Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Музрукова Анна Александровна (ур. Гущина)

Первая жена Музрукова Б.Г.

В своей автобиографии (1950 г.) Борис Глебович сообщает: "Жена Музрукова Анна Александровна была членом партии с 1924 г. В последнее время не работала, умерла 04.05.51 г. и похоронена в Челябинске-40. В семье было трое детей. Старший сын Владимир 1928 г. рождения. Учился в Московском механическом институте, умер. Сын Николай 1941 г. рождения, окончил институт, живет в Москве. Дочь Елена 1944 г. рождения. Окончила институт, живет и работает в Москве. Жила с нами и мать жены Екатерина Степановна Гущина. Домашний адрес - Челябинск-40, ул. Школьная, д. 31".

С будущей женой Музруков познакомился на одном из студенческих вечеров. Он был студентом технологического, она - медицинского института. Никто из них никогда не рассказывал о том, как развивался их роман. Известно только, что отец Анны Александровны был категорически против ее связи с Музруковым - человеком без роду, без племени. Анна Александровна пошла наперекор отцовской воле. Любила. Да так, что оставила не только семью, но и мединститут, чтобы больше времени уделять мужу. Они ютились в маленьком чулане без окон, который выделила им сестра Бориса Глебовича. За эту так называемую жилплощадь родственница исправно брала с молодых деньги (потом, во время войны, все они приедут к Музрукову в Свердловск и получат от него поддержку). Какое-то время Борис и Анна жили в гражданском браке. Свои отношения они зарегистрировали лишь в 1928 году, когда родился их первенец - сын Володя.

У Бориса Глебовича открылся туберкулез. Заболевание по тем временам крайне опасное. Для того, чтобы он мог и учиться, и лечиться, Анна Александровна пошла работать. Сначала медсестрой в больницу, а потом - по комсомольской путевке - на табачную фабрику имени Урицкого. Была она женщиной активной, ее быстро заметили. Анна Александровна возглавила фабричный комитет. Работала она много, потому что ей пришлось содержать не только мужа и сына, но и свою овдовевшую мать и брата. Отец Анны Александровны погиб загадочным образом. Его застрелили. Кто, за что - история об этом умалчивает. Только после смерти отца Анна Александровна восстановила отношения с родными, и семья Музруковых перебралась в квартиру к теще. Из всех ее обитателей работала тогда только Анна Александровна.

Борис Глебович закончил институт и получил распределение на Кировский завод. Предприятие направило его в Италию, где он в течение двух лет принимал строившиеся там для Советского Союза корабли. В материальном плане семье Музруковых стало легче. Морально же... Можно только догадываться о том, как скучала Анна Александровна по мужу, как не хватало ей, пожертвовавшей ради него всем, общения с близким человеком. Сама она никогда ни на что не жаловалась. Любила. И понимала, что в солнечной Италии - спасение для Бориса Глебовича. Именно там ему удалось победить болезнь. Позже были Чехословакия, Германия, потом на радость жене он вернулся в Ленинград и был назначен главным металлургом Кировского

Анна Александровна работала и заботилась о муже и сыне, обеспечивала их быт, пеклась о здоровье. Жизнь, казалось, вошла в отлаженное русло. Но тут - неожиданный поворот. Музрукова назначают директором Уральского машиностроительного завода. Ему вместе с семьей предстоит переезд в Свердловск. Это назначение совпало с тяжелой болезнью Анны Александровны. Она перенесла неудачные роды и была практически при смерти. Борис Глебович сообщил Сталину, что не может выехать на Урал из-за серьезной болезни жены. Тогда Сталин сказал: "Отправляйтесь и ни о чем не думайте. Ваша жена будет жить". Анну Александровну тут же перевели в специализированную клинику и выходили. Может быть, из-за этого случая Борис Глебович всегда относился к Сталину с большим уважением и благодарностью. завода.

В Свердловске Анна Александровна уже не работала. Сначала она оправлялась после болезни, а потом, в 1941 году, наперекор всем медицинским запретам родила ребенка. Борис Глебович мечтал о дочке. Но вновь родился сын - Николай. В 1944 году Музруковы предприняли еще одну попытку - и на свет появилась долгожданная девочка Лена. Анна Александровна ушла в хлопоты о детях. Но ее кипучей натуре было тесно в домашних рамках. Она создала женсовет, привлекла к работе в нем таких же, как и она сама, неработающих жен руководящих сотрудников Уралмаша.

В 1947 году Борис Глебович перебрался в Озерск на строительство комбината "Маяк". Назначение произошло очень странным образом. Музруков уехал из Свердловска в Москву и... пропал. В то время такое исчезновение могло означать все, что угодно. В том числе и самое страшное. Анна Александровна находилась в полном неведении и тревоге до той минуты, пока "Голос Америки" не довел до сведения рабочих Уралмаша (именно так и было сказано), что их директор назначен директором атомного завода близ Кыштыма. Потом уже стало известно, что Сталин остановил свой выбор на кандидатуре Музрукова, хотя претендентов было около 30-ти. Так Борис Глебович оказался в будущей "сороковке". А вскоре туда вместе с детьми перебралась и Анна Александровна. Точнее, с двумя младшими детьми. Старший сын Володя уже учился в Москве и был женат на однокласснице Лиде, студентке Московского технологического института.
На новом месте Анна Александровна со свойственным ей энтузиазмом принялась налаживать быт семьи, поселившейся в коттедже на улице, которая сегодня носит имя директора "Маяка". В этом ей помогала приехавшая вместе с ними из Свердловска домработница Тоня. В ее обязанности входили уборка и стирка. Вскоре в доме появилась еще одна помощница - Маруся. К обеим женщинам относились, как к родным. Маруся готовила для всей семьи. В коттедже Музрукова была установлена огромная дровяная печь. Анне Александровне после операции нельзя было находиться у открытого огня, поэтому кулинарные обязанности и были возложены на Марусю, хотя готовить жена Музрукова очень любила.

Эту свою любовь она реализовывала другим способом: на холодных закусках и напитках. В узком кругу друзей, в числе которых были Морковины (начальник политотдела и его жена), Рыжовы (зам. директора по режиму и его супруга), Мишенковы, а также среди высокопоставленных гостей из Москвы (Курчатов, Александров), славилась музруковская водка. Ее Анна Александровна настаивала на инжире, изюме и корочках лимона. Выпивали в музруковском окружении совсем немного. Сам он не был любителем обильных возлияний. Рюмочка-другая - и достаточно. Время было такое, что людям приходилось контролировать себя даже во время дружеского застолья. Наверное, поэтому в гостях у Музрукова всегда бывали одни и те же люди, и Анна Александровна тоже не имела привычки искать себе подруг за пределами этого круга.

Невестка Музрукова Лидия Петровна вспоминает, как однажды свекор пришел с работы крайне уставшим, он плохо себя чувствовал, поэтому принял лекарство и лег отдыхать, отключив в спальне телефон. Звонок раздался внизу. Лидия Петровна взяла трубку и услышала требовательный, грубоватый мужской голос: "Музрукова мне!"

"Он отдыхает", - ответила Лидия Петровна. "Он что, не может взять трубку?" Молодая женщина была поражена тоном, который позволил себе звонивший. Она разбудила Бориса Глебовича. Оказалось, звонил Берия. Он приехал в город совершенно неожиданно для всех. Прежде чем спуститься вниз, Лидия Петровна успела услышать в телефонной трубке слова Берии: "Ты там лежишь или стоишь? А то ведь я и посадить могу". Борис Глебович, несмотря на недомогание, собрался и отправился на комбинат. Этот случай очень хорошо передает атмосферу того времени, которая заставляла даже таких уважаемых людей, как Музруков, постоянно находиться начеку.

Борис Глебович очень любил, когда родные собирались к обеду. Ради этого ежедневно накрывался большой стол. На крахмальную белую скатерть выставлялись праздничные приборы. Для каждого члена семьи предназначалось специальное колечко с именной салфеткой, которая менялась раз в неделю. Обязанность накрывать на стол была возложена на маленькую внучку Наташу. Тогда ее раздражал этот ритуал: "Неужели нельзя попросту, на кухне?"

Сейчас, спустя годы, Наталья Владимировна Калиновская понимает, каким важным элементом в жизни Музруковых была культура быта, соблюдение домашних традиций. Исходило это от Анны Александровны и поддерживалось Борисом Глебовичем. На ужин отец обычно приезжал к 19 часам, его уже ждала вся семья - и накрытый стол. Перед тем как вновь уйти на работу, Музруков с женой, детьми и домочадцами выходил на обязательную прогулку. Они могли качаться на качелях, в гамаке, просто прохаживаться вокруг дома, но это были те минуты, когда все обменивались новостями, общались друг с другом и чувствовали себя единым целым.

Юбилей семейной жизни должны были отмечать в августе 1951 года. А в мае Анны Александровны не стало. Ее похоронили в белом платье, о котором она так долго мечтала. Это платье сшили для Анны Александровны Марина Дмитриевна Курчатова и Лидия Петровна Музрукова, невестка Анны Александровны.

Нечасто бывает, чтобы невестка вспоминала о свекрови, как о самом дорогом человеке. Именно так относится к памяти Анны Александровны Лидия Петровна: "Это была удивительно справедливая женщина. Она не была добренькой, наоборот, очень строгой и волевой. Но, повторю еще раз, по-настоящему справедливой. Помню, как я стеснялась, оказавшись в семье Музруковых, в кругу московских гостей Бориса Глебовича. Анна Александровна всегда поддерживала меня, вселяла уверенность в свои силы. Я ей очень благодарна".




Ссылки:
1. Музруков Б.Г.: Юность в Петрограде, Технологический институт
2. Музруков Б.Г.: смерть жены 1951 г

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»