Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Рябчиков Е.И.: репортаж о полете стратостата

Кунцево. Воздухоплавательная площадка. Очередной полет стратостата .

Среди провожающих много советских и зарубежных корреспондентов. Тут же и Рябчиков. Он заранее обеспечил газету обширными материалами о предстоящем событии. Специальный номер "Комсомолки" уже сверстан, и в ночной редакции нетерпеливо ждут только несколько последних строк - о старте и финише.

К рассвету гигантская "груша", которую удерживали стропы, висела над зеленым полем. Укрепили гондолу, стратонавты заняли свои места. (А до того Рябчиков успел-таки получить их приветствие читателям своей газеты).

Теперь - в штаб организации полета.

"В одном из кабинетов я занял удобную позицию: она позволяла видеть через окно поле и держать под рукой еще свободный городской телефон. На "редакционном" конце провода ждали сообщения". Но старт задерживался, и выпускающий предупредил: спецномер убран с талера, до сигнала.

Когда надежда почти растаяла, стратостат неожиданно устремился в небо.

"Железная выдержка помогла мне: я все видел! И первым сообщил в редакцию о подробностях старта. А потом поспешил к автомобилю: теперь надо бы поспешить к финишу. Однако руководитель ГАМСа (аэрометеослужба . - М. В.) Альтовский посоветовал пока никуда не ехать, а быть в штабе и ждать, когда по рации сообщат о месте приземления. Предполагали разное - в зависимости от направления ветра.

Наконец, прояснилось - где-то в районе Оки. И тут началась гонка машин, сопровождаемая предательскими трюками американских репортеров: они то бросали на шоссе осколки бутылок, то баррикадировали дорогу своими машинами.

В большое селение на берегу Оки все примчались почти одновременно. И уже виден стратостат, опускающийся к лугам. Один "линкольн " направился к почте, три других - к реке. Но первым у воды, попетляв переулками, оказался "газик" "Комсомолки"!

Там - ни лодки, ни катера. Раздумывать было некогда - надо немедленно переправляться. Я привязал к шее фотоаппарат, блокнот и на бревне, которое нашел поблизости, отправился в плавание. Но радовался я недолго: мое транспортное средство перевернулось, и мне пришлось добираться до берега вплавь".

Американцы же где-то отыскали старую лодку, погрузились на нее все, и она. стала тонуть. Послышались крики, смех, ругань.

А Рябчиков уже на противоположном берегу. Подоспели и американцы.

Теперь решающим фактором стал бег. "Я чувствовал, как учащенно бьется мое сердце, как тяжелеют ноги, а глаза застилает черный туман. Но бежал, бежал. С одной мыслью: не позволю себя обогнать! На кону не только честь моей газеты - честь советской печати. Потный, измученный, теряя последние силы, я бежал через березовую рощу, колючие кусты. Лицо секли ветви, костюм рвался в клочья. Наплевать! Лишь бы не позже тех, кто позади: топот ног, брань, злобное улюлюканье, дикие крики хорошо слышны.".

Наконец, Евгений увидел голубую, чуть покосившуюся на подломанных амортизаторах гондолу. Он был первым. Почти теряя сознание. Стратонавты поняли ситуацию, вышли ему навстречу и быстро рассказали обо всем, что происходило на высоте.

Теперь - назад, передать весть о финише. (Ему было не до американцев, которые подоспев, защелками фотоаппаратами, пытались разузнать, что "мистер командир кушал в стратосфере? какой цвет галстука ему больше всего нравится?..").

Рябчикову повезло: "подвернулся" конь, и напутствуемый одним из стратонавтов ("Спеши! Гони!"), Евгений рванул к Оке. Здесь уже появились лодки, самодельные плоты, и он довольно быстро (река в том месте - неширокая, тихая) переправился.

Теперь - на ближайшую почту, к междугородному телефону. Занят! Какой- то американец говорит бог знает о чем, тянет, скорее всего, время (уплатил за час!). Что делать?

"Последний шанс - не поможет ли начальник почтового отделения.

- Сейчас, - ответил он. - Только вы опоздали.

- Почему? - изумился я. -Ведь кроме меня, первого на финише, никто не знает подробностей полета и точного времени приземления.

- Верно. Однако, видите ли, когда сюда прибежал американский корреспондент, стало понятно - дело серьезное, я сам позвонил в "Правду". Счел своим долгом.

- Спасибо! Правильно. Теперь помогите связаться с "Комсомольской правдой".

И через минуту я уже диктовал стенографистке:

"Немедленно известите редактора, а еще раньше передайте в ТАСС, что стратостат совершил посадку".

Но был не только "взгляд со стороны". Рябчиков, правда, мимоходом упоминает: "Брали меня воздухоплавателем в гондолы своих аэростатов и дирижаблей, порой даже за счет снятого с борта груза", "когда собирался лететь на первом дирижабле, а в экипаже места для меня нет, вся редакция помогала влезть туда, хотя я рисковал башкой, и все это знали".

Ссылки:
1. РЯБЧИКОВ Е.И. РАБОТА В "КОМСОМОЛЬСКОЙ ПРАВДЕ" 1934-1936

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»