Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Модильяни между первой и второй встречей с Ахматовой

Анна написала полвека спустя, что оба они стояли в пору их встречи на пороге самораскрытия, реализации таланта. Это была точная догадка. Амедео, впрочем, шел к этой реализации уже немало времени, но 1910-й был для него и впрямь очень важным.

"Решительный поворот для Модильяни приходится, по моему мнению, на 1910-й", - пишет дочь Амедео Жанна Модильяни , одна из немногих его биографов. Он с упорством занимался в то время и скульптурой, и живописью. Скульптор Жак Липшиц так вспоминает о посещении мастерской Модильяни в Сите Фальгьер: "Когда я пришел к нему, он работал стоя, и несколько каменных голов"кажется, пять - стояло на цементном покрытии дворика перед ателье. Он как раз группировал их. Как сейчас, вижу: склоняясь над ними, он объясняет мне, что они должны являть единое целое. Если не ошибаюсь, они были, насколько помню, спустя несколько месяцев выставлены в Осеннем салоне, где стояли, точно трубы какого-то органа, настроенного на музыку, звучащую у него в душе". Раме вспоминает, с каким упорством и упоением работал его сосед-тосканец по ателье в "Розовой вилле", как называли тамошние художники дом в Сите Фальгьер: "Просыпаясь рано, Модильяни тесал во дворе камень. Головы на длинной шее выстраивались в шеренгу перед его ателье, одни лишь едва тронутые резцом, другие уже завершенные... К вечеру, закончив труд, он поливал свои скульптуры. С любовью, как поливают цветы, этот рачительный и дотошный скульптор-садовник ждал, пока стечет вся вода через дырочки лейки, и вода струилась по священным примитивам, рожденным под его резцом. Потом, присев на корточки у входа в свое ателье, он наблюдал, как они сверкают в последних отблесках заходящего солнца, и говорил, спокойный, счастливый: "Они точно отлиты из золота"". Это и были те мгновенья покоя и счастья труда, которые давал ему Париж, отнимавший у него здоровье и немногие годы отпущенной ему жизни. Раме вспоминает, что со временем скульптурные образы Модильяни становились все более обобщенными, "его головы мало-помалу принимали форму удлиненных яиц, установленных на безупречных цилиндрах, с легким только намеком на прорези глаз, нос и рот, которые не должны были нарушать единство пластической формы". Тот же Раме вспоминает об упорной работе Модильяни над портретами, вспоминает, как мало ему удавалось заработать редкой продажей рисунка или наброска. Долги его терпеливой хозяйке "Розовой Виллы", а поздней и ее наследнику росли с неизменностью. Но он давно уж жил в кредит... Деньги мало интересовали его - он был одним из самых беспечных и бескорыстных художников на нищем и беспечном Монпарнасе. Может, и этим тоже объяснялось раннее рожденье его легенды, ведь бескорыстие нищего художника - важная составляющая мифа о богеме. В тот год он познакомился с компанией португальцев, и другом его стал выходец из богатой португальской семьи, талантливый и благородный Амадео да Суза Кардозо . Да Суза, познакомившись с работами Модильяни, предложил ему устроить у себя в ателье на рю Колонель-Комб выставку модилияньевских скульптур и гуашей, на которых были представлены кариатиды.

В поисках своего пути отчаянно бившийся о стену непостижимой жизни Модильяни обращался и к вину, и к гашишу, о которых один из его кумиров (Бодлер) писал как о средстве "расширения индивидуальности". У Модильяни было то самое бодлеровское стремление: "распалив свой опыт, приоткрыть завесу бесконечности". Эксперименты эти стоили ему здоровья и ввергали его в новые долги. Именно к тому времени относится его письмо брату Умберто . "Милый Умберто, прежде всего - спасибо за нежданное воспомоществование. Со временем, надеюсь, я смогу войти в колею - главное, не терять головы. Ты спрашиваешь, что я намерен делать. Работать, выставляться. У меня такое чувство, что в один прекрасный день я себе пробью путь..."

В этот трудный год он часто вспоминал о встрече с этой удивительной, ни на кого не похожей русской незнакомкой и писал ей отчаянные, несдержанно нежные письма. Ему хотелось снова смотреть ей в глаза, как тогда... Когда тогда? Где тогда? Где и сколько раз успели они встретиться. Мы не знаем. Не знаем и того, что она писала в ответ на его письма. Мы знаем только, что она сделала в ответ на них...

Ссылки:
1. АННА и АМАДЕО (История тайной любви Ахматовой и Модильяни)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»