Оглавление

Форум

Библиотека

 

 

 

 

 

Кисунько Г.В. на люберецкой РЛС: модернизация, авария пахнет СМЕРШЕМ

Потом случилось такое, когда моя безопасность попала в зависимость от службы СМЕРШ . Это произошло при пробном запуске резервного дизель- генератора, когда в дизеле оторвалась крышка нижней головки шатуна, пробив дыру в картере. После такой аварии восстановить дизель было невозможно, и я понял, что в воздухе запахло СМЕРШем. К развороченному дизелю я приставил часового, а сам позвонил комиссару Леинсону, доложил о случившемся, попросил указаний, но он ответил:

- Какие еще вам нужны указания?

- Может быть, от штаба полка будет назначена комиссия?

- Какая еще вам комиссия? Вы специалисты, сами и разбирайтесь. Мы с дизелистами быстро установили, что из двух болтов, крепивших оторвавшуюся деталь, один имел свежий разлом только на половине сечения, а вторая половина была застарело черной от смазки и копоти. Выходит, что в материале болта был скрытый технологический дефект. Об этом мною был составлен акт с подписями дизелистов и моей. Этот акт я спрятал вместе с половинками срезанного болта в запирающийся железный ящик с секретными документами. А вскоре после этого к нам на объект пожаловал старший лейтенант, который представился как будущий новый начальник полкового СМЕРШа.

"Хочу побыть у вас, познакомиться с личным составом взвода, - сказал мне этот старший лейтенант. Я предложил ему располагаться в моем командирском закутке во взводной землянке и заниматься своим делом, а я буду заниматься своими делами на станции. Между тем мои солдаты начали передавать мне, что смершак, беседуя с ними, задает им довольно каверзные вопросы обо мне: насчет аварии на дизеле, передач с взводной радиостанции, откуда я умею читать по-иностранному, откуда у меня иностранные журналы.

"Но вы будьте спокойны, товарищ старший лейтенант, мы знаем, как ему надо отвечать", - говорили мне бойцы.

- Но с ним будьте поаккуратней, слишком уж здорово он под вас копает". Однажды в шутку я сказал старшему лейтенанту:

- Что-то мы с тобой дюже деловые, даже про пьянку забыли. Не возражаешь по чарочке под командирский доппаек? После чарки и закуски? разговор о том, о сем, и будто невзначай смершак задает мне вопрос:

- Так что там у тебя получилось с отцом? Из твоей автобиографии и анкеты я так ничего и не понял.

- Больше чем я написал в личном деле, мне ничего об отце не известно. Признаться, я как раз хотел попросить тебя прояснить эту историю.

- Постараюсь заняться этим делом. Тем более что до войны я служил в мариупольском НКВД. И даже лично взрывал завод "Азовсталь" .

- Правда,- было дело, - сначала растерялся, драпанул на Восток, но начальство шугануло меня обратно, в тыл к немцам: не успел вовремя? значит, давай сейчас. Или-или? У нас шуток не любят. И, представь себе,- жахнул и "Азовсталь" и ресторан - самый большой, что на главной улице, когда в нем было полно немцев. Выслушав этот рассказ, я сказал смершаку:

- Я профан в подрывных делах, но, думаю, что такой заводище, как "Азовсталь", нельзя взорвать одному человеку, да еще в тылу у немцев. Для этого туда надо завезти взрывчатку, заложить ее как надо и куда надо, установить запалы, систему подрыва. А насчет ресторана на главной улице, - кстати, напомни мне ее название.

- Улица Ленина, - ответил смершак.

- Так вот, главная улица в Мариуполе называется "Проспект Республики". И выходит, что в Мариуполе ты, братец мой, никогда не был. Кстати, ты, кажется, интересуешься моими иностранными журналами. Вот они, два номера "Джорнал ов физикс". Это советские журналы, издаваемые на английском языке под редакцией академика Иоффе . Они у меня еще из Ленинграда.

А что касается дизеля, то вот две половинки того болта, который, как видно по его разлому, давно был надтреснут наполовину своего диаметра, и нам просто повезло, что он не сломался раньше.

И еще просьба к тебе: все, что касается моей персоны, узнавай от меня напрямую, а не через солдат моего взвода.

- Не серчай, старшой, - ответил мне старший лейтенант, разливая остатки водки в стаканы.

- Мужик ты понятливый, и не надо тебе объяснять, что такая у нас служба. А твои солдаты за тебя горой. За это надо выпить. На следующий день старший лейтенант Варавва из СМЕРШа простился со мной и укатил на своем мотоцикле. А был он у меня не как будущий новый начальник нашего полкового СМЕРШа, а, по-видимому, представитель вышестоящего органа СМЕРШ. В то время я не придал особого значения этому визиту, но в 1985 году, работая в ЦАМО , я наткнулся на документ, который заставил меня, можно сказать, убедиться в своей наивности. В одном из политдонесений майора Леинсона в Политуправление МФ ПВО сообщалось, что лейтенант Доценко скрыл в анкетах свое кулацкое происхождение. Учитывая особую секретность 18-го радиополка ВНОС, майор Леинсон высказался о нецелесообразности дальнейшего пребывания Доценко в этом полку. Значит, где-то кто-то копался в личных делах офицеров нашей части, и Варавве, вероятно, было поручено проверить меня в связи с записью в личном деле об аресте моего отца "органами РКМ". Или же поводом для проверки была авария на дизеле? Думаю, что если бы вместо РКМ было НКВД, то и без проверки закатали бы меня, как Доценко, в штрафную роту. Но мне, видимо, повезло еще и в том, что в тот период довоенные архивы НКВД по оккупированным городам (какими были и Мариуполь, и областной центр Сталине) находились в эвакуационном беспорядке, и посетивший меня смершак действительно ничего не мог узнать о моем отце. А по дизелю я оправдался вещественным доказательством того, что причиной аварии был давно надтреснутый болт. Но, конечно, не помог бы мне этот болт, если бы смершак заглянул в архивно-следственное дело моего отца,- расстрелянного в 1938 году - кулака, сына кулака, "участника контрреволюционной повстанческой организации".

Ссылки:
1. Служба Кисунько Г.В. на радиолокационной станции МРУ-105, перевод в Ленинград

 

 

Оставить комментарий:
Представьтесь:             E-mail:  
Ваш комментарий:
Защита от спама - введите день недели (1-7):

 

 

 

 

 

 

 

 

Информационная поддержка: ООО «Лайт Телеком»