Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Демьян Бедный и близкая смерть Ленина

11 марта 1923 года в "Правде" появилось стихотворение Демьяна Бедного, многих тогда удивившее. Начать с того, что было оно вроде как на религиозную тему. Называлось - "Моисей". И эпиграф ему был предпослан из "Второзакония":

И рече Господь к Моисею: сия земля ею же кляхся Аврааму и Исааку и Иакову, глаголя: семени вашему ю. И показах ю очесам твоим и тамо не внидеши.

Вообще-то на религиозные темы Демьяну случалось высказываться и раньше. И довольно часто. Точнее - на антирелигиозные. А в этом стихотворении ничего антирелигиозного не было. И Библия, против ожидания, цитировалась Демьяном не глумливо, как это обычно у него бывало, а всерьез и вроде как бы даже почтительно. Да и само стихотворение, следующее за этим эпиграфом, рядовым читателям "Правды" не могло не показаться загадочным:

Долгий, долгий, тернистый, мучительный путь

И предел роковой пред Страною Обета.

Как ужасна - ужасна! - символика эта?

В скорбных думах, с душою тревожно-недужной

Суеверно молю я судьбу: "Пощади!"

Требуй жертвы любой - много жертв впереди!

Вырви сердце мое, только нас огради,

Нас, идущих когортой стальною и дружной,

От библейской символики - злой и ненужной. Если символика эта "злая и ненужная", зачем же вдруг она ему понадобилась? И с чего это вдруг самый ярый из воинствующих безбожников вдруг ударился в библейскую тематику? Поди пойми! Но те, кому это стихотворение было адресовано, поняли: "поняли, особенно у нас в Институте Красной Профессуры. В стихотворении была - неумолимая жестокая правда, от которой некуда было деться. Такое стихотворение, да еще напечатанное в "Правде", предупреждало: болезнь Ильича необратима.

Поэт, живший в Кремле и хорошо осведомленный о болезни Ленина, не мог прямо написать о близкой гибели вождя. Он воспользовался библейской метафорой о человеке, который довел всех до земли обетованной, но сам туда не войдет. (Валерий Кирпотин. Ровесник железного века. Мемуарная книга. М. 2006. Стр. 287-289.)

Стихотворение Демьяна, как уже было сказано, появилось на страницах "Правды" 11 марта 1923 года. А на следующий день, 12 марта, в той же Правде - был напечатан первый правительственный бюллетень о состоянии здоровья больного Ленина. И с этого дня такие бюллетени печатались ежедневно. Сопровождались они обычно такими обнадеживающими комментариями: Наш Ильич заболел. Для того, чтобы он снова встал в строй, он должен на время совсем отойти от работы. Ильич снова будет с нами! ("Красноярский рабочий", 7 апреля 1923 года.) Врачебные прогнозы были не столь оптимистичны. Но как бы то ни было, до смерти Ленина, которая случилась, как известно, в январе 1924 года, оставалось еще десять месяцев. А Демьян его фактически уже похоронил. В том, что поэт "не мог прямо написать о близкой гибели вождя", разумеется, ничего удивительного не было. Удивительно было другое: то, что ему позволили сказать это даже вот в такой завуалированной, метафорической форме. Впрочем, слово "позволили" тут вряд ли уместно. Правильнее было бы сказать: "поручили". А поручить ему это мог тогда только один человек: Сталин. Именно он отвечал за состояние здоровья Ленина, за его жизнь и смерть. 18 декабря 1922 года пленум ЦК ВКП(б) специальным постановлением возложил на Сталина персональную ответственность за соблюдение режима , установленного для Ленина врачами. Известная ссора Сталина с Крупской случилась именно потому, что она "превысила свои полномочия", попыталась взять на себя роль связного между Лениным и Политбюро, в то время как это было только его, Сталина, прерогативой. Больше того! Именно к Сталину, как мы знаем, обратился Ленин с просьбой дать ему яд, если его мучения станут нестерпимыми. Ленин будто бы сказал ему при этом: "Обращаюсь к Вам, потому что Вы самый жестокий из всех членов Политбюро, только Вы способны выполнить такую просьбу". Сталин дал Ленину честное слово, чтo просьбу его исполнит. Но исполнить ее якобы не смог и даже обращался в Политбюро, чтобы с него сняли это данное им Ленину честное слово. Дать Демьяну это непростое партийное поручение (сообщить народу, что Ленин больше уже не встанет) мог Сталин не только потому, что у него одного повернулся бы язык прямо сформулировать такой щекотливый "социальный заказ", но еще и потому, что из всех "вождей" только у него были тогда с Демьяном достаточно близкие, доверительные отношения. Ярче всего об этой их близости свидетельствует реплика Демьяна из его письма Сталину.

"Приезжайте! А потом мы будем "на Типлис гулялся".

Сталин не терпел ни малейшего проявления фамильярности: В назначенный час, когда все уже были разгорячены выпитым, Фадеев затянул своим высоким голосом "Дуню". С удивительной находчивостью он подбирал рифмы к фамилии Горького, Молотова, Ворошилова. Сталин слушал, курил трубку, улыбался.

Ходит Дуня меж проталин,

А за ней - товарищ Сталин.

Эх, Дуня, Дуня - я! Дуня - ягодка моя! Фадеев пропел очередной куплет. Что-то, короче, чем на секунду, блеснуло в глазах Сталина. Что это было, я не мог определить: может быть, удивление, что посмел, может быть, гнев (Сталин, по рассказам, был обидчив). Я и сейчас не могу сказать, что это было. Но я внимательно следил за Сталиным и всегда потом помнил: что-то пробежало в его глазах, но тут же погасло. ( Валерий Кирпотин . Ровесник железного века. Стр.191.)

Фамильярная реплика Демьяна ("Будем на Типлис гулялся"), казалось бы, должна была вызвать у Сталина еще более раздраженную реакцию, чем вполне невинная фадеевская частушка. Сталин, как известно, тяготился своим неистребимым грузинским акцентом. Да и само свое "грузинство" склонен был, скажем так, не выпячивать.

"Мы, русские люди старшего поколения, сорок лет ждали этого дня"- сказал он в день победы над Японией.

Светлана Аллилуева в своих воспоминаниях подчеркивает, что все бытовые привычки у него были чисто русские. Вспоминает даже фразу старшего брата Василия: "Ты знаешь, оказывается наш папа раньше был грузином". Когда Берия заменил однажды всю русскую охрану его "ближней дачи" грузинами, он вспыхнул: "Ты что же, думаешь, что русские меньше любят товарища Сталина, чем грузины?" И распорядился немедленно убрать грузин и вернуть русских. Ну, а реплика Демьяна: "Будем на Типлис гулялся" не просто намекала на его "грузинство" и неистребимый грузинский акцент. Между нами говоря, шутка эта была довольно-таки дурного тона и вполне могла обидеть даже и не такого обидчивого человека, как Сталин. Сталин, конечно, свою задетость этой репликой никогда бы Демьяну не показал. В крайнем случае - просто промолчал бы, сделал вид, что ничего не заметил. Но он даже поддержал эту вульгарную шутку, легко и непринужденно подхватил и этот брошенный ему мяч:

"Приезжайте", - пишете Вы. К сожалению, не могу приехать. Не могу, потому что некогда. Советую Вам устроить "на Баку гулялся", - это необходимо. Тифлис не так интересен, хотя он внешне более привлекателен"

В то время ссориться с Демьяном он еще не собирался. А может быть, Демьян был ему тогда так мил, что эта неуклюжая Демьянова шутка и в самом деле его никак не задела. Стихотворение "Моисей" Демьян, как уже было сказано, написал и напечатал за десять месяцев до смерти Ленина. А вот какой стихотворный фельетон он напечатал в "Правде" за десять дней до его смерти:

Игра обогащена новою фигурою

Этакого, скажем, львиного наименования,

Впадать в панику нет основания:

Стальной слон нашего фронта единого

Не задрожит от рычания львиного,

Как не дрожал он до 17 года,

Когда фигуры этого рода,

Большевистской игре не особенно мирволя,

Пребывали вне шахматного поля. Смысл этих "звериных метафор" был более чем прозрачен. Фигура "львиного наименования" - это, конечно, Лев Давыдович . За несколько дней до появления этого Демьянова фельетона - 8 января в "Правде" был напечатан "Бюллетень о состоянии здоровья Л.Д. Троцкого", в котором сообщалось о предоставлении ему двухмесячного отпуска "согласно его желания и заключения консилиума". Ну, а кто "Стальной слон нашего фронта единого" - гадать тоже не приходится. Эпитет "стальной" не менее прозрачен, чем относящийся к Троцкому эпитет - "львиный". Этим своим стихотворным фельетоном (он назывался "Чья "Правда" правдистее?") Демьян ясно и недвусмысленно дал понять, НА КОГО он ставит в неизбежной после близкой смерти Ленина борьбе за освободившийся ленинский трон. Борьба эта, однако, затянулась.

Ссылки:
1. СТАЛИН И ДЕМЬЯН БЕДНЫЙ

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»