Что может быть более позорным для человека, претендовавшего на место в руководящей верхушке партии - и уже грезившего о том, чтобы стать ее единственным вождем, - чем упустить великий и неповторимый момент триумфа, момент взятия власти?

Потребуются многие километры печатного текста, реки чернил - и крови,

пока Сталин наконец не успокоится, уверившись, что его отсутствие среди тех, кто руководил революцией 1917 года, навсегда стерто из памяти людей. (Там же, стр. 276.)

В октябре 1917 года Сталин вряд ли мог грезить о том, чтобы стать единственным вождем партии большевиков. Но в 1924-м это была уже не греза, а вполне реальная перспектива. Можно поэтому представить себе, каким елеем пролилось на его сознание свидетельство Маяковского, нарисовавшего картину прямого и руководящего его участия в событиях 25 октября. Слово "свидетельство" я тут произнес не случайно. Ведь Маяковский в этих своих строчках рассказывает словно бы о том, чему сам был живым свидетелем:

Когда я итожу то, что прожил, и роюсь в днях - ярчайший где,

я вспоминаю"

А из его автобиографии известно:

ОКТЯБРЬ Принимать или не принимать? - Такого вопроса для меня не было. Моя революция. Пошел в Смольный. Работал.

(В. Маяковский. "Я сам".) Получается, что в тот день он в Смольном был. И все, о чем рассказал в своей поэме, видел собственными глазами и слышал собственными ушами.

Но факты это опровергают. А факты, как любил повторять Сталин, - самая упрямая в мире вещь.

Было бы крайне глупо на основании всего выше сказанного сделать вывод, что Маяковский "сознательно" внес свой вклад в создание культа Сталина. Хотя для такого предположения дают некоторое основание не только рассмотренные нами строки, но и другие - на первый взгляд, даже еще более впечатляющие:

Я хочу, чтоб к штыку приравняли перо.

с чугуном чтоб и с выделкой стали о работе стихов,

чтобы делал от Полибюро, доклады Сталин. В таком прочтении эти четыре строки вполне могли стать (и стали!) краеугольным камнем того пьедестала, на котором возвышалась бы грандиозная фигура вождя. Но в контексте стихотворения эта строфа звучала совсем иначе. Попробуйте прочесть ее просто, буднично, не отделяя от предыдущих и последующих строк, то есть " ТАК, КАК ОНА НАПИСАНА:

Ссылки:
1. СТАЛИН И МАЯКОВСКИЙ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»