Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Кривцов Геннадий

Рассказ Анатолия Марченко

У Геннадия Кривцова жизнь была очень бурная, полная приключений. Между прочим, Генка - мой земляк, он тоже из Новосибирской области. Он в конце войны окончил Одесское артиллерийское училище, стал офицером, еще войну захватил. Но когда его часть проходила через Чехословакию, он дезертировал: влюбился в чешку, женился на ней, при ней остался. Чтобы не попасть под трибунал, бежал в Австрию. Вернулся в Чехословакию за женой - тут его и схватили. Конечно, трибунал, срок, лагеря, ссылка. Из ссылки он бежал - поймали, снова судили, дали новый срок. В очередном лагере Генка написал очерк в лагерную газету, его напечатали, а через некоторое время решили, что очерк антисоветский, и добавили срок. Вообще, Генка Кривцов как раз такой человек, про какого поется в тюремной песне: "Я твой навечно арестант, погибли юность и талант в стенах твоих". Действительно, "навечно арестант". Вся жизнь - лагеря да ссылки, да побеги, да новые сроки. Я и не упомню, в каких лагерях он сидел, сколько раз бежал, за что получал "довески". И все никак не угомонится, никак не может приспособиться. Или не хочет. Сам он небольшой, щуплый, тощий-тощий, я даже во Владимирке не много таких доходных видел. Но боевой, каких мало. Его еще в старых лагерях прозвали "сыном Троцкого"- за ловко подвешенный язык. Отрядные просто боялись с ним связываться: Кривцова все равно не переспоришь, только опозоришься. От таких, как он, стараются избавиться под любым предлогом. Конечно, его выпихивают не на волю, а либо в БУР, либо в тюрьму. Я с ним познакомился во Владимирке , а потом мы были вместе и на семерке . В тюрьме он начал писать повесть, я запомнил название- "В когтях у дьявола". О лагерной, тюремной жизни. Написал несколько глав, у него их отобрали, а его самого посадили для начала в тюремный карцер, предупредив: "Кривцов, вы заработаете еще срок!" После карцера воспитательную работу продолжали. Генку привели в кабинет, там с ним беседовал владимирский поэт Никитин. Он убеждал Генку раскаяться и писать на другие темы. Мол, у него, Кривцова, несомненно, писательский дар; если бы он переменил тенденцию своих произведений, чтобы их можно было печатать, то его бы, наверное, помиловали и тогда бы он остался во Владимире уже на воле, был бы принят в Союз писателей. Блестящие перспективы не привлекли Генку. Он остался "вечным арестантом". У Кривцова в Новосибирске живет замужняя сестра. И она, и ее муж члены партии, он- парторг на заводе, она- работник идеологического отдела горкома. Об этом узнало тюремное начальство, и Генке предложили вступить с сестрой в открытую дискуссию, то есть писать ей сколько угодно и что угодно, высказывать все свои убеждения. Обещали, что ему ничего не будет, цензура пропустит его письма. И вот началась полемика между братом и сестрой. Генка верующий, в она, конечно, атеистка: на эту тему и произошел их первый обмен мнениями.

Оказалось, что убежденная атеистка не очень тверда в своих убеждениях, во всяком случае, не в состоянии отстоять свои взгляды. Так что начальство очень скоро прикрыло диспут и вернуло Генкину переписку в установленные рамки.

Ссылки:
1. Марченко Анатолий: Дурдом в лагерной больнице
2. Марченко Анатолий: О друзьях-товарищах

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»