Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

ГИРД: разработка и пуск ракеты "09" конструкции М.К. Тихонравова1

Источник: Королева Н.С., 2002

Будучи человеком конкретным, Королев С.П. всегда стремился воплотить свои проекты в металле - будь то планер, самолет или ракета. Он понимал, что полет ракеты заставил бы даже скептиков признать полезность гирдовских разработок. Это было нужно и самим работникам ГИРД, чтобы они увидели результат своего труда. А скептиков было немало. 5 мая 1933 г. отец вырезал из газеты "Вечерняя Москва" заметку А. Глебова, называвшуюся "Реабилитация ракеты". В ней автор резко критиковал писателя Г. Медынского, который в своем романе "Самстрой" утверждал: "Когда миллиарды людей будут сыты, когда мы откормим голодающих китайских кули, индусских крестьян и не только их самих, когда мы залечим следы этого голодания в их потомстве, когда мы переделаем породу людскую, когда не только социализм, а коммунизм принесет свои плоды человеку...", - только тогда можно будет, по его мнению, заниматься ракетами. А. Глебов назвал эти высказывания писателя иллюстрацией "технической малограмотности". Заканчивалась заметка словами, подчеркнутыми отцом: "Полет советских ракетопланов суждено увидать не "потомству" китайских кули, а им самим, а равно и нам в пределах ближайших десяти-пятнадцати лет. Ракета, подлинная зарница грядущих технических побед коммунизма, должна быть литературно реабилитирована. Долг советской литературы привлечь серьезное внимание масс к этой, стоящей в порядке дня научно-технической проблеме, не дискредитировать ее походя, а облегчить и ускорить ее разрешение".

Послужить такой реабилитации могла бы ракета "09" конструкции М.К. Тихонравова . Интересна история ее создания. Ракета была задумана на топливе, состоящем из бензина и жидкого кислорода. Но, чтобы избавиться от сложной системы подачи этих компонентов, было решено подавать жидкий кислород под собственным давлением, возникающим в процессе его испарения, а второй компонент поместить непосредственно в камеру сгорания. Поскольку работа двигателя предполагалась продолжительной, этот второй компонент должен был иметь малую скорость горения. Несмотря на то что в качестве второго компонента топлива сразу избрали бензин, в бригаде М.К. Тихонравова производились опыты в поиске и других горючих. А попытка создать надежный воспламенитель на основе стронция и хлорноватокислого калия с добавлением угля и технического вазелина не только оказалась неудачной, но едва не привела к трагическим последствиям. Камера с медленно горящей смесью при испытаниях взорвалась. По всему коридору гирдовского подвала прошла взрывная волна. Захлопали двери, деревянная перегородка инструментальной, примыкавшей к испытательному боксу, покосилась, и инструменты оказались на полу. А сами испытатели, работавшие за кирпичной стеной полуметровой толщины, едва устояли на ногах. Некоторые оглохли настолько, что пришлось обращаться за медицинской помощью. Составили акт, в котором указали, что подобных опытов в подвале жилого дома проводить не следует, и решили идти домой. Но выйти из подвала оказалось непросто. У дверей собрались возмущенные жильцы, вооруженные чем попало. Дело в том, что от взрыва дом сильно содрогнулся, на верхних этажах со стен упали зеркала и картины. Жильцы были настроены так воинственно, что гирдовцам пришлось звонить в милицию - просить, чтобы она их выручила. После бурного объяснения руководства ГИРД с жителями дома скандал кое-как удалось погасить. И такие неприятности случались не единожды. Могла испортить всем настроение бригада Ю.А. Победоносцева . В подвале почти не было вентиляции, и когда жгли фосфор, по лестничной клетке валил густой дым. Да и аэродинамическая труба, которую строила эта бригада, выла и свистела громче всяких сирен. Мария Николаевна вспоминала, как однажды отцу срочно понадобились деньги и он попросил привезти их на Садово-Спасскую. Отец ждал ее у входа в подвал, однако внутрь не впустил, сказав: "Мамочка, работа наша очень опасная. Газ, с которым мы работаем, в любую минуту может взорваться и все полетит вверх тормашками. Я твоей жизнью не хочу рисковать - внутрь тебя не пущу". Что же касается горючего для ракеты "09", то после взрыва окончательно решено было остановиться на использовании бензина. Но с этим компонентом случилась отдельная история. Старший инженер второй бригады Н.И. Ефремов рассказывал, что после отдыха в Гаграх летом 1932 г. он по заданию отца поехал в Баку для чтения лекций по ракетной технике. По дороге, в поезде, он прочел в газете заметку о создании в Германии твердого спирта, и она навела его на мысль о твердом топливе для ракет. В Баку он познакомился с активистом Осоавиахима, сотрудником Азербайджанского нефтяного института Ф.М. Гурвичем , который по его просьбе изготовил и передал Н.И. Ефремову "сгущенный" бензин. Технология производства этого продукта оказалась простой. Бензин смешивали с канифолью и получалась масса типа тавота или солидола. Эту массу при заправке ракеты нужно было нанести на специальную решетку, установленную в камере сгорания. Отец сразу понял преимущество такого горючего и оценил удобство его использования при заправке двигателя ракеты на месте ее испытаний. Сработали инженерная интуиция, умение выбрать наивыгоднейший вариант из множества возможных, найти кратчайший путь к достижению цели. Способность интуитивно, раньше других, видеть отличала его и потом, когда он стал Главным конструктором ракетно-космических систем. Но закладывались эти качества в ГИРД - первом коллективе, которым он самостоятельно руководил. Огневые стендовые испытания с применением "сгущенного" бензина, проведенные в декабре 1932 г., в которых отец участвовал вместе с Н.И. Ефремовым и Ю.А. Победоносцевым, подтвердили пригодность и целесообразность его использования.

В апреле 1933 г. начались стендовые испытания ракеты "09", или "девятки", как ее называли. Они проходили на подмосковном полигоне в Нахабино . Королев С.П. участвовал в большинстве испытаний, а их состоялось больше сорока. Еще со студенческих лет он придавал важное значение экспериментальной проверке каждого нового объекта. Понимая, что в ходе испытаний могут выявляться слабые места конструкции и проекта в целом, он взял себе за правило лично участвовать во всех испытательных работах и старался следовать этому правилу всю жизнь. Ракете "09" Королев уделял особое внимание с самого начала - верил, что она обязательно полетит. Ракета длиной 2 м 40,5 см имела сигарообразную форму. Наружный диаметр ее составлял 18 см, расчетная высота полета при вертикальном старте - 5000 м. Весила она около 18 кг. Корпус ракеты изготовили из дюраля - сплава на основе алюминия. Ракета состояла из трех частей. Поскольку ее предполагалось использовать многократно, в головной части помещался парашют, выбрасываемый пиропатроном через определенное время после старта. До автоматики было еще далеко, и момент срабатывания пиропатрона определялся длиной бикфордова шнура, поджигаемого на земле. В средней части ракеты располагался цилиндрический дюралевый бак с жидким кислородом, испарение которого после закрытия горловины создавало в баке повышенное давление, и под этим давлением жидкий кислород подавался в хвостовую часть, где устанавливалась камера сгорания, заполненная сгущенным бензином. В верхней части бака имелся предохранительный клапан для сброса избыточного давления. Между баком и камерой сгорания находился пусковой кран. Клапан и кран под воздействием температуры жидкого кислорода (-183 *С) часто замерзали и не срабатывали. Случались и другие неполадки - после каждого отказа намечались пути их устранения. Например, в качестве эфективной меры применяли отогревание крана обычной водой. Наконец была назначена дата пуска - 11 августа 1933 г. Желающих увидеть первый старт ракеты своими глазами оказалось так много, что единственная имевшаяся в ГИРД грузовая машина оказалась набитой битком и виновницу торжества - ракету - пришлось везти на коленях. Но в тот день ракета не взлетела - отказало зажигание. Причину установили сразу же и устранили быстро, так что повторный пуск назначили через два дня. На сей раз желающих ехать на полигон оказалось меньше - первая неудача кое-кого разочаровала. Однако отец был уверен в успехе и даже пригласил на пуск начальника Управления военных изобретений Я.М. Терентьева , который покровительствовал ГИРД. Казалось, теперь уже все продумано и предусмотрено, однако ракета вновь осталась в пусковом станке. Причина - отсутствие на ракете манометра, который позволил бы точно определить момент достижения пускового давления кислорода и который, несмотря на все усилия, не смогли достать. Я.М. Терентьев обещал помочь. Новый пуск назначили на 17 августа. Уже мало кто верил в успех, кроме самих создателей ракеты и, конечно, Королева. Никогда не бросать начатое дело, довести его до конца любой ценой - таков принцип, которому он следовал всю жизнь. Я.М. Терентьев вспоминал, что доложил М.Н. Тухачевскому о предстоящем пуске ракеты и тот сказал, что обязательно поедет в Нахабино, чтобы увидеть все своими глазами. Но в ночь с 16 на 17 августа Михаил Николаевич сообщил Я.М. Терентьеву по телефону, что поехать не сможет, так как должен присутствовать на заседании в ЦК ВКП(б). Он приказал Я.М. Терентьеву испытания не отменять и принять в них участие. На полигон приехали утром и весь день тщательно проверяли каждый агрегат. Около семи вечера подготовка наконец закончена. Ракету заправляют "сгущенным" бензином и устанавливают в пусковой станок. Производят заливку жидкого кислорода, однако давление его вопреки расчетам не достигает пусковой величины - 18 атмосфер, а остается на цифре 13,5. Ясно, что с таким давлением ракета не достигнет расчетной высоты, но при первом пуске это не имеет значения. Важно, чтобы она взлетела. Королев поджигает бикфордов шнур, и они с Н.И. Ефремовым быстро уходят в блиндаж, где уже находится З.И. Круглова , ответственная за включение зажигания. Дается команда "контакт", З.И. Круглова отвечает: "Есть контакт" - и крутит рукоятку магнето, а Н.И. Ефремов дергает за трос, прикрепленный к ручке пускового крана. Кран открывается -жидкий кислород начинает поступать в камеру сгорания. Слышится резкий хлопок, затем гул работающего двигателя и ракета медленно поднимается вверх. Она летит на высоте всего около 400 м и всего 18 секунд, но это неважно. Свершилось главное: первый полет первой советской ракеты состоялся!

Радости участников события не было конца. Наконец-то успех - многомесячная работа оказалась не напрасной. Все обнимали и целовали друг друга. Е.М. Матысик и Л.А. Иконников перед стартом ракеты забрались на дерево, чтобы лучше следить за ее полетом. Увидев ракету в воздухе, они так обрадовались, что стали подпрыгивать на ветках, в результате чего Е.М. Матысик свалился на землю, потеряв крагу. Ракета упала в лесу. Все бросились туда, преодолев по дороге высокий деревянный забор ограды полигона. Но, наверное, если бы им встретилась неприступная стена или скала, это тоже не остановило бы их - в такие моменты преград не существует. Ракета лежала на земле. От ударов о деревья при падении она разрушилась на несколько частей. Их собрали, осмотрели, сфотографировали и перенесли к месту старта. После этого составили акт. Он написан простой чернильной ручкой на листке, вырванном из конторской книги, но является ценным историческим документом.

"АКТ Мы, нижеподписавшиеся, комиссия завода ГИРД по выпуску в воздух опытного экземпляра объекта 09 в составе: Начальника ГИРД ст. инженера Королева , ст. инженера бригады N 2 Ефремова , начальника бригады * 1 ст.инженера Корнеева , бригадира слесарей производственной бригады Матысика , сего 17 августа, осмотрев объект и приспособление к нему, постановили выпустить его в воздух. Старт состоялся на станции * 17 инженерного полигона Нахабино 17 августа в 19 часов 00 минут. Вес объекта = 18 кг. Вес топлива - твердый бензин - 1 кг. - кислорода 3,5 кг. Давление в кислородном баке - 13,5 атм. Продолжительность взлета от момента запуска до момента падения - 18 сек. Высота вертикального подъема (на глаз) = 400 м. Взлет произошел медленно. На максимальной высоте ракета пошла по горизонтали, затем по отлогой траектории попала в соседний лес. Во все время полета происходила работа двигателя. При падении на землю была смята оболочка. Сломан соединительный кран. Перемена вертикального взлета на горизонтальный и затем поворот к земле произошли вследствие пробивания газов (прогар) у фланца, вследствие чего появилось боковое усилие, которое и завалило ракету. Составлен в 1 экз. и подписан на станции Нахабино 17 августа в 20 час. 10 мин, 1933 г."

Гирдовский фотограф, токарь Б.В. Шедко , сфотографировал улыбающихся гирдовцев у лежащей ракеты. Возбужденные, с песнями и безудержным весельем поздно вечером вернулись домой. Отец радовался вместе со всеми - ведь это была первая и очень важная победа небольшого коллектива, который он возглавлял. И главное: если взлетела первая ракета, значит, полетят и другие - выше и дальше. В тот же вечер Я.М. Терентьев доложил М.Н. Тухачевскому об итогах испытания и тот распорядился пригласить к нему начальника ГИРД. На следующий после пуска "девятки" день отец и Н.И. Ефремов отправились в Управление военных изобретений и Центральный совет Осоавиахима, чтобы сообщить об успешном запуске ракеты, а конструкторы второй бригады - З.И. Круглова, O.K. Паровина и Н.И. Шульгина - подготовили протокол * 43, в котором подробно изложили ход и результат испытания ракеты "09". В тот же день Н.И. Ефремов отправил телеграмму М.К. Тихонравову , который в то время проводил вместе с В.А. Андреевым, Я.А. Голышевым и B.C. Зуевым отпуск в туристическом походе по реке Хопер. Телеграмма была краткой: "Экзамен сдал тчк Коля". В.А. Андреев вспоминал, как, приплыв в Новохоперск, он и М.К. Тихонравов немедленно отправились на почту. Прочитав историческую телеграмму, они дружно крикнули "ура" и исполнили "дикий" танец, чем вызвали недоумение окружающих. За обедом на берегу Хопра был провозглашен тост за успех в работе по объекту "09", а Михаил Клавдиевич произвел троекратный салют из охотничьего ружья. Конечно, вряд ли они тогда думали, что первой советской ракете суждено стать предвестницей освоения космоса, но несказанно радовались завершению важного этапа своей работы.

Встреча М.Н. Тухачевского с С.П. Королевым состоялась поздним вечером 20 августа в кабинете Михаила Николаевича в присутствии Я.М. Терентьева и заместителя начальника вооружений РККА Н.А. Ефимова . Когда Королев вошел в кабинет, М.Н. Тухачевский вышел из-за стола, поздоровался и извинился за то, что не смог присутствовать 17 августа на полигоне. Усадив посетителей в кресла, стал задавать вопросы. Его интересовало все: конструкция ракеты, работа двигателя, а главное - перспективы развития ракетной техники. Интересовался он также кадрами и условиями труда. Получив удовлетворившие его ответы, М.Н. Тухачевский пожелал ракетчикам новых успехов и пообещал в скором времени посетить Нахабинский полигон.

Ссылки:
1. ГИРД (ГРУППА ИЗУЧЕНИЯ РЕАКТИВНОГО ДВИЖЕНИЯ (1931-1933)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»