Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

РНИИ (Реактивный научно-исследовательский институт): организация

После пуска ракеты "09" С.П Королев вновь поставил перед Управлением вооружений РККА вопрос об использовании ракет в качестве оружия. М.Н. Тухачевский, который первым понял важность этой проблемы, теперь окончательно утвердился во мнении о необходимости скорейшего объединения двух родственных научно-производственных организаций - ГДЛ и ГИРД - в едином институте. Будучи эрудированным и талантливым военным руководителем, он хорошо понимал будущее значение ракетной техники для обороны страны. В 1965 г. Я.М. Терентьев вспоминал, что поставленная тогда задача выражалась формулой: "ГИРД плюс ГДЛ, плюс производственная база, плюс время будет равно ракете (мощному снаряду) с радиусом действия 100-1000 километров. В то время фантазии на больший радиус действия у нас не хватало".

Вопрос об объединении двух ракетных организаций обсуждался давно. В мае 1932 г. М.Н. Тухачевский представил председателю Комиссии обороны СССР В.М. Молотову доклад "Об организации Реактивного института", где обосновал необходимость "скорейшего и полного разрешения реактивной проблемы в части ее практического приложения к военной технике". Далее он подчеркнул, что "Реактивный институт должен быть организован на основе последних достижений науки и техники по реактивному вопросу с использованием лучших кадров ГДЛ и ГИРД. Он должен быть укомплектован лучшими научными и инженерно-техническими силами, работающими в Союзе по вопросам реактивного действия". 25 февраля 1933 г. в Управлении военных изобретений РККА состоялось совещание с участием руководителей ГДЛ и ГИРД для обмена мнениями по вопросу объединения. И Б.С. Петропавловский ( ГДЛ ), и С.П. Королев ( ГИРД ) считали необходимым слияние обеих организаций в единый научно-исследовательский институт. Это позволило бы, по их мнению, значительно повысить уровень работ, создать надежные, высокоэффективные' двигатели и ракетные летательные аппараты. Итогом совещания явилась секретная записка, составленная Я.М. Терентьевым и с согласия М.Н. Тухачевского направленная в ЦК ВКП(б). В ней говорилось о теоретических и практических достижениях ленинградской Газодинамической лаборатории и московской Группы изучения реактивного движения, обосновывалась важность создания на их базе научно-исследовательского института. По свидетельству Я.М. Терентьева, через несколько дней М.Н. Тухачевский и заместитель наркома тяжелой промышленности И.П. Павлуновский были вызваны к И.В. Сталину . Решение об организации в Москве Реактивного научно-исследовательского института было принято и направлено в Совнарком СССР на исполнение. После этого М.Н. Тухачевский пригласил Королева к себе, чтобы выслушать его мнение относительно структуры института и его научной тематики. Его интересовало в том числе, нельзя ли предложить для размещения института уже готовое подходящее здание, так как строительство нового задержало бы начало работ на несколько лет. Вскоре соображения по структуре Реактивного института и его задачам М.Н. Тухачевский доложил председателю Совнаркома СССР В.М. Молотову . После их одобрения была образована комиссия в составе секретаря МК ВКП(б) Н.С. Хрущева , Я.М. Терентьева и представителя ОГПУ , которой поручалось подобрать для института подходящее помещение из уже имеющихся. После длительных поисков комиссия остановила свой выбор на здании тракторной лаборатории Всесоюзного института сельскохозяйственного машиностроения в Лихоборах . 21 сентября 1933 г. М.Н. Тухачевский подписал приказ * 0113 Революционного военного совета СССР о создании РНИИ в системе Народного комиссариата по военным и морским делам СССР и утвердил "Временное положение о Реактивном научно-исследовательском институте РККА". Постановлением Совета Труда и Обороны * 104сс от 31 октября 1933 г. за подписью В.М. Молотова организация РНИИ возлагалась на Народный комиссариат тяжелой промышленности . Начальником института был назначен руководитель ГДЛ Иван Терентьевич Клейменов , его заместителем - Сергей Павлович Королев . Сохранилась справка от 9 декабря 1933 г., в которой удостоверялось, что СП. Королев действительно является заместителем начальника института с окладом 700 рублей. 23 ноября 1933 г. руководство Осоавиахима приняло решение наградить отличившихся работников ГИРД почетными знаками и ценными подарками. Награждение проводилось в начале декабря в клубе "Искра". Отец пригласил с собой на этот вечер Марию Николаевну и мою маму. Ему был вручен серебряный портсигар с надписью: "Организатору и руководителю ГИРД инженеру СП. Королеву от Президиума ЦС ОАХ СССР. 23 ноября 1933 г.". В.П. Авдонин и Е.С Щетинков получили именные часы. На крышке часов Евгения Сергеевича написано: "Лучшему ударнику инженеру-изобретателю тов. Щетинкову Е.С. от Президиума ЦС ОАХ СССР". В.В. Иванова была награждена именной готовальней, В.В. Горбунов и С.А. Пивоваров - значками отличников Осоавиахима. Так закончился гирдовский период жизни отца, период его становления как руководителя коллектива, осуществившего пуски первых советских ракет. Гирдовцев справедливо называют пионерами ракетостроения. Королев давно понял, что не одиночки-ученые, а коллективное творчество определяет успех в современной технике. Но при этом он считал, что чем сложнее работа, тем больше инициативы должен проявлять исполнитель. Он не занимался мелочной опекой, давая в рамках общего замысла простор творческим проявлениям каждого члена коллектива. Он умел объединить вокруг себя способных, мыслящих, преданных общему делу людей. Соратники могли обращаться к нему с любыми вопросами, но при этом должны были иметь свои соображения по существу дела. Такой стиль руководства сохранился у отца и в дальнейшем, когда в его подчинении находились уже не десятки, а десятки тысяч человек. Гирдовцев всегда удивляло, как он все успевал: руководил Группой, вникал в проектные разработки бригад, участвовал во всех серьезных испытаниях и экспериментах. Но главное - он всегда старался довести начатое дело до конца, заражая всех своей энергией и верой в достижение цели. Цепочка, начатая маленькой ракетой "09" в ГИРД, протянулась через модели крылатых ракет в РНИИ к мощным межконтинентальным ракетам и космическим кораблям. А на месте запуска первых советских ракет на Нахабинском военно-инженерном полигоне 5 ноября 1966 г. был установлен гранитный обелиск с силуэтом ракеты "09" и надписью "Королев СП., Цандер Ф.А., Тихонравов М.К. Гирдовцам от комсомольцев Нахабинской средней школы * 2". Это первый в стране памятник, увековечивший имена и дела пионеров ракетной техники. 17 августа 1983 г., в день 50-летнего юбилея запуска "девятки", на месте ее старта были установлены копии пускового станка и ракеты "09", а также одна из послевоенных стратегических ракет. Да, с полным правом можно утверждать, что путь в космос начинался в Нахабино. Космонавты называют это место Байконуром * 1. Еще один памятник гирдовцам открыли 11 июня 1989 г. в станице Некрасовской Краснодарского края по инициативе местных краеведов. В центре его - две стелы с датами: 1933 и 1957. На одной из них - модель ракеты 09, на второй - первого искусственного спутника Земли. Под ними высечены слова отца: "Человеческий разум безграничен, как сама Вселенная". Слева и справа - монументальные гранитные стены. На левой - надпись: "Они были первыми" - и фамилии членов первой, второй и третьей бригад ГИРД. На правой - под словами: "Слава Советской науке" - списки гирдовцев четвертой бригады и производственников. Есть памятник гирдовцам и вне Земли: цепочке кратеров протяженностью около 500 км на обратной стороне Луны присвоено наименование "ГИРД". После слияния ГИРД и ГДЛ большая часть гирдовцев перешла вместе с отцом в РНИИ, другие ушли в иные организации и потеряли связь друг с другом. Они встретились вновь по инициативе С.П. Королева в день празднования 60-летнего юбилея М.К. Тихонравова

Ссылки:
1. РНИИ (РЕАКТИВНЫЙ ИНСТИТУТ), 1933-1938

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»