Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Несмотря на ГОЭЛРО, электрификация России уменьшается 1922

Секция Энергетики (копия Президиуму Госплана) 11 апреля 1922 Я прошу Госплан уделить внимание положению центральных электрических станций в связи с вопросом об электрификации России. Я принужден остро поставить вопрос о центральных электрических станциях как по своему служебному долгу - как член Правления Треста МОГЭС и сотрудник Госплана, так и по своему прошлому - я 29 лет активно участвовал в постройке и эксплуатации крупнейших русских станций и потому не могу равно-душно смотреть на их систематическое разрушение.

В течение года с лишним Комиссия ГОЭЛРО составляла план электрификации России, этот план был одобрен всеми высшими государственными учреждениями и поставлен в тесную связь с предстоящим возрождением России. Работы ГОЭЛРО были сданы затем Комиссии Госплана .

Насколько бодр и оптимистичен был общий тон ГОЭЛРО, намечавшего десятилетнюю интенсивную работу для выполнения своей программы, настолько безнадежный тон по отношению к тем же вопросам взял Госплан. Постепенно одно строительство за другим признавались второразрядными, уже начатые работы прекращались, и программа все более и более сокращалась. Однако это медленное увядание никогда официально не формулировалось, и вопрос о решительном сокращении строительства не подчеркивался, все делалось от случая к случаю, как будто не касаясь общей программы, которая как будто продолжала оставаться незыблемой.

К сожалению, та же сократительная тенденция проявлялась во всех тех случаях, когда в Госплан поступали нужды существующих центральных станций и их просьбы заказать для них резервные части, новые машины и прочее. Госплан и тут проявлял чрезвычайную экономию, упуская из виду, что в данном случае экономия очень быстро превращалась в собственную противоположность - в расточительность.

Станции, оставшись без запасных частей, без замены изношенных аппаратов и механизмов, опускались на низшую ступень и хищнически тратили драгоценное топливо. В настоящее время положение станций стало настолько острым, что дальше замалчи-вать его нельзя. Все инстанции исчерпаны, нигде нужды центральных станций не нашли себе должного сочувствия, всюду они наталкивались только на "экономию". И потому я решаюсь изложить Госплану истинное положение станций во всем его неприглядном виде, считая, что Госплан менее чем кто-либо другой, имеет право предаваться необоснованному оптимизму.

Я утверждаю, что за последние годы электрификация России, взятая в целом, идет не вперед, а назад, то есть, что сумма мощностей электротехнических сооружений не увеличилась, а уменьшилась. К сожалению, у нас по отношению к электрификации принято говорить слащаво- оптимистическим тоном, чуждым всякого делового отношения, принято умиляться над тем, что "такая-то деревня освещается электричеством, а там-то даже несколько деревень объединились и совместно освещаются". Все это, конечно, хорошо, но при этом упускается из виду другая история. А именно, в огромном большинстве случаев эти машины сняты с соседних фабрик, которые тем самым обречены на длительное бездействие, а с государственной точки зрения установка динамо-машины на фабрике, вероятно, имеет большее значение, чем установка той же машины в деревне. Но не эта сторона важна, и я на ней останавливаться не буду.

Сейчас важно положение больших центральных электрических станций . Отличительная особенность центральной электрической станции та, что она ежегодно должна поглощать значительное количество основного капитала для своего расширения. Пример крупнейших станций в России это ярко подтверждает: с 1910 по 1916 г., за 6 лет, в Московскую и Петербургскую станции бывш. О-ва 1886 г. было вложено нового капитала 33 194 000 р. (золотом), что составит около 5 миллионов рублей в год. Интересно, что за то же время дивиденд составил около 19 000 000 руб., так что в предприятие был вложен не только весь дивиденд, но еще 14 194 000 руб. лишних. С конца 1917 года положение вещей резко меняется: станции переходят в руки Государства, наступает эпоха гражданских войн, и ни о каком расширении думать не приходится, так как производство резко падает. В 1920 году прекращается военный период и, казалось бы, в связи с программой электрификации России, центральным станциям должно было уделяться особое внимание, так как на них должно базироваться возрождение промышленности. С 1921 года намечается перелом в связи с новой экономической политикой , станции начинают развивать свое производство, сначала медленно, потом все быстрее и быстрее, и уже в будущем 1923 году мощность станций окажется недостаточной для удовлетворения потребностей. Что же делает Государство для удовлетворения будущей потребности промышленности и населения? Пока ничего. Больше того, оно, взяв все права, фактически не приняло на себя обязанности поддерживать станции жизнеспособными. Станции медленно, но сис-тематически разрушаются. Прилагаемая при сем диаграмма показывает наглядно, как разрушается Петербургская 1-ая Электрическая станция: каждый год выбывают турбины из строя, иногда их удается отремонтировать путем невероятных усилий, но вслед за тем выбывают из строя другие турбины, и сейчас уже станция работает без резерва. В будущем году она не в состоянии будет удовлетворять потребностям города.

На Московской станции происходит тот же процесс, хотя и несколько медленнее; на ней так же имеется турбина, которая уже свыше года стоит, так как разрушены лопатки. К сожалению, заказ необходимейших резервных частей, о котором станции начали хлопотать с марта 1920 года, только через 18 месяцев, к октябрю 1921 года, прошел все бесчисленные комиссии. Сейчас уже более двух лет прошло с тех пор, как заявлено о необходимости заказа турбинных лопаток, но их все еще нет. За это время потребности станции вновь чрезвычайно возросли, начинают выбывать из строя экономайзеры, питательные насосы, дымовые трубы. Словом, целый ряд механизмов опускается все ниже и ниже за неполучением необходимых средств для ремонта.

Но вот результаты экономии: раньше Московская станция производила на каждый пуд нефти 22 киловатт-часа, сейчас же она производит только 17, несмотря на то, что ее котлы работают сейчас образцово, насколько это возможно без термометров, пирометров и прочих приборов. Ежегодно мы теперь сжигаем хищнически много десятков тысяч пудов драгоценной нефти, стоимость которой далеко превышает стоимость запасных частей. Повторяю, экономия превратилась в расточительность. Нигде нужды центральных станций не встречают отклика. Центральные электрические учреждения непрерывно реформируются, в них с калейдоскопической быстротой меняются лица, и, может быть, поэтому никто в положение электрических станций не вникает. Возвращаясь к вопросу об электрификации, я прошу противопоставить то, что сделано за последние годы в области нового строительства, тому, что выбыло из строя за те же годы на существующих станциях: две Бакинские станции потеряли свыше 20 000 киловатт; Петроградская станция потеряла половину своей мощности; с Московской станции сняты две машины на 2 000 киловатт (правда, устаревшие) и выбыла из строя одна машина в 5 000 киловатт; еще две машины работают без некоторых дисков и ослабели процентов на десять; на Электропередаче уже около года не работает генератор N2. Какие же плюсы противопоставить этим минусам, которых можно насчитать еще очень много? К сожалению, только небольшую опытную станцию на Шатуре, котельная установка которой может дать 3-4 тысячи киловатт; затем станцию на Кашире, котлы которой могут дать 4-5 тысяч киловатт; затем несколько мелких станций, не идущих в счет. И это все. Предстоящий пуск станции в Петрограде (Уткина Заводь) не изменит положения вещей, так как станция имеет только одну машину без резерва. Гидравлические станции могут пойти в ход лет через пять. Остальные строительства приостановлены или ведутся таким ничтожным темпом (Нижегородская), что могут начать играть роль опять-таки только через несколько лет. Все это очень печально, но нельзя на это закрывать глаза, и менее всех - Госплану.

Я считаю, что вся задача ближайшего момента должна свестись к активной и реальной поддержке существующих станций. Ведь ясно, что установка новой, вполне современной турбины на существующих станциях будет стоить в десять раз дешевле, чем установка той же турбины на новом месте, где все надо создавать: и здания, и жилье для персонала, и линии и все прочее. Ясно, что эти новые станции будут производить электрическую энергию во много раз дороже стоимости той же энергии на существующих станциях, так как на их малую производительность тяжелым бременем ляжет весь огромный актив и большие эксплуатационные расходы.

Сейчас никто не делает подсчетов, бухгалтерии почти не существует. Но если произвести подсчеты, то получился бы трагический результат: население уже не в состоянии по своим платежным средствам оплачивать электрическую энергию. Простейший подсчет это подтверждает. Возьмем Москву: на 1 пуд нефти на станции получается 17 киловатт-часов; считая нынешние огромные потери в сети 30% до абонента, это составляет около 12 киловатт-часов у абонента; стоимость пуда нефти сейчас 800 000 рублей, следовательно стоимость нефти на киловатт-час около 70 000 руб.; так как нефть всегда составляла в среднем 50% расходов, то себестоимость киловатт-часа у абонента составит для станции около 140 000 руб. Для освещения эта себестоимость должна быть помножена, по крайней мере, на полтора, то есть киловатт-час уже сейчас может продаваться без убытка для световых целей не ниже 200 000 рублей. По сравнению с другими источниками света это может быть и немного, но, абсолютно считая, это не под силу большинству населения. Считая 1 рубль довоенный равным 1 миллиону, это дает прежнюю цену в 20 коп. за киловатт-час, но платежная сила населения упала во много раз, и для него это непосильно.

Поэтому, в интересах возможности развития промышленности и для поддержания населения впредь до улучшения его экономического положения, Государство должно, кроме всех расходов по капитальному ремонту и по расширению, еще нести часть расходов по содержанию электрических станций, хотя бы в виде предоставления топлива, так как, благодаря обнищанию населения, станции едва ли в состоянии будут окупаться, так же как не окупаются железные дороги, нуждающиеся в поддержке Государства.

Я полагаю, что Госплан всем своим авторитетом должен поддержать существующие государственные станции и должен настоять на том, чтобы Государство, взявши на себя права, приняло бы на себя также и те обязанности, которые раньше нес капитал. А именно, обязанность не только поддерживать станции на должной технической высоте, но и расширять их согласно выясняющимся потребностям, а этот момент уже сейчас наступает. В связи с этим, я полагаю, Госплану необходимо пересмотреть вопрос об электрификации в целом и дать себе отчет, прав ли я, утверждая, что электрификация идет назад, а не вперед. РГАЭ, ф. 9508

Ссылки:
1. ЭНЕРГЕТИКА РОССИИ ПРИ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (ДО 30-х гг)
2. ГОЭЛРО (Государственная комиссия по электрификации России)

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

Рейтинг@Mail.ru

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»