Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

У Классона И.Р. завязалась переписка С.Н. Мотовиловой 19592

Ученица Ульянова написала мне, что среди этих писем были и письма от Игнатович , что подтверждает ее энергию. Кстати, Софья Николаевна считала, что Лена тем больше ненавидела (и особенно дурно отзывалась о них) тех из своих родственников, которые больше всего ее благодетельствовали, и что Катя была исключением, о ней Игнатович написала очень положительно. В Москве я познакомился со старшей сестрой Софьи Николаевны - Зинаидой Николаевной и ее сыном Виктором (и уже потом заезжал к ним в Киеве). По инициативе Зинаиды Николаевны познакомился со старшим сыном старого товарища Роберта Эдуардовича академика АН УССР Леонида Николаевича Яснопольского - Сергеем Леонидовичем Яснопольским и его женой, бывшей моей сослуживицей по Гидроэнергопроекту. От Софьи Николаевны я узнал, что в Москве живет младший сын (в детстве - Толя) младшей сестры моего отца. У Яснопольского, знавшего его еще по Киеву, узнал его адрес и побывал у Анатолия Петровича Александрова весной 1964 г. (заодно передал ему книжку Каменецкого "Роберт Эдуардович Классон" ). И увидел, впервые после 1913 г., его сестру Валерию Петровну , которую знал еще по Карлсбаду, когда она приезжала к нам с бабушкой Анной Карловной .

Относительно судьбы архива лозаннских Ульяновых можно отметить, что он, похоже, был разделен по жизни на две части. В своей эмигрантской повести "По обе стороны Стены" (1978-79 гг.) В.П. Некрасов упоминал:

"Через год после дядиной смерти неизвестный молодой человек привез мне в Париж довольно солидную картонку <...>. В ней оказались письма. С швейцарскими и русскими марками - Вильгельм Телль на первых, и скучные, с двуглавым орлом вторые - романовской серии с императорами тогда еще не было. Внутри конвертов изящные, несегодняшние почерка. Содержание тоже в общем не совсем сегодняшнее. До сих пор я к этим письмам не прикасался. Только рассортировал. Как-то боязно окунаться в чужую жизнь, хотя и родительскую". Каким образом и кем архив В.Н. и Н.А. Ульяновых был разделен на две части, можно только догадываться. По крайней мере, через полгода после смерти Н.А. Ульянова И.Р. Классон в декабре 1977-го предложил "принять часть архива" отделу рукописей "Ленинки" . Выходит, он был в курсе того, что другая часть архива Ульяновых уже предназначалась В.П. Некрасову? Отметим также, что весьма энергичная Е.А. Игнатович одолжила и у И.Р. Классона довольно крупную сумму и затем несколько лет отдавала этот долг небольшими порциями. Может быть, до конца и не вернула его. Но не это важно. Важно, что предприимчивая Елена Александровна, выполняя свою цель - "занять бабок и пожить на халяву у богатых московских родственников", случайно связала их с другими Мотовиловыми, разбросанными по Советскому Союзу и даже, косвенно, с В.Н. Мотовиловой и Н.А. Ульяновым, оказавшимися в Швейцарии.

В самом начале 1990-х Е.А. Игнатович с семьей, уже как "беженка из Ферганы" (в 1989-м там произошли погромы), получила визу в США и улетела туда с дочерью и кошкой (на последнюю надо было получить особое, ветеринарное разрешение). Автор этих строк с братом Андреем провожали их со съемной московской квартиры в аэропорт Шереметьево-2. А ее сын улетел в Америку, по-видимому, позже, уже после того как ликвидировал свой бизнес в Москве. Е.А. Игнатович прислала А.И. Классону, кажется, единственное письмо о том, как устраивалась - должна была получить гражданство США и оформить пенсию. После чего ее следы затерялись на американских просторах.

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»